На днях Московская биржа представила исследование «Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка», подготовленное по ее заказу компанией J’son & Partners Consulting.

Предваряя презентацию, Александр Герасимов, руководитель департамента ИТ и облачных сервисов J’son & Partners Consulting, в частности, сказал: «В отличие от близкого телеком-рынка, про который инвесторам много известно и понятно, ИТ-рынок информационно закрытый. ИТ-компании очень сильно отличаются друг от друга, кроме того, отдельные направления внутри крупных компаний тоже сильно различаются, и мультипликаторы выручки могут различаться в 10 и более раз. В этих условиях просто анализируя формальные статистические показатели (выручка, EBITDA, темпы роста и др.), можно очень сильно ошибиться.

Например, никто не спорит с официальными данными об объеме российского телеком-рынка — примерно 1,6 трлн. руб., как сообщает Минэкономразвития. Для ИТ-рынка это не так, есть официальные данные МЭР — около 700 млрд руб. в 2016 г. и в то же время есть альтернативные отчеты с оценкой объема ИТ-рынка в два раза большей. В основном это происходит из-за расплывчатости понятия ИТ-рынок, что в него входит и что нет.

Мы опираемся на официальные цифры МЭР, поскольку: а) нам было важно посмотреть, каковы доли отдельных сегментов ИТ-рынка в ВВП и каков потенциал их роста, б) эти цифры вполне адекватно описывают динамику рынка. Мы также привлекли в качестве экспертов владельцев и топ-менеджеров более 20 российских ИТ-компаний, в значительной степени формирующих этот рынок».

Исследование J’son & Partners охватывает следующие сегменты ИТ-рынка: услуги системной интеграции (ИТ-консалтинг, проектирование, кастомизация и внедрение программно-аппаратных систем и комплексов, услуги техподдержки и аутсосринга эксплуатации систем); все виды облачных В2В-сервисов, включая цифровые бизнес-сервисы; разработка ПО корпоративного уровня, как прикладного, так и системного.

Сегмент производства и поставки ИТ-оборудования не рассматривается.

Резкое торможение

Оценивая в целом динамику российского ИТ-рынка в 2000-е гг. и опираясь в основном на данные Минэкономразвития РФ, авторы выделяют три этапа:

  1. этап быстрого роста (2002-2007 гг., фактически начавшийся еще в 1999 г.) — CAGR (совокупный среднегодовой темп роста) составлял 21%, начали готовиться и выходить на IPO первые российские ИТ-компании;
  2. этап стагнации (2008-2016 гг.) — CAGR 6%, компаниям стало не до IPO (Luxoft и EPAM, проведшие тогда IPO, это глобальные компании с долей бизнеса в России около 10%, и их некорректно относить к российскому рынку);
  3. этап трансформации (начался в 2015 г.), т.е. изменение структуры рынка без изменения общего объема.

Еще менее привлекательной выглядит динамика сегмента «традиционных» ИТ-услуг, к которым здесь относят кастомизацию, внедрение и техподдержку различных бизнес-приложений; аутсорсинг эксплуатации оборудования; проектирование, инсталляцию, настройку и ввод в эксплуатацию корпоративных ИКТ-систем; внедрение систем ИБ.

Оценки «снизу» таковы: период 2004-2012 гг. — CAGR этого рынка составлял 28%, последующий период по 2016 г. — CAGR всего 0,2%.

В 134 раза меньше

Но текущие темпы роста — не потолок, и у российского рынка ИТ-услуг есть немалый потенциал, уверены в J’son & Partners.

Какие выводы можно сделать из данных во врезке 1? Судя по доле телекомрынка в ВВП, примерный паритет с США вполне достижим; с техникой на клиентской стороне и ШПД у нас тоже более или менее в порядке.

А вот при переходе от инфраструктурных сегментов ИКТ к прикладным ситуация резко меняется. По доле ИТ-услуг в ВВП наша страна уступает США уже в 8,9 раза.

