CRN/RE: Согласно опросу агентства IDG, 87% руководителей ИТ-отделов компаний Северной Америки пытаются сократить затраты на управление базами данных, а 35% них уже внедрили, либо рассматривают возможность внедрения альтернативы продуктам известных поставщиков баз данных. Почему это на ваш взгляд происходит?

Андрей Рева: Капитальные и операционные затраты на лицензируемые СУБД крайне высоки. Сегодня в мире, и в России в частности, бизнес лицензируемых СУБД уровня Enterprise делится между несколькими западными игроками, но на деле пока представлен одним де факто монополистом, имеющим возможность поддерживать достаточно высокие цены на все, что связано с закупкой лицензий и обслуживанием СУБД. Это становится возможным, поскольку исторически сервисы и приложения, которыми пользуются заказчики, технологически жестко завязаны на пусть и прогрессивные, но специфические технологии данного вендора. Сегодня зависимость заказчиков от них колоссальна. Не берусь комментировать аккуратность цифр, которые приводит IDG, но уверен, что подавляющее большинство ИТ-руководителей во всем мире, а не только в США, хотели бы сократить затраты на управление базами данных. То, что 35% уже внедрили либо рассматривают возможность внедрения — думаю реальная доля задумывающихся значительно больше. Тормозом, разумеется, являются опасения за возможные риски, связанные с переходом на альтернативные СУБД. Если бы существовала достаточно твердая уверенность в успешности миграции, думаю, что этот процент был бы значительно выше.

CRN/RE: В последнее время вопрос экономии и рационального расходования бюджетов стоит очень актуально. Какова сегодня динамика изменений в ИТ-бюджетах компании в России, во что вкладывают больше денег, а где урезают?

А.Р.: Я бы сказал, что ИТ-бюджеты сейчас скорее не экономятся, а рационализируются. В каждой индустрии наблюдаются свои тренды и динамика: в телекоме, в банках, в государственном секторе — везде все по-разному. Многие прогрессивные компании изучают возможность применения различных инновационных и «модных» технологий. В бюджетах в том числе и крупных Российских заказчиков появились целые сегменты расходов на инновационное развитие. С другой стороны, безусловно, все компании без исключения пристально изучают возможность снижения расходов на уже существующих технологиях.

CRN/RE: Давайте немного поговорим собственно про системы управления базами данных, как корневого направления деятельности компании TmaxSoft. В каком направлении двигается мировая и Российская отрасль ИТ в части СУБД. Какова реальность и прогнозы?

А.Р.: Мир двигается в сторону облачных технологий — это факт. Этот тренд поддерживается практически всеми крупными мировыми софтверными вендорами. В России, на фоне экономических санкций и стагнации, и как их следствие, попыток импортозамещения, наиболее выраженным трендом последних лет является бурное развитие рынка ПО Open Source, включая СУБД, которое сейчас вышло далеко за рамки своей традиционной рыночной ниши. Кроме того, развиваются и альтернативные инновационные технологии обработки и хранения данных, такие как, например, модный ныне блокчейн, о котором сегодня не говорит разве что ленивый.

Что касается нас, то в 2018 году TmaxSoft готовится выкатить на рынок свои облачные инструменты IaaS и PaaS для построения как частного, так и публичного облаков. Они, скорее всего, будут анонсированы на глобальном техническом форуме компании — TmaxSoft Transcend-2018 в июне 2018 года. С другой стороны, у нас есть совершенно «земная» задача — предоставлять заказчикам доступные по стоимости лицензируемые технологии СУБД и Middleware класса Enterprise, что мы успешно и делаем.

CRN/RE: Предприятиям какого размера следует задумываться о приобретении СУБД уровня Tibero или Oracle?

