Традиционная уже совместная пресс-конференция KYOCERA Document Solutions и IDC прошла 15-го февраля в Москве. В её ходе компания представила свои новейшие бизнес-решения для документооборота и свежее пополнение в серии МФУ TASKalfa, а аналитическое агентство обозначило наиболее актуальные для мира и России тенденции рынка офисной печати и работы с документами в целом.

Встречным курсом

Открывая пресс-конференцию, генеральный директор KYOCERA Document Solutions Russia Учикура Масаказу отметил наиболее выдающуюся особенность российского рынка офисной печати, выявленную аналитиками. На фоне наблюдающегося почти во всём мире падения рынок этот демонстрирует у нас пусть не самый внушительный, но всё-таки рост. Позиции KYOCERA на нём по сравнению с 2017 г. остались прежними и даже несколько укрепились.

Один из наиболее динамичных сегментов рынка печати, цветные МФУ (в особенности формата А3), по сравнению с показателями трёх-пятилетней давности вырос в несколько раз. В целом, как отметил ведущий аналитик исследовательского агентства IDC Russia Константин Макаренков, по предварительным итогам 2018 г. объём расходов на ИТ в России почти достиг 24 млрд долл. США, тогда как в 2017-м он едва превосходил 22 млрд. На сами печатающие устройства из этого объёма приходится, впрочем, не более 0,5 млрд долл.

Интересна такая специфика отечественного рынка офисной печати, как стремительное — в сравнении с другими странами — сокращение инсталлированной базы печатающих устройств. Таких устройств, которые находятся в реальном использовании, в 2018 г. стало на 5,5% меньше, чем было в 2014-м (около 14 млн единиц против примерно 18 млн соответственно, — почти на миллион меньше каждый год). Тенденция к уменьшению числа активных принтеров и МФУ — общемировая, однако характерные его темпы в целом ниже: —1,9% в год для ФРГ, —1,1% для Франции, —3,2% для Великобритании.

Вместе с тем, число действующих печатающих устройств на душу населения — 0,09 единиц — в России примерно вдвое ниже, чем в этих странах (0,24 в ФРГ, 0,21 во Франции, 0,19 в Великобритании). Продажи «железа» в целом по ИТ-рынку не демонстрируют позитивной динамики: на ПО, решения и услуги, по наблюдениям аналитиков IDC, год от года приходится всё большая доля затрат.

Поставки печатающей техники в Россию по понятным причинам рухнули в 2015 г.: тогда в страну было ввезено менее 2,3 млн принтеров и МФУ — маловато в сравнении с 3,5 млн с лишним в 2014-м. С тех пор аналитики фиксируют небольшой рост (до почти 2,6 млн единиц в 2018 г.), обусловленный удовлетворением отложенного спроса. Но уже в 2020-м, как следует ожидать, вялый рост сменится столь же неспешным спадом.

Параметрическая зависимость

Точные параметры позитивного тренда на российском рынке печати, по данным IDC, таковы: в 2018 г. поставлено 2,58 млн единиц принтеров и МФУ на общую сумму 630 млн долл., — это на 9,0% и на 6,5% соответственно больше, чем годом ранее. Лазерные устройства продолжают у нас уверенно доминировать: на них приходится 1,76 млн единиц и 522 млн долл. Снижения не наблюдалось ни в одной из категорий печатающего оборудования, за исключением монохромных лазерных принтеров (в денежном исчислении — —2,2% по сравнению с 2017 г.; в количественном — также прирост на внушительные 7,7%).

Струйные аппараты демонстрируют и вовсе феноменальные достижения: скажем, монохромных МФУ в Россию за прошлый год было поставлено на 42,7% больше в штуках и на 88,1% больше в деньгах, чем в 2017-м. Безусловный драйвер струйного сегмента — машины с системами непрерывной подачи чернил, предубеждение против использования которых в офисном окружении всё заметнее развеивается. Особенно по мере того, как лазерные аппараты начального уровня теряют в привлекательности.

