«Закон о телемедицине» прошел несколько редакций и был принят не в том виде, в каком его ожидали увидеть участники рынка медицинских услуг и автоматизации здравоохранения. Но даже в этой ситуации закон открывает массу возможностей заработать — от поставок телемедицнских систем «врач-врач» до удостоверяющих центров по выдаче и сопровождению электронных подписей для докторов.

Реальность против ожиданий

30 июля 2017 года президент РФ Владимир Путин подписал Федеральный Закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам применения информационно-телекоммуникационных технологий и введения электронных форм документов в сфере здравоохранения». В сообществе медиков и информатизаторов здравоохранения его часто называют «Закон о телемедицине», хотя это и не совсем точно. Как бы то ни было, принятия закона ждали многие участники рынка медицинской помощи и информатизации здравоохранения: от небольших ИТ-стартапов до игроков всероссийского масштаба — с одной стороны, и медицинских организаций и врачей — с другой.

От закона, в первую очередь, ожидали придания официального статуса дистанционным консультациям между врачами и пациентами («врач — пациент») и разрешения на постановку врачом диагноза и назначение лечения без необходимости личного посещения пациентом медицинского учреждения. Это могло расширить для многих возможности заработка за счет постепенного формирования массового рынка телемедицинских услуг — как платных, так и в рамках системы ОМС.

Однако в процессе прохождения проекта закона через Госдуму законодатели исключили из него такие возможности. Закон не дает врачу права дистанционно поставить диагноз и назначить лечение. Врач может в рамках удаленной консультации корректировать лечение, назначенное ранее на очном приеме. С одной стороны, кардинального повышения доступности медицинской помощи за счет массового предоставления телемедицинских консультаций не произошло. С другой — пациенты защищены от возможных ошибок диагностики, сделанной «на глаз» издалека.

В околомедицинском сообществе говорят, что вместо лечения врачи будут вынуждены заниматься «снятием тревожности» у пациентов, проводя с ними успокоительные беседы и приглашая на очный прием, т.к. поставить диагноз и назначить лечение удаленно врач не сможет. Пациенты, которые в силу различных причин не могут или не хотят посетить медицинское учреждение очно, как и прежде, будут лечиться, спрашивая советов на интернет-форумах, где никто не отвечает за результат и последствия такого лечения.

Это не совсем то, чего ждал бизнес, но даже в этой ситуации участникам медицинского и ИТ-рынка есть на чём заработать. Прежде всего речь идет о дистанционной коммуникации

в парадигме «врач — врач» — она остается законной. Телемедицинские консультации, консилиумы, удаленный доступ и анализ диагностических изображений, дистанционный мониторинг показателей здоровья пациентов, системы поддержки принятия врачебных решений будут активно развиваться.

То, что мы видим сейчас — лишь начало большой работы. Появился федеральный закон, который определяет общие правила. В скором времени наверняка появятся подзаконные акты, регламенты оказания телемедицинских услуг и ряд другие документов, которые должны внести ясность и определить конкретные требования к проведению дистанционных консультаций «врач — врач» и «врач — пациент».

С принятием закона также изменился статус ЕГИСЗ (Единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения). Ранее ЕГИСЗ создавалась и развивалась на основе Концепции, утвержденной Минздравсоцразвития РФ (приказ 28.04.2011 № 364) и набору методических рекомендаций, которые хоть и выполнялись во многих регионах, но не имели силы приказа или закона. ЕГИСЗ получила официальный статус. Теперь она перестала быть внутренним проектом Минздрава РФ и стала российской государственной информационной системой.

Телемедицинские технологии

Под телемедициной понимают удалённое оказание медицинской помощи врачами с использованием современных технологий. Чтобы говорить о том, каким образом в сложившихся условиях можно заработать на телемедицине, нужно понимать, какие IT-инструменты и технологии в ней могут применяться. Рассмотрим некоторые возможные варианты.