А.Р.: Как и у лидера рынка — компании Oracle, у Tibero также имеются два уровня лицензий. Enterprise и Standard Edition. Последний стартует от конфигурации в 2 сокета и предназначен для небольших систем заказчиков разного уровня. Но нашим коньком, безусловно, является именно Enterprise Edition, в составе которого бесплатно предлагается целый ряд опций, предлагаемых лидером рынка за отдельную и весьма ощутимую плату. Среди заказчиков Tibero есть и крупные банки, Операторы связи, страховые компании, университеты, платежные системы, энергетические компании и многие другие. Tibero, при успешной миграции, не имеет ограничений для работы в компаниях любого размера и, главное, задач любого уровня, вплоть до mission critical. Распространение Tibero тут сдерживают скорее не столько технологические причины, сколько пока только развивающаяся экосистема поддерживаемых приложений. Но она постоянно растет.

CRN/RE: Давайте немного поговорим об импортозамещении. В частности, интересует ситуация в области СУБД. Поводом для этого вопроса послужит вышедшая в сентябре статья о фактическом провале импортозамещения в госсекторе, продолжающего использовать СУБД Oracle и Microsoft.

А.Р.: Прочитал статью с глубоким пониманием предметной области и могу подписаться под каждым словом. Компании продолжают активно использовать те приложения, которые сегодня работают на СУБД Oracle и Microsoft. И существующие приложения переводить на какие-либо альтернативные СУБД скорее всего они не будут, да закон это и не предписывает.

Политика импортозамещения законодательно реализуется в определенных ограничениях для новых сервисов и приложений, развертываемых в компаниях, и то — только в организациях, закупочная деятельность которых регулируется законодательством о госзакупках. Можно говорить о том, что замещение существующих систем на отечественные аналоги является некой перспективой, а не сегодняшним днем импортозамещения. Да и технологически — миграция существующих приложений с Oracle, особенно использующих нативный интерфейс OCI, для как бы российских СУБД, построенных на ПО с открытым кодом, задача мало посильная. Поэтому не удивительно, что компании продолжают использовать Oracle, DB2 и Microsoft. Да и назовите причину, почему бы кто-либо стал убирать работающие решения, доказавшие годами свою работоспособность?

CRN/RE: А существуют в России разработки такого уровня, есть такие отечественные технологии?

А.Р.: Очень и очень условно. И условность касается прежде всего статуса целевого приложения. Если новое и есть возможность изначально разрабатывать его под конкретную СУБД, то ответ тоже условно утвердительный — ведь в российских проектах СУБД, практически всех построенных на ядре ПО с открытым кодом, отсутствуют многие из тех ключевых технологий, которые предлагаются разработчиками лицензируемого ПО. Миграция же существующих приложений, завязанных на проприетарные технологии лидеров рынка лицензируемых СУБД, российским разработчикам не особенно интересна — трудозатратна, дорога и рискована. Отчасти поэтому мы не наблюдаем вал новостей об успешных миграциях с Oracle на российские проекты СУБД. Потому, основным вектором в работе и бизнесе российских проектов СУБД является работа над совершенно новыми проектами и убеждение разработчиков переписывать код под их СУБД. Этому, по ходу способствует государственная политика импортозамещения, не оставляющая выбора регулируемым закупкам госсектора.

CRN/RE: Если говорить о разнице между коммерческой СУБД и СУБД на открытом исходном коде — преимущества и недостатки? Когда лучше обратить внимание на коммерческую, а когда на СУБД с открытым исходным кодом?