Константин Макаренков пояснил в этой связи, что в нижнем сегменте рынка лазерной печати (entry level/low end) идёт бескомпромиссная борьба за наименьшую цену предлагаемого продукта. В частности, компания Pantum с её нешироким модельным рядом и чрезвычайно привлекательными ценами яростно выдавливает из этого сегмента глобальные бренды с более долгой историей. Скорее всего, считают аналитики, НР Inc., которая приобрела недавно принтерное подразделение Samsung, именно потому не интегрировала её модельный ряд в свою общую линейку под единой маркой, чтобы соперничать с Pantum именно в нижнем сегменте цен, не поступаясь премиальным имиджем своего основного бренда.

В целом же российский рынок устройств печати в 2018 г. выглядел, по данным IDC, следующим образом. Первую пятёрку по отгрузкам (количественное исчисление) составили:

  1. HP Inc. (800 тыс. аппаратов, 31,0%-ная доля рынка, +2,6% к уровню 2017 г.);
  2. Canon (427 тыс., 16,5%, —0,9% год к году);
  3. KYOCERA Document Solutions (320 тыс., 12,4%, +0,2%);
  4. Epson (237 тыс., 9,2%, —1,5%);
  5. Samsung (220 тыс., 8,5%, +1,3%).

Расклад по выручке (денежное исчисление) уже несколько иной:

  1. HP Inc. (182 млн долл., 28,8%-ная доля рынка, —0,2% к уровню 2017 г.);
  2. KYOCERA Document Solutions (104 млн долл., 16,5%, +1,5%);
  3. Xerox (71 млн долл., 1,3%, —0,5%);
  4. Canon (65 млн долл., 10,4%, —0,4%);
  5. Epson (53 млн долл., 8,4%, —0,3%).

Как видно, KYOCERA единственная из первой пятёрки продемонстрировала по итогам минувшего года рост выручки на российском рынке устройств печати. По количеству поставленных лазерных МФУ формата А3 компания доминировала, заняв примерно 28% этого сегмента. По лазерным МФУ А4 уверенно удерживала вторую позицию в обоих зачётах: около 17% в количественном исчислении, около 23% в денежном.

Что касается российского рынка расходных материалов, то его состояние далеко от устоявшегося. Константин Макаренков привёл такой пример: по данным II кв. 2018 г., итоги которого в России IDC пока ещё только подводит, розничная цена на один и тот же оригинальный (не совместимый и тем более не поддельный!) картридж для лазерного принтера в зависимости от географии и поставщика могла варьировать от 5 тыс. до 27 тыс. руб. Это в значительной мере обусловлено волатильностью рублёвого курса и предусмотрительностью (а также располагаемыми складскими площадями) участников канала.

Общая тенденция рынка «расходки» соответствует тренду на сокращение инсталлированной базы принтеров и МФУ. Если во второй половине 2016-го в России было отгружено примерно 10,3 млн картриджей для лазерных печатающих устройств на общую сумму в районе 450 млн долл., то в первой половине 2018-го — лишь около 9 млн единиц на 390 млн долл.

Доля оригинальных расходных материалов в количественном объёме поставок не превышает трети, тогда как в денежном выражении составляет около 70%. Едва ли не 40% всех отгружаемых в России лазерных картриджей — перезаправленные, менее 30% — совместимые; на откровенный же контрафакт приходится буквально процент-другой. В денежном исчислении доля контрафактных картриджей приближается к 4%, и примерно по 13% составляют перезаправленные и совместимые. Схожая картина видна и в сегменте чернил для струйных принтеров: объём его снижается и по количеству, и в деньгах; доля контрафакта чрезвычайно мала, а продажи оригинальной «расходки», занимая около 20% по количеству, оттягивают на себя более 60% денег.

Услуга за услугу

Европейский рынок услуг печати и документооборота, по данным IDC, растёт и будет продолжать расти со среднегодовым темпом 4,5% как минимум до 2022 г. В минувшем году, по предварительной оценке, из его суммарного объёма примерно в 8,35 млрд долл. США 3,86 млрд долл. приходится на BPS, а 4,49 млрд долл. — на MPDS. В классификации IDC, напомним, basic print services, BPS, — это простое обслуживание существующей у заказчика инфраструктуры печати (решение несложных технических проблем на месте, замена картриджей и т. п.). Managed print services and document solution management, MPDS, подразумевает, напротив, предварительную оценку подрядчиком инфраструктуры заказчика, разработку единого решения для управления документооборотом, его внедрение и поддержку, включая масштабирование по мере роста и развития предприятия.