А объем российского рынка ИТ-услуг в 134 раза меньше, чем в США. Такую огромную разницу нельзя объяснить только разницей в размерах экономик — они различаются только в 15 раз.

Другая причина, по мнению J’son & Partners — это 4-кратная разница в уровне проникновения многопользовательских приложений для автоматизации производственных и бизнес-процессов. Которая, в свою очередь, обусловлена разницей в 4-5 раз в производительности труда в России и США и, как следствие, в размерах ИТ-бюджетов предприятий при аналогичной численности персонала и структуре затрат. В России уже на границе крупного и среднего бизнеса возникает «точка отсечения» — ИТ-бюджет предприятия (составляет в среднем примерно 1% от выручки) оказывается меньше, чем необходимые разовые капитальные затраты на создание многопользовательской системы автоматизации, которые при внедрении по модели on-premise (на стороне пользователя) оценивается не менее чем в 60% от ТСО (совокупной стоимости владения). Образуется замкнутый круг: низкая производительность труда делает недоступной автоматизацию, способную эту производительность повысить.

Трансформация, которую важно видеть

Суть происходящей трансформации ИТ-рынка заключается в изменении роли ИТ в управлении процессами. От традиционного уровня, где основная роль информационно-управляющих систем —это информационная поддержка исполняемых вручную процессов и где характерны множественность уровней иерархии управления при слабом информационном обмене между ними, статичность алгоритмов и on-promise модель развертывания систем, к более высокому уровню — информационно-управляющие системы осуществляют непосредственное исполнение процессов, иерархия управления становится плоской, а модель развертывания — облачной, при этом модифицируются и алгоритмы управления.

Именно облачная модель позволяет понизить барьер доступа к созданию полнофункциональных систем автоматизации бизнес-процессов и тем самым значительно расширить потенциальный рынок ИТ-услуг, уверены в J’son & Partners.

И практика таких стран, как США и Бразилия это подтверждает. Так, в США сектор СМБ тратит на облачные услуги 26 млрд. долл. в год, что составляет половину общего объема этих услуг в стране. В Бразилии объем рынка облачных услуг выше российского почти в 4 раза именно а счет существенно более высокого проникновения в малый бизнес.

Уже начавшуюся на российском ИТ-рынке трансформацию трудно увидеть, исходя только из его общего объема. Дело в том, что часть средств переходит с «рынков-доноров» (к ним в исследовании J’son & Partners относят традиционные рынки — оборудование и системное ПО для установки on-promise, прикладное ПО для установки on-promise, услуги по внедрению и эксплуатации систем on-promise) к «рынкам-реципиентам» (к ним относятся

оборудование и ПО для провайдеров облачных и web-сервисов, инфраструктурные облачные сервисы, прикладные облачные и web-сервисы, разработка ПО нового поколения (в т.ч. на экспорт), услуги по внедрению и интеграции облачных и гибридных приложений).

При этом важно, что на этих, в основном новых «рынках-реципиентах» доля добавленной стоимости, созданной российскими ИТ-компаниями, по сравнению с созданной иностранными компаниями в России, в среднем значительно выше, чем на «рынках-донорах».

В начале большого пути

В нашей стране процесс облачной трансформации лишь в самом начале. Так, по данным J’son & Partners, серверная инфраструктура все еще на 89% расположена на стороне корпоративных пользователя и только 11% используется из публичного облака; 95% бизнес-приложений (всех видов) установлены on-premise и только 5% потребляются из публичного облака. Хотя есть и сегменты «передовики», например для внешнего электронного документооборота (включая юридически значимый) это соотношение составляет уже только 71/29%, конечно, пока в пользу on-promise.

По мнению J’son & Partners, есть потенциал примерно 4-кратного роста проникновения многопользовательских бизнес-приложений (не включая системы автоматизации бухгалтерского и налогового учета и отчетности), при этом наибольшего роста (почти в 5 раз) можно ожидать в секторе микропредприятий, а наименьшего (чуть менее чем в 2 раза) в секторе средних и крупных предприятий.