А.Р.: Вопрос что лучше — лицензионное ПО или ПО с открытым кодом, очевидно, будет открытым и дискуссионным всегда и для всего ПО, не только для СУБД. Фактом остается то, что для каждого ПО есть свой рынок. Изложу только трудно оспариваемые факторы. Во-первых, есть существенные технологические отличия. В значительной степени они касаются технологий избыточности и отказоустойчивости, которые используются коммерческими СУБД (Oracle, DB2, Tibero) и которые применяются в проектах на основе ПО с открытым кодом (EDB Postgres, Postgres Professional). Они известны всем специалистам. Коммерческие СУБД используют собственные технологии. ПО со открытом кодом может использовать сторонние инструменты. Вопрос, что эффективнее — дискуссионный. Во-вторых, технологии, используемые технологии компрессии. В-третьих, важно какая система использовалась: сегодня миграция с Oracle на продукты, ядро которых построено на открытом коде, достаточно проблематична, как с точки зрения технологии, так с точки зрения организационной. Хотя бы потому, что администратору баз данных, поддерживавшему Oracle, потребуется переобучение. Мы предполагаем, что компании, которые параллельно будут держать два типа СУБД, должны принять факт, что им надо содержать специалистов либо многопрофильных, либо по каждой из этих СУБД. Это непохожие продукты и нельзя быстро и безболезненно перейти от эксплуатации одной системы на другую. Ну и наконец, это вопрос официальной технической поддержки и стратегического плана развития ядра (Product Roadmap). Все коммерческие СУБД предлагают официальную техническую поддержку и такие планы, составляемые на основе регулярно собираемого отклика Заказчиков и программы развития продукта. Развитие ядра ПО с открытым кодом происходит принципиально иначе и зависит от соответствующего коммьюнити. Условная техническая поддержка оказывается коммерческими проектами на основе открытого ПО. Опять же, важно это или нет — решать конкретному заказчику.

CRN/RE: Есть ли на Российском рынке СУБД свободные ниши для решения TmaxSoft? И если «да», то какую из этих ниш вы планируете занять?

А.Р.: Мы хотим занять те ниши, где, по нашему мнению, присутствие Oracle избыточно, а использование ПО с открытым кодом недостаточно по озвученным причинам. Однозначно мы не ведем какой-либо «войны» как с конкурентами сверху, так и с конкурентами справа и слева. Мы исповедуем возможность диверсифицированного ИТ, где могут сосуществовать любые существующие системы, но заказчик сам выбирает для каких сервисов он их планирует поддерживать. Это касается только Enterprise рынка, потому что в SMB и в прочих поддерживать работу технологически разных платформ крайне тяжело.

В свое время мир прошел примерно такой же путь в системах хранения данных: от построения инфраструктуры СУБД исключительно на одном типе массивов, скажем онлайновых, достаточно дорогих, к тому, чтобы держать данные на массивах, стоимость которых соответствует в каком-то плане стоимости данных, которые хранятся на этих массивах. Вот здесь мы исповедуем примерно такой же подход.

Места хватит для всех. Вопрос не в том лучше или хуже. Здесь вопрос: лучше для чего? Это такой же вопрос, как — какой автомобиль лучше? Возить мебель, картошку или пассажиров — это разные вещи.

CRN/RE: Любой грамотный специалист понимает, что переход на новую СУБД неизбежно связан со сложностями и рисками. Каковы аспекты перехода на альтернативные СУБД, каковы риски и выгоды для потенциальных заказчиков?

А.Р.: Этот вопрос, на самом деле, один из самых главных. Потому что риски есть, сложности однозначно будут и основные усилия наша компания, тратит на то, чтобы всесторонне оценить эти риски и превентивно понимать с какими сложностями мы можем столкнуться. У нас есть инструменты, в том числе автоматизированные, которые позволяют определить степень совместимости существующих приложений с нашей СУБД. Есть различные методики, которые позволяют, в конечном итоге, принять решение имеет ли смысл такой переход или может быть нет. И мы абсолютно нормально относимся к случаям, когда в результате наших предварительных исследований выясняется, что такая миграция может быть не целесообразна, например, по финансовым соображениям, когда возможные выгоды от такого перехода будут компенсированы высокими затратами на миграцию.

Мы понимаем озабоченность заказчиков возможными миграционными рисками. Особенно для mission-critical и business-critical систем. Понимая это, мы не предлагаем подходов тотального сноса всего, что есть. Напротив, постепенный переход, начиная с менее критичных приложений, дает более контролируемый и предсказуемый характер «де-ораклизации».