Для России IDC оценивает темпы роста рынка услуг печати и документооборота на период до 2022 г. в 6,7% год к году, — заметно выше, чем в Европе. При значительно меньших объёмах и ином соотношении долей, разумеется: в 2018 г. российский сегмент BPS достиг 116 млн долл. США, а MPDS — 60 млн долл. Увеличение интереса к услугам MPDS — в том числе и к аутсорсингу печати — IDC фиксирует на фоне продолжающегося снижения инсталлированной базы печатающих устройств и стремления заказчиков не просто снизить расходы на печать, но оптимизировать их.

Оптимизация документооборота в целом и затрат на печать документов в частности выражаются в более тщательной оценке заказчиками ТСО (совокупной стоимости владения) для парка своего офисного вспомогательного оборудования. Тренд к снижению ТСО естественным образом выражается во всё более явственном отказе от принтеров, МФУ и копиров начального уровня, которые сами по себе действительно дёшевы, но по совокупной стоимости владения на всём протяжении фактической эксплуатации влетают в копеечку.

Именитые вендоры в известном смысле идут навстречу заказчикам, постепенно сокращая нижнюю часть спектра предлагаемых рынку печатающих устройств (монохромных лазерных МФУ и принтеров со скоростями печати 20 стр./мин и менее). Производители преследуют тут прежде всего свои интересы, конечно: чем дешевле аппарат для печати, тем выше вероятность, что заправлять его будут неоригинальной «расходкой». В сегменте же струйной печати оригинальные СНПЧ-системы едва ли не полностью обессмыслили бизнес, связанный с производством контрафактных расходных материалов.

Каналу общее смещение фокуса интересов в сторону средних и дорогих моделей играет на руку: продаются они в меньших объёмах, зато маржу обеспечивают более заметную, служат дольше, а на протяжении срока реальной эксплуатации для сокращения ТСО нуждаются в регулярном ТО и оригинальных расходных материалах. Эти рассуждения подтверждаются как раз тем, что и лазерное оборудование с производительностью более 30 стр/мин, и струйные высокоскоростные машины с СНПЧ во второй половине 2018 г. в России продавалось опережающими по сравнению с предшествующим периодом темпами.

Прогноз для российского рынка печати на 2019 г. в IDC дают осторожно-оптимистичный. В целом, тенденции позитивные, однако макроситуация — с учётом политических обстоятельств, моментально отражающихся на экономике, — в принципе непредсказуема. Если по тем или иным внеэкономическим причинам курс рубля не будет испытывать существенных пертурбаций, печатающее оборудование и расходные материалы в России и по итогам текущего года продемонстрируют позитивную, а в отдельных сегментах и выдающуюся, динамику.

Для чьей всё это пользы?

Ещё один аспект отечественного рынка печати, которого коснулся в своём выступлении Константин Макаренков, — это восприятие современных тенденций в области документооборота конечными заказчиками. По результатам опроса более 200 отечественных компаний, который IDC провело в минувшем году, около 48% респондентов отметили, что уже более половины всех их рабочих процессов переведены в электронный формат. В большей степени это касается крупного бизнеса, в меньшей — СМБ, но тренд здесь проглядывает совершенно недвусмысленный.

Большинство из принявших участие в опросе организаций (почти 87%) хотя бы частично уже применяют в своей практике как минимум одно решение для управления документооборотом. Наиболее востребованы автоматизация продвижения документов и управления бизнес-процессами (всевозможные CRM-системы), оцифровка отправляемых в архив бумаг вместо складирования (либо наряду с ним) их бумажных оригиналов, цифровая авторизация, обеспечение информационной безопасности и т. п.