По направлению «врач-пациент»:

  • Порталы, на которых пациент и врач должны авторизоваться, например, с применением Единой системы идентификации, аутентификации и авторизации пользователей ЕГИСЗ, или идентификации пользователей портала государственных услуг, чтобы проводить видеоконференцию, обмениваться сообщениями в чате, иметь возможность прикладывать результатов обследований и т.д.
  • Системы защиты данных для выполнения требований 152-ФЗ «О персональных данных».
  • Инфраструктура открытых ключей (PKI), удостоверяющих центров для функционирования электронной подписи врачей и других специалистов.
  • Интеграционные технологии для обеспечения совместной работы и обмена данными медицинских и телемедицинских информационных систем разного назначения с той же ЕГИСЗ или с порталом госуслуг, например.
  • Единая система идентификации, аутентификации и авторизации пользователей ЕГИСЗ, позволяющая однозначно идентифицировать врачей при входе в систему.

По направлению «врач-врач», дополнительно:

  • Специальные системы видеоконференцсвязи.
  • Системы обработки и анализа результатов диагностических исследований. В том числе и для совместного удалённого доступа нескольких врачей. Например, врач районной больницы может отправить результаты томографии высококвалифицированному специалисту из областной клиники. Тот с использованием системы визуализации и обработки диагностических изображений экспертного класса сможет поставить верный диагноз и проконсультировать коллегу. Если случай расценивается как сложный, они могут собрать консилиум врачей, в ходе которого каждый специалист имеет продвинутый инструментарий для анализа снимка в режиме реального времени (увеличить, приблизить и т.д.). При этом экспертная система может автоматически анализировать снимки и выявлять многие патологии, обращая на них внимание врачей. Доступ к медицинским данным в таких системах должен происходить по защищённым каналам связи, врачи должны быть идентифицированы в системе. Все их заключения в ходе консультации должны быть юридически значимы и заверены электронной подписью.
  • Системы для удалённого мониторинга показателей здоровья и показаний медицинских приборов, которые подключены к пациенту. Это может быть как удаленный мониторинг показателей здоровья с помощью носимых пациентами устройств, так и диагностических приборов в клинике, например, в отделении анестезиологии и реанимации. Это имеет большое значение в ситуациях, когда нужно принять решение о транспортировке пациента из удалённого медицинского учреждения, например, в областной центр. Как правило, состояние пациента озвучивается местным врачом в центр по телефону. В ходе устных переговоров выбирается тактика лечения или решается, так ли нужно ли перевозить пациента в областной центр. В некоторых случаях для этого применяется дорогая санитарная авиация. Транспортировка реанимационного пациента на вертолёте может обойтись в несколько миллионов рублей, не говоря уже о том, что приходится лишний раз тревожить «тяжелого» больного. Иногда выясняется, что такой транспортировки можно было избежать и оказать помощь на месте, если бы телемедицинская система позволяла получить данные прикроватного оборудования, подключённого непосредственно к пациенту. Например, по данным, приведенным РБК (26.04.2016) внедрение телемедицинских технологий в США сократило количество перевозок больных с 2,2 млн до 1,4 млн., что позволило экономить до $0,5 млрд. в год.
  • Системы хранения и доступа к медицинским данным, действующие как на уровне отдельно медицинской организации, так и в масштабах целого региона.
  • Системы органов управления здравоохранением, обеспечивающие учет и анализ информации о потоках пациентов, оказанных медицинских услугах и показателях здоровья населения региона.

Бизнес на телемедицине

К 2019 году по данным BBC Research и аналитической компании IHS, мировой рынок телемедицины достигнет почти $44 млрд, показывая среднегодовой рост 17,7%. Россия только вступает на этот путь, но вполне вероятно, телемедицина станет одним из трендов в сфере ИТ-стартапов в ближайшие несколько лет. Рассмотрим, кто может сделать ставку на телемедицину.