Происходящая трансформация способствует росту независимой от глобальных вендоров добавленной стоимости, создаваемой российскими ИТ-компаниями, даже на фоне общей стагнации ИТ-рынка в России.

По оценкам J’son & Partners, в период 2014-2021 гг. CAGR добавленной стоимости за счет ИТ-услуг и разработки ПО при консервативном прогнозе на 2017-2021 гг. составит 4,5%. В этот же период добавленная стоимость при перепродаже аппаратного обеспечения и ПО, достигнув максимума в 2017 г., начнет снижаться (врезка 2).

Вследствие малого размера российского рынка ИТ-услуг и ПО и практически полного отсутствия капитализации наших ИТ-компаний в структуре их инвестиций в развитие новых технологий/продуктов и продвижение на внутренний и международный рынки преобладают собственные средства.

Но поскольку «старые» рынки низкомаржинальны, а «новые» пока малы, источников собственных средств недостаточно для того, чтобы воспользоваться этим уникальным периодом трансформации, когда российский и международный ИТ-рынки открываются для новых игроков. Выход — в привлечении внешнего долгосрочного и относительно недорогого финансирования.

Резюме для инвесторов

В настоящее время для инвесторов складывается наиболее благоприятная ситуация для входа в капитал перспективных российских ИТ-компаний: с одной стороны, сейчас им необходим внешний капитал для реализации стратегий цифровой трансформации, а с другой, они стоят относительно недорого. При этом по мере реализации цифровой трансформации будет расти и мультипликатор (отношение возможной капитализации компании к ее выручке), и выручка, и ликвидность ценных бумаг таких компаний.

Отдельные компании уже сейчас готовы к выходу на IPO, но наибольшая их часть «созреет» через 3-5 лет. Поэтому нужен тесный контакт заинтересованных инвесторов с владельцами и менеджментом перспективных ИТ-компаний (пока стороны совершенно недостаточно знают друг друга) с целью выработки прозрачных для инвесторов стратегий развития.

По мнению аналитиков J’son & Partners, наиболее привлекательны для инвестирования четыре вида российских ИТ-компаний.

Доли основных сегментов ИКТ в России и США


Доля телекомуслуг в ВВП

Доля аппаратного обеспечения в ВВП

Доля ИТ-услуг в ВВП

Доля ИТ в ВВП

Россия

1,83%

0,50%

0,16%

0,83%

США

1,72%

1,38%

1,43%

4,01%

Соотношение США/Россия, раз

0,9

2,7

8,9

4,8

Источник: J’son & Partners

Добавленная стоимость при перепродаже ИТ-оборудования и ПО, млрд. руб. (2017-2021 гг. прогноз)


Год

2014

2015

2016

2017

2018

2019

2020

2021

Объем

79

84

85

87

86

82

78

76

Источник: J’son & Partners

Самые привлекательные


Виды ИТ-компаний

Доля добавленной стоимости в выручке

Среднегодовой темп роста при правильном позиционировании

Мультипликатор к выручке

Провайдеры облачных бизнес-приложений (SaaS) как собственной разработки, так созданных партнерами, предлагающие их в виде интегрированных решений

60-90% выше

20%

более 3

Разработчики тиражных приложений и системного ПО, ориентированные на кооперацию с российскими и глобальными облачными провайдерами как на канал сбыта

до 90%

выше 20%

более 2

Провайдеры инфраструктурных облачных сервисов, являющиеся частью крупных ИТ-групп, имеющие собственную структуру ЦОДов и использующие собственные разработки на базе ПО с открытым кодом

до 70%

выше 30%

более 2

Специализированные разработчики ПО на заказ

до 70%

выше 15%

2-3

Источник: J’son & Partners

Нужны длинные деньги и выход на глобальный рынок

В ходе обсуждения, состоявшегося после презентации исследования J’son & Partners, его участники в целом согласились с принятым подходом и основными результатами исследования, хотя и высказали некоторые сомнения по некоторым деталям. Публикуем некоторые наиболее интересные фрагменты выступлений.