CRN/RE: Какова ваша партнерская политика в России? Есть ли программы обучения разработчиков?

А.Р.: Безусловно. Мы помогаем разработчикам и демонстрируем существенно больше гибкости в доработке функционала СУБД под их приложения. Но это всегда двустороннее движение. Потому для разработчиков принципиально важно, что все их усилия по модификации кода под Tibero делаются в рамках конкретных проектов и заказчиков. Поэтому мы напрямую не финансируем независимых разработчиков. Есть успешные примеры, в том числе и в России, где независимые разработчики идут на доработку своих приложений для повышения их конкурентоспособности.

CRN/RE: Расскажите, пожалуйста, о вашем канале продаж?

А.Р.: Изначально модель продаж была многозвеньевая. У нас есть несколько уважаемых дистрибьюторов, с которыми мы успешно работаем, и которые обеспечивают дальнейшее распространение продукта через канал второго уровня. Но все-таки мы видим, что наш продукт пока не массовый и большим успехом пользуется те партнеры, которые решили хотя бы незначительно инвестировать в понимание нашей технологии и экспертизу. В этом случае они получают большее доверие со стороны заказчика, отпадает необходимость привлекать сторонних технологических партнеров для развертывания и поддержки. Поэтому постепенно реселлерский бизнес с TmaxSoft уйдет в сторону, а точнее сказать — станет опционным. Основными все-таки будут опорные партнеры. Такие партнеры имеют в своем штате сертифицированных специалистов и в состоянии внедрять системы, развертывать и поддерживать их. Мы, безусловно, инвестировали и дальше будем инвестировать в развитие экспертизы у таких партнеров, но это скорее будут специализированные партнеры, не массовые.

CRN/RE: Вы можете назвать успешные партнерские истории TmaxSoft в России и мире сегодня?

А.Р.: Рассказать можно много, но, наверное, для отечественной аудитории более интересны будут российские примеры. Мы для себя определили стратегию выхода в определенные вертикальные рынки с фокусными партнерами: либо не конкурентными, либо мало конкурентными друг к другу. Назову, тех партнеров, которые были публично озвучены ранее в средствах массовой информации. Наш альянс с компаний R-Style Softlab, где мы работаем над интеграцией их систем дистанционного банковского обслуживания и приложения RS Банк с Tibero. Думаю, что в ближайшее время мы огласим результаты этой работы публично.

Активно сотрудничаем с компанией «БПЦ Банковские Технологии», разработчиком популярной в России и мире системы процессинга платежей SmartVista. Недавно успехом закончились испытания на совместимость SmartVista Online и СУБД Tibero. Летом этого года наделили компанию «Айтеко» статусом специализированного технологического партнера по системе OpenFrame, позволяющей производить перенос приложений из среды мейнфреймов на открытые системы.

Ну и конечно Национальная Система Платежных Карт (НСПК), с которой мы реализовали и сегодня поддерживаем целый проект.

Компания «Инфосистемы Джет» — наш первый и самый главный стратегический партнер в России. Очень ценим сотрудничество с компанией «Крикунов и Партнеры Бизнес Системс» (КПБС). Оба системных интегратора реализовали и продолжают реализовывать уже не первый проект в крупнейших Российских заказчиках, таких как НСПК и «Администратор Торговых Систем» (АТС).

CRN/RE: Если резюмировать...

А.Р.: Я думаю, что в целом мы сейчас приходим к тому, что компания TmaxSoft будет нишевой, не массовой. Мы будем предлагать столь недостающую российскому рынку альтернативу в ситуации, где расходы на поддержку СУБД являются малоприемлимыми для заказчиков. И главное — российский заказчик должен иметь право выбора.

Источник: CRN/RE

Версия для печати (без изображений)   Все новости