  • Клиники, врачи, или агрегаторы, которые будут оказывать телемедицинские консультации «врач-пациент» или обеспечат коммуникации между врачами и пациентами в этом процессе. Согласно закону, такие организации смогут оказывать консультационные услуги. В рамках этих телемедицинских консультаций врач может выслушать пациента и не ставя диагноза, порекомендовать обратиться очно к тому или иному специалисту. Также пациентом может быть получено второе мнение. Например, у него есть сомнения относительно поставленного ранее диагноза. С помощью телемедицинской консультации он может удалённо связаться с другим специалистом, чтобы посоветоваться. Врач не может назначить ему другое лечение, пока они не встретятся лично, но может сказать, согласен ли он с диагнозом или есть спорные моменты и лучше проконсультироваться очно, задать вопросы.
  • Разработчики и поставщики прикладных информационных систем. Например, систем для выписывания электронных рецептов для медицинских информационных систем (МИС). Раз новый закон разрешил выписку рецептов в электронном виде даже на наркотические препараты, появятся задачи по интеграции и обмену данными с аптечными системами. Например, врач может вписать рецепт, работая в локальной или региональной МИС. Рецепт может попасть в хранилище на специальный портал, к которому имеет доступ и фармацевтическая организация по определенным правилам. Если развивать этот сценарий, то можно предположить, что на региональном уровне фармацевтическая организация может видеть и анализировать, какие препараты и в каком количестве выписываются пациентам, затем можно спрогнозировать нужное количество, если ожидается нехватка.
  • Разработчики специализированных информационных систем для здравоохранения. Речь идёт о компаниях, изначально разрабатывающих системы медицинского назначения, которые могут использоваться в том числе в рамках телемедицины. То есть в чистом виде только с телемедициной они не связаны. Например, экспертные системы визуализации и анализа диагностических изображений и систем поддержки принятия врачебных решений. Понятно, что даже в Skype теоретически можно собрать консилиум врачей, показать им какие-то снимки на экране, но это не заменит профессионального глубокого инструмента для анализа и обработки этих снимков.
  • Компании, обеспечивающие системную интеграцию. Так как перед заказчиком встают разнообразные интеграционные задачи — задачи информационного обмена, приобретения и внедрения информационных систем, внедрения экспертных систем и т.д. — им будет нужна экспертная поддержка. Будет актуальна интеграция с МИС или РМИС и ЕГИСЗ, обмен данными, встраивание электронной подписи и др. Заказчики — врачи, или руководители медицинских учреждений и отрасли целиком — не обязаны быть глубоко осведомлены в IT. Компании-интеграторы помогут им выбрать лучшие на рынке решения, обеспечить их внедрение по приемлемым ценам. В одном проекте могут быть объединены разные разработчики, чтобы собрать комплексное решение.
  • Поставщики ИТ-инфраструктуры, которые способны обеспечить создание и поддержку требуемой вычислительной и телекоммуникационной инфраструктуры, обеспечивают все технологические процессы — видеоконференцсвязь, хранение, передачу данных, защиту каналов связи и т.п.
  • Удостоверяющие центры, которые занимаются выдачей, поддержкой, сопровождением сертификатов электронной подписи. Каждому врачу будет необходимо получить токен — электронный носитель с подписью. Маловероятно, что Минздрав России создаст единый федеральный удостоверяющий центр для всей страны. Думаю, что в регионах появятся свои удостоверяющие центры, которые, например, выиграв в конкурсе, смогут выпустить электронную подпись для медиков.

Конечно, многим компаниям, которые до принятия закона планировали оказывать телемедицинские услуги без значительных ограничений, придётся корректировать свои стратегии. Однако, поле для развития бизнеса всё равно довольно широко. Государство сделало первый шаг и, на мой взгляд, ограничения, которые оно ввело, выглядят разумно. ИТ-компаниям нужно развивать решения для телемедицины «врач — врач», обеспечивая удобные инструменты, для работы медиков, работать над средствами удаленного мониторинга здоровья, системами удалённого сопровождения пациента, что даёт возможность предлагать новые сервисы.

Источник: Григорий Гинзбург, руководитель центра компетенций «Здравоохранение» группы компаний Softline

Версия для печати (без изображений)   Все новости