Александр Афанасьев, председатель правления Московской биржи: «Есть все предпосылки для размещения ИТ-компаний на Московской бирже: эффективная инфраструктура, присутствие разных типов российских и иностранных инвесторов, инструменты поддержки от государства, в том числе налоговые льготы для инвесторов в инновационные компании, доступ к средствам пенсионных фондов. И число успешных размещений компаний среднего размера постепенно растет».

Геннадий Марголит, исполнительный директор по рынку инноваций и инвестиций (РИИ) Московской биржи: Сейчас примерно 10 российских ИТ-компаний, разработчиков ПО и сервисов, связанных с ПО, имеют оборот порядка 100 млн. долл. и порядка 50 имеют оборот 10-15 млн. долл. и более. Наш ИТ-рынок очень фрагментирован, не представлены игроки с большой долей рынка, даже крупнейшие из них контролируют единицы процентов рынка. Это не позволяет масштабироваться, инвестировать в новые технологии, планировать выход на международный рынок.

За последние 10 лет в России создана интересная инвестиционная система, но которая неожиданно зашла в тупик. В том смысле, что в мире все фазы инвестирования заканчиваются покупкой стратегом или выходом на IPO. У нас стратеги почти отсутствуют, конечно, есть «Ростех», «Ростелеком», но это не стратегические инвесторы, это не рынок. РИИ на нашей бирже существует, но в последние годы он перестал развиваться.

На рынок капитала должны выйти не одна или две, а десятки ИТ-компаний.

Ссылки на США всегда вызывают много вопросов, потому что то, что там происходит, уникально. Надо смотреть на сопоставимые страны. Пример Польши, которая имеет сходные с Россией размеры экономики и ИТ-рынка и где на бирже котируется больше 30 ИТ-компаний, показывает, что это вполне возможно. В Германии на бирже представлено более 80 компаний, занимающихся только софтом.

Мы видим, что в ближайшие годы будут происходить сильные изменения в структуре ИТ-рынка с быстрым ростом отдельных игроков, предвидящих эти изменения. И есть системные факторы, этому способствующие. Они названы в исследовании J’son & Partners:

реализация программы «Цифровая экономика» и новая стратегия ВЭБ, ориентированная на финансовую поддержку цифровизации, реализация программ НТИ (Национальная технологическая инициатива), стимулирование импортозамещения и меры поддержки российских разработчиков. Я добавляю еще один: сохраняющиеся до 2023 г. налоговые льготы для ИТ-компаний. Совокупность этих рыночных и системно-политических факторов делает названный тренд долгосрочным.

Наталья Касперская, председатель правления Ассоциации разработчиков программных продуктов «Отечественный софт»: АРПП объединяет разработчиков тиражного ПО, около 150 компаний. Недавно мы провели опрос, как члены АРПП финансируют свой бизнес, и получили вот такие ответы: 41% — из собственных средств, 42% имеют задолженности перед третьими лицами, которые постоянно реструктуризируют, т.е. сидят «в долгах, как в шелках», 16% используют краткосрочные займы и кредиты. Практически никто не использует долгосрочные кредиты; тех, кто использовал бы внешние инвестиции, мы в АРПП найти не смогли. Это означает, что в отрасли есть огромный потенциал и огромные возможности.

Я согласна, что главной перспективой является экспорт, потому что наш рынок маленький. У нас сейчас очень хорошие возможности по экспорту в Юго-Восточную Азию, на Ближний Восток, в Африку, Латинскую Америку. Нас там везде ждут, все устали от засилья американских ИТ и по разным другим соображениям готовы работать с российскими компаниями.

Александр Егоров, генеральный директор компании «Рексофт»: Классическая системная интеграция и дистрибуция в том виде, в котором они существовали последние 15-20 лет, прекращают свое существование, это вопрос 5-7 лет. «Рексофт» является частью ГК «Техносерв», и я не понаслышке знаю, какие усилия предпринимаются сейчас всеми компаниями группы, чтобы понять, каково будет их место под солнцем дальше. Все крайне непросто.

