Председатель правления и главный управляющий Cisco Systems Чак Роббинс ставит перед собой большие цели. Вступив на главный руководящий пост в 2015 году, Роббинс стремился пересоздать Cisco, взяв на вооружение стратегию, которая ставит на первое место опору на ПО, автоматизацию, продажи по подписке и регулярный поток доходов.

И хотя Роббинс понимает, что эта трансформация потребует нескольких лет, его усилия уже начали приносить свои плоды. В среду компания сообщила о первом квартале с ростом дохода на 8% и прибыли 72 цента на акцию, превысив ожидания аналитиков.

В четверг, на партнерском саммите в Лас-Вегасе Роббинс подвел важные итоги своей стратегии, отметив способность Cisco меняться и расти, в то время как многими ожидалось, что она будет испытывать всё большие трудности по мере того, как облачные технологии и разукрупнение ПО приходят на смену прежним подходам.

Собравшиеся в зале 4000 партнеров Cisco со всего мира ловили каждое слово, смеялись шуткам и в целом жадно внимали призыву CEO активно отвоевывать рынок.

CRN/США публикует наиболее важные заявления Роббинса, прозвучавшие во время его выступления.

Что тебя не убьет, сделает тебя сильнее

«Сколько было реальных угроз, которые собирались уничтожить Cisco? — начал свое выступление Роббинс. — Мы должны были прекратить существование». Такими угрозами были: типовое оборудование, дезагрегация ПО, программное обеспечение с открытым кодом, используемое на типовом оборудовании, программно-конфигурируемая сеть, производители небрендового оборудования и, конечно, облако. «Что мы решили, и над чем работала наша команда, так это что эти угрозы не только призрачны, но что мы намерены превратить их в возможности», — сказал Роббинс.

Превращать угрозы в возможности

«Перед нами огромные возможности, и я готов заявить, что, встречая угрозы, которые считаются убивающими нас, мы превращаем их в возможности», — сказал Роббинс. Программно-конфигурируемые сети, к примеру, стали краеугольным камнем стратегии автоматизации Cisco, сказал он. Что касается дезагрегации оборудования и ПО, то «мы не боремся против этого, — сказал Роббинс. — Мы говорим: окей, раз это то, что нужно рынку, мы будем это делать».

«Величайшая ирония»

Облако «должно было стать концом для нас, — сказал Роббинс. — Никто не собирался уже никогда покупать еще какой-то блок оборудования, чтобы установить у себя». Однако «величайшая ирония», сказал он, состояла в том, что сегодня облако приносит рост бизнеса Cisco. «Наконец-то ясно, что мы — с правильной стороны этого перехода в облако», — сказал Роббинс. Он напомнил, как четыре или пять лет назад приход общедоступного облака — ведь как оно должно было облегчить жизнь для заказчиков! — рассматривался как главная угроза бизнесу Cisco. «Но всё повернулось по-другому, — сказал Роббинс. — Наши клиенты используют сервисы облака, но не из одного какого-то облака, а из нескольких облаков. Из Amazon, и Azure, и Google, и IBM».

Конкуренты — сильные, но «не великие»

«У нас сильные конкуренты, — сказал Роббинс, — не великие, но сильные», в каждой из основных областей ИТ. Эти конкуренты способны делать прекрасные вещи в каждой из этих областей, но это не то, чего хотят заказчики, сказал Роббинс. «Будущее для наших заказчиков не может быть привязано к прекрасной технологии в какой-то одной области», — сказал он. «Мы должны начать сводить эти технологии воедино. Наши заказчики хотят единую политику и единую архитектуру безопасности, которую они могут расширять от дата-центра до кампуса, филиала и в облако», — сказал Роббинс. «У кого есть технология во всех этих областях и способность делать это? Она есть у нас». Конкуренты, сказал Роббинс, ищут партнерства с другими вендорами, чтобы предоставить безопасность или SD-WAN или технологию для кампуса. «Мы — единственная компания, которая имеет активы во всех этих областях и реально делает всё это без всяких накладок, и именно это мы будем делать».

Сеть — это платформа

«Помните, когда-то мы говорили, что сеть — это платформа? — сказал Роббинс. — Ну, и? Так это и есть». Партнеры имеют громадную возможность писать собственные приложения, используя сообщество Cisco DevNet, сказал Роббинс. Часть этой возможности, сказал он, в том, что эти приложения являются интеллектуальной собственностью партнеров. «Это интеллектуальная собственность, на которую никто не может покуситься, потому что она ваша», — сказал Роббинс.

«Кризисная экономика»

Роббинс сказал, что никогда еще не был так уверен в потенциале Cisco со времен до кризиса доткомов. «Я никогда еще не был настроен более оптимистично относительно возможностей, которые лежат перед нами», — сказал он. «Переход к облаку и сложность среды, с которой имеют дело наши клиенты, требуют технологии и решений и функциональных возможностей, которые у нас все сведены воедино», — сказал Роббинс. «Ваша возможность — помочь заказчикам понимать это. Помогите им понять, как реализация этой стратегии автоматизации позволит их команде высвободить людей, сидящих на интерфейсе командной строки, и пойти участвовать в важных обсуждениях и работать над более стратегическими задачами. Финал игры проще, но чтобы попасть туда, нужно как следует поработать. Такова эта возможность».

«Это мне решать»

Роббинс особо подчеркнул, что 25 лет назад Cisco решила выйти на рынок через канал. «Это не то решение, которое дебатируется каждую неделю», — сказал он, добавив, что его собственная долгая история работы в Cisco и руководства каналом дает ему особое преимущество в том, что касается реализации этой стратегии сбыта. «И самое прекрасное в том, что то, что было главным при выработке наших первых программ [партнерства], почти 20 лет назад, будет вести нашу компанию сейчас. И это мне решать».

По материалам crn.com.

Источник: Мэтт Браун, CRN/США

Версия для печати (без изображений)   Все новости