Компания «Полиматика Рус» — российский разработчик аналитической платформы для обработки больших объемов информации с использованием алгоритмов интеллектуального анализа данных и машинного обучения. О проблемах развития российской ИТ-отрасли, а также о том, как работает и какой эффект дает государственная программа импортозамещения, рассказывает Роман Раевский, сооснователь и генеральный директор компании «Полиматика Рус».

CRN/RE: Какие долгосрочные последствия для отрасли и для государства вы ожидаете от вектора на импортозамещение?

Роман Раевский: Деньги будут оставаться в стране, это хорошо. Но протекционизм плох тем, что понижает мотивацию. Мы можем работать спустя рукава — нас все равно купят. Если мы сидим в золотой клетке, где у нас гарантированное питание — нам ничего не надо. Сидим, отращиваем печень. Но все зависит от амбиций. Если они есть, российский рынок — лишь стартовая площадка, и тут импортозамещение может помочь заработать нужный капитал. Произойдет отбор, самым сильным это поможет вырасти, компаниям послабее обеспечит застой.

Что же касается государства, то его цель — безопасность за счет технологической независимости в телекоме и финансах. Оно получит уменьшение возможных источников утечки данных. Сколько на это придется потратить, что при этом софт будет хуже, железо устаревшее — государство это не волнует. Не сомневаюсь, что эта цель по крайней мере формально будет достигнута. Как следствие, мы по ИТ отстанем от Запада на десятилетия.

CRN/RE: Есть ли смысл замещать все нужные отрасли ИТ-продукты и сервисы иностранных вендоров? Возможно ли это?

Р.Р.: Однозначно невозможно. Стандарты все задаются на Западе, так исторически сложилось. Идеи вырастают до алгоритмов, а потом до продуктов, за два-три десятилетия, в течение которых мы этим не занимались. Мы можем делать отличные прикладные продукты, но системные вещи — фреймворки, операционные системы, СУБД — нет. Поэтому заместить их придется опен-сорсом, больше нечем. После ревизии кода, после сертификации ФСБ можно с некоторой натяжкой считать эти продукты безопасными и пригодными для использования в государственных учреждениях.

CRN/RE: Что государство предпринимает для стимулирования импортозамещения в ИТ? И работают ли эти меры?

Р.Р.: Прежде всего, это приоритет в госзакупках для продуктов, находящихся в реестре российского ПО (единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных — прим. ред.), что само по себе золотая жила для российских вендоров. Вторая золотая жила — программа поддержки малого предпринимательства, под которую попадает 90% российских разработчиков ПО.

Эти меры вполне работают. Если ты субъект малого предпринимательства, ты получаешь прибавку в 30 баллов на конкурсе, если твой продукт в реестре, еще 50. Выиграть у западного вендора становится вполне реально. Разница между «никогда не выигрывать» и «систематически выигрывать» — колоссальна.

CRN/RE: Ваша компания получает какие-либо преимущества от вектора на импортозамещение, заданного государством?

Р.Р.: Для нас импортозамещение — попутный ветер в паруса. Причем нам теперь не только государство помогает, но и банки, и частные компании начали интересоваться российским софтом. Государство задало моду на российские продукты, все это чувствуют.

CRN/RE: Знаете ли вы примеры компаний, получивших толчок в развитии благодаря программе импортозамещения?

Р.Р.: Да, их немало. Прежде всего, это системные интеграторы, пишущие свой софт для госсектора. В сегменте бизнес-аналитики это «БАРС Груп», «НОРБИТ» (группа «ЛАНИТ») — наши конкуренты. Также хороший пример — «Аскон», который разрабатывает свои системы автоматизированного проектирования. У них неплохой софт, приближающийся к мировому уровню, и сейчас их начали активно покупать, в том числе нефтяные компании.

CRN/RE: Какие основные проблемы развития собственных информационных технологий в России вы видите?

Р.Р.: Как я уже говорил, прежде всего, позднее начало развития. Не наработали свои базовые технологии, нет школы. Для серьезных системных продуктов это важно. Программа импортозамещения тут слабо поможет.

Вторая проблема в сложности с долговременным планированием. Не буду касаться политики, но достаточно посмотреть на налоги. Если ИТ-бизнесмену говорят, что у него первые 10 лет налогов не будет, а потом они будут, да еще и будут расти в зависимости от масштаба бизнеса, у него просто нет стимула заниматься долгими проектами, он так и будет создавать нишевый продукт, либо уйдет из страны туда, где выгоднее.

Сравните с недавней историей с Apple в Ирландии — Еврокомиссия выдвигает претензии по налогам, а Ирландия считает, что все хорошо и без налогов, ведь Apple у них 13 тысяч рабочих мест создала. Если Apple заплатит налоги за все годы, а потом уйдет куда-нибудь в Сингапур — Ирландии будет хуже, и там это понимают.

Третья проблема — отсутствие в стране длинных денег. Развитие технологий стоит дорого, это не «Тетрис» в свободное от работы время написать. Причем прибыль технологии начинают приносить очень нескоро. Значит, нужны инвесторы с длинными деньгами. Во всем мире это прежде всего государства и пенсионные фонды. У нас такого нет, все хотят получить прибыль за три-пять лет. В итоге, чтобы создать технологию, бизнес должен обойтись только своими силами, то есть это доступно только крупнейшим компаниям. В ИТ это масштаб «Лаборатории Касперского», а такие компании можно по пальцам пересчитать. Причем по пальцам одной руки.

CRN/RE: Если проблемы не будут решены, какие эффекты они окажут на российскую отрасль ИТ в перспективе пяти-десяти лет?

Р.Р.: Отставание в базовых технологиях. Стагнация в развитии бизнеса. Наши компании не будут выходить на международный рынок, те же, кто вышел — будут уходить из России.

CRN/RE: Как, по-вашему, эти проблемы можно решить? Кто это должен делать, государство или представители отрасли?

Р.Р.: В какой-то степени поможет, если вендоры намеренно не будут учитывать фактор импортозамещения в своих планах развития. У нас же во всем так — сейчас оно есть, а через пять лет государство все развернет на 180 градусов, и все, кто на этом строил бизнес, окажутся у разбитого корыта. Импортозамещение можно рассматривать как начальные инвестиции со стороны государства, не более того. Поэтому бизнес должен стремиться выходить на международный рынок, только там перспектива, нельзя замыкаться на Россию. Объемы несопоставимы.

Государство же должно создать условия для работы крупного бизнеса в России, а также стимулировать рост компаний с помощью долговременных инвестиций. Маленький разработчик операционную систему, к примеру, не вырастит. Максимум, свой дистрибутив Linux соберет.

Источник: CRN/RE

Версия для печати (без изображений)   Все новости