Под давлением Вашингтона Пекин согласился заменить программу «Сделано в Китае — 2025» на расширение доступа иностранных компаний на китайский рынок. Это тактическое отступление усилит развитие инновационно-промышленных кластеров Китая. Разбираемся, сможет ли опыт восточного соседа стать примером для развития инновационного кластера в Москве.

Конкурентный нейтралитет. Как заявил министр промышленности и информационных технологий КНР Мяо Вэй, политика Китая будет соответствовать принципу конкурентного нейтралитета. На этом настаивала администрация президента США Дональда Трампа в ходе переговоров по внесению изменений в Североамериканское соглашение о свободной торговле (NAFTA). Конкурентный нейтралитет запрещает правительствам предоставлять привилегии компаниям с государственным участием. «Проблемы с дискриминацией, наблюдаемые в прошлом, будут устранены», — сказал Мяо Вэй.

Суть этого решения состоит в том, что, с одной стороны, Китай пошел на компромисс с США по программе «Сделано в Китае — 2025», а с другой — Пекин усиливает конкурентоспособность собственных технологий с помощью развития инновационных кластеров. Четких признаков того, что новая промышленная политика приведет к сокращению субсидий для предпочитаемых правительством компаний и отраслей, пока не наблюдается. По данным Национальной комиссии по развитию и реформам КНР, Пекин будет содействовать развитию ряда промышленных кластеров, имеющих стратегическое значение.

Стратегия и тактика. Таким образом, в 2019 году Китай усилит интенсивность выбранного политического курса развития национальной экономики за счет инноваций и структурных преобразований. Для этого снижается налоговое бремя для инновационных компаний, оптимизируется госбюджет для активизации деятельности сектора реальной экономики, создается благоприятная среда для научно-технологических разработок, усиливается защита интеллектуальной собственности, укрепляется боеспособность вооруженных сил при формировании глобальной социально-экономической системы с высокой степенью интеграции международных связей. Такие задачи были озвучены в докладе премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна 5 марта на открытии 2-й сессии Всекитайского собрания народных представителей.

Минфин КНР сообщил, что предоставит карт-бланш государственным фондам в части стимулирования производства высококачественной продукции, а также направит необходимые ресурсы в стратегически важные отрасли.

Местные правительства в Китае тоже предпринимают усилия, направленные на создание новых драйверов роста, особенно в сфере больших данных, электронной коммерции и искусственного интеллекта. В частности, в восточной провинции Чжэцзян задались целью в ближайшие два года обеспечить годовой рост промышленного производства на 15% за счет использования робототехники и технологий искусственного интеллекта.

По той же колее. Пример Китая представляется очень ценным для России, поскольку наша страна находится в похожем положении с точки зрения внешнего давления на экономическое развитие. С другой стороны, нам важно перенимать и даже опережать опыт Китая. Например, у нас есть проект «Сделано в Москве», а совсем недавно в столице запущен процесс формирования инновационного кластера, который создается по аналогии с пекинским кластером «Чжунгуаньцунь». Цель инновационного кластера в Москве схожа с целью китайского аналога — за счет синергии научного сообщества, бизнеса и госорганов стать более сильным и независимым в области высокотехнологичных разработок.

Успешный опыт обеспечения качественного рывка экономического роста и перспективная стратегия инновационного развития Китая крайне интересны для России как для государства, взявшего направление на развитие экономики знаний, высокотехнологичных и цифровых инноваций и лидерских высокоинтеллектуальных проектов. Так, проект создания масштабного инновационного суперкластера, который реализуется в Москве, был поддержан президентом России. Кластер в столице изначально создавался с учетом успешного опыта и преимуществ объединения «Чжунгуаньцунь», который смог обеспечить свыше 25% ВРП за последние годы.

Моделирование мер по примеру Китая позволит создать наиболее эффективную модель развития высокоинтеллектуальной экономики в России в научно-производственном кластере Москвы с учетом сингулярности развития процессов в условиях объективно нарастающей цифровой трансформации экономики, управления, бизнеса и социальной сферы.

Источник: директор Института управления и социально - экономического проектирования ФГБОУ ВО «Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова», к.э.н. Надежда Сурова

Версия для печати (без изображений)   Все новости