Почти 90% респондентов уже используют или планируют применять в повседневной бизнес-практике электронную подпись. При этом инвестиции в те или иные решения MPDS планируют увеличить в ближайшей перспективе практически все опрошенные — вне зависимости от того, ведут ли они прямо сейчас электронный документооборот. И всё это было бы просто замечательно, если бы не одно специфическое именно для России «но».

Насколько бы внушительными ни были у нас темпы сокращения инсталлированной базы печатающих устройств, российский заказчик в основной своей массе всё равно продолжает сохранять верность транзакционной модели покупки подобного оборудования: «расплатился — привёз устройство в офис — распаковал, подключил — использую». Покопийные контракты, аренда печатающего оборудования, лизинг, аутсорсинг документооборота в целом — о реальном применении каждой из таких практик говорили от 3 до 7% участников опроса, не более.

Закупка расходных материалов, обслуживание и ремонт аппаратуры также проводятся в основном на разовой основе собственными силами организации. Так что простор для интеграторов систем печати, для VAR и VAD на российском рынке печати попросту огромен. Этим он существенно отличается едва ли не от всех прочих рынков мира, включая близкие нам по духу восточноевропейские.

Сергей Свистунов, пресейл-менеджер KYOCERA Document Solutions, рассказал на той же пресс-конференции о программных комплексах, разработанных специально для решения встающих перед заказчиками бизнес-задач. В арсенале компании есть программы на все случаи офисной жизни, от управления печатью и мониторинга до автоматизации процесса сканирования и обработки данных. Вместе с оборудованием и сервисами программные комплексы образуют самосогласованные и эффективные бизнес-решения KYOCERA.

Проактивный мониторинг, виртуальный принтер (который можно разместить где угодно в локальной сети, включая виртуальную же машину), единый интерфейс для различных категорий пользователей, мобильная печать и сканирование, контроль и отчётность — всё это и многое другое обеспечивают решения KYOCERA для организации умного документооборота. Предлагаемые сервисы включают оценку и расчёт эффективности того или иного решения для конкретного заказчика, возможность внедрить систему «под ключ», интеграцию фирменной MDS в уже существующую и активную ИТ-инфраструктуру заказчика, а также поддержку и непрерывное совершенствование однажды развёрнутых решений.

В заключении московской пресс-конференции 15-го февраля собравшимся журналистам были представлены новые МФУ KYOCERA Document Solutions серии TASKalfa: пять цветных и два монохромных. Новинки предлагают ещё более удобный и доступный интерфейс, предусматривающий особые возможности для слабовидящих; усовершенствованную систему для определения захвата нескольких листов при поточном сканировании; «умные» замки, которые открываются лишь после исчерпания запаса тонера в тубе, а также специализированный бункер для сбора отработанного тонера.

Расширенный ресурс актуальных фотобарабанов в новейших машинах серии TASKalfa обеспечивает многослойное покрытие вала с применением двух защитных слоёв поверх фоторецептора — из аморфного карборунда (карбида кремния) и аморфного же углерода.

Сегмент высокопроизводительных устройств пополнили монохромные и цветные МФУ семейства SRA3 со скоростями печати 40, 50 и 60 стр/мин, рассчитанные на 1,8 млн отпечатков при нагрузке до 200 тыс. отпечатков в месяц (ресурс фотобарабана — 600 тыс. отпечатков). В среднем сегменте были представлены цветные МФУ TASKalfa семейства SRA3 со скоростями печати 25 и 32 стр/мин (также 1,8 млн отпечатков, но нагрузка — до 100 тыс. отпечатков в месяц с барабаном на 200 тыс.).

Под занавес пресс-конференции, но далеко не в последнюю очередь, была представлена новейшая струйная высокопроизводительная машина с мультикапельной системой TASKalfa, которая обеспечивает выход 150 стр/мин (ста пятидесяти, — это не опечатка). Это устройство протяжённостью более 8 м и массой свыше полутора тонн обеспечивает стабильное качество цветной печати не в ущерб умопомрачительной скорости, быстрый выход на максимальную производительность и работу с бумагой плотностью до 360 г/м².

Источник: Пресс-служба компании KYOCERA

Версия для печати (без изображений)   Все новости