О рынке инфраструктурных облачных услуг — это глобальный рынок, и инвестиции в этот бизнес высокорисковые. На сегодня 40% его принадлежит Amazon Web Services, затем с огромным отрывом Microsoft Azure, Google App Engine с микроскопической долей и хвост из десятков других компаний. И если не будет барьеров для их работы на нашем рынке (пока это у властей не вышло), они сюда придут, и я не знаю, как смогут выжить местные конкуренты.

Поэтому я в прорыв наших поставщиков облачных IaaS, PaaS не верю, поэтому все деньги нужно сконцентрировать на SaaS и окружающей экосистеме. Здесь у наших разработчиков есть шансы. И конечно, нужно сразу ориентироваться на глобальный рынок, потому что никаких локальных историй, достойных больших вливаний и бирж, к большому сожалению, в РФ, представляющей собой 1-2% мирового рынка, не будет. Конечно, речь не идет о каких-то очень удачных специфических продуктах для нужд обороны, безопасности и т.п.

Для прорыва на международный рынок не хватает не только денег, но и понимания, как это делать. Я лично знаю семь компаний, которые занимаются заказной разработкой (включая «Рексофт»), которые раньше, в 2002-2008 гг., открывали зарубежные офисы и почти все с этим провалились, были потрачены миллионы долларов... Сейчас я вижу предпосылки для второго цикла таких выходов за рубеж, с несколько другим уровнем услуг. Сегодня мы конкурируем на международном рынке не по цене, а за счет компетенций, а это требует общения с клиентом, нахождения на месте рядом с клиентом.

Николай Судариков, руководитель направления по связям с инвесторами ГК Softline: На наш взгляд, основная проблема развития российского ИТ-рынка, и для нас тоже — доступ к длинным деньгам (больше года и особенно больше трех лет), что нужно для реализации высокомаржинальных инвестиционных проектов. Мы в ближайшее время планируем выпуск облигаций на российском рынке. Это доступно крупным компаниям, и, к сожалению, у небольших разработчиков или региональных таких возможностей нет. Нужно больше инструментов долгосрочного финансирования. Сейчас по сути нет ничего. Люди вынуждены привлекать деньги знакомых, банки кредитуют отрасль не очень охотно.

К перечислению дополнительных позитивных факторов следует добавить еще один, по сравнению с которым, на наш взгляд, все они все меркнут — это фактор глобального развития.

Сейчас Softline работает более чем в 30 странах мира, и мы понимаем: сколько бы мы в России ни работали, сколько бы здесь ни инвестировали, даже если в 100 раз больше, мы в 100 раз больше не заработаем, в лучшем случае заработаем процентов на 30 больше.

Все американские стартапы сразу целятся на глобальный рынок. Понятно, что какой-то продукт они могут сначала опробовать локально, но время, которые требуется им для выхода на глобальный рынок, может быть меньше года, меньше полугода. Российские разработчики, к сожалению, очень медленно это делают. И одним из элементов нашей стратегии как раз является продвижение российских продуктов на глобальном рынке.

Павел Адылин, исполнительный директор компании Artezio: Здесь много говорилось про бизнес и мало про технологии. А сейчас уникальное время, когда небольшие компании могут воспользоваться разработками последних пяти лет, занимать ниши и вытеснять компании, которые существуют уже давно на этом рынке. На мой взгляд, это прежде всего разработки, связанные с открытым кодом, связанные с ИИ — машинное обучение, распознавание образов и др. Сейчас можно найти практически любое решение из области ИИ с открытыми исходниками. Если раньше создать систему, которая распознает образы, был труд, которым занимались научно-исследовательские институты, то сейчас студент может создать систему, которая будет прекрасно разбирать рукописный текст, и с учетом существующих библиотек это займет четыре строчки кода. Сам рисовал...

Источник: Александр Плитман, CRN/RE

Версия для печати (без изображений)   Все новости