В статье сотрудников группы компаний «ЦИТ» Максима Аверьянова и Елены Кочетовой и действительного государственного советника РФ Сергея Евтушенко говорится, что процесс цифровой трансформации в нашей стране постепенно свёлся к банальной оцифровке всего и вся. Эксперты предлагают два вектора, в направлении которых стоит сконцентрировать усилия государству на пути к экономике нового типа.

О подмене понятий и потере сути

Тема цифровой экономики активно обсуждается в нашей стране уже три с лишним года, но кардинальных перемен пока не видно. Всеобщий ажиотаж постепенно сменяется разочарованием. Цифровая трансформация по сути так и не началась, если, конечно, не считать трансформацией бесконечные призывы к переходу в «цифру».

О том, что и как планируется делать в сфере цифровой экономики, скажем, через десять лет, вообще никто не говорит. Точно так же за бортом всеобщей активности остался реинжиниринг процессов госуправления. Пока речь идёт только о создании неких цифровых сервисов — полезных, но не способных радикально изменить общую картину.

«В процессе создания многочисленных ассоциаций, организаций и консорциумов, призванных управлять цифрой, потерялись ответы на главные вопросы: для чего создается цифровая экономика, какова роль государственных органов, бизнеса, граждан и какие преимущества каждая из этих групп получит в результате», — отмечают авторы статьи. По их мнению, цифровой экономике нужен «отрезвляющий душ».

Для начала предлагается окончательно разобраться с терминами. По мнению экспертов, оцифровка — это просто перевод информации в цифровую форму: электронное письмо вместо бумажного, отсканированная фотография и так далее.

Цифровизация — это, грубо говоря, использование результатов оцифровки. Например, в результате цифровизации сферы госуслуг граждане могут отправлять документы в электронной форме. Синоним — автоматизация, хотя и звучит это слово не очень современно.

Что касается цифровой трансформации, то она подразумевает принципиальные изменения во взаимодействии между субъектами экономики, появление механизмов, которых до сих пор не было, создание и использование продуктов и услуг, которых не существовало.

По сути, эти три термина — оцифровка, цифровизация и цифровая трансформация — обозначают этапы перехода к цифровой экономике. По мнению авторов статьи, беда заключается в том, что действующие документы стратегического планирования ограничиваются цифровизацией. Эксперты опасаются, что при таком подходе существующая экономическая модель, далеко не безупречная, будет просто перенесена в цифровой мир. Разве от этого что-то может радикально измениться и тем более привести к прорыву, которого все мы так ждём?

Авторы отмечают, что опубликованные прогнозы Минэкономразвития, обещающие рост ВВП в 1,8-3,2 процента при том, что на «цифру» будет потрачено от 1,8 до 3,5 трлн рублей, подтверждают версию о том, что планируется «просто цифровизация» экономики без каких-либо принципиальных изменений.

«Нельзя третий год жонглировать словами, даже не пытаясь понять их суть», — говорится в статье. По мнению экспертов, цифровая трансформация должна сопровождаться как минимум сломом старых коррупционных связей и устранением бюрократических проволочек.

К чему ведёт ускоренная цифровизация?

Увы, во главу угла сегодня ставятся не эффективные изменения в экономике, а ускоренное внедрение цифровых технологий и развитие сервисов на различных цифровых платформах.

В среде чиновников сложился устойчивый набор модных терминов: большие данные, искусственный интеллект, блокчейн. Эти термины кочуют из документа в документ вместе с требованиями обязательного применения этих технологий. О том, что эти мощные инновационные инструменты нужны далеко не везде, речь не идёт. Более того, даже там, где они могут явно повысить эффективность, их внедрение — это всего лишь инструмент, но никак не цель. При этом никто не говорит, где брать средства на цифровизацию компаниям, которые и так, мягко говоря, едва выживают.

И ещё один момент: если слишком торопиться с внедрением модных технологий, придётся воспользоваться уже существующими на рынке решениями — увы, не отечественной разработки. По мнению авторов статьи, в этом случае Россия получит в мировом разделении труда статус «цифрового пользователя», что несёт угрозу для суверенитета нашей страны.

Заметим, что как раз на эту тему с руководителями оборонных предприятий, которые проходят повышение квалификации в ИНЭС, много говорил один из ведущих экспертов в сфере ИТ, разработчик и создатель нескольких компаний в сфере искусственного интеллекта Игорь Ашманов. Курс для оборонщиков был посвящён цифровой трансформации, и Игорь Станиславович горячо убеждал слушателей не втягиваться в гонку за «новейшими новинками». Эту гонку нам навязывают западные компании, чтобы мы заимствовали технологии, а не создавали свои. Кроме того, по мнению Ашманова, ценность представляют не технологии сами по себе, а решения, созданные на их основе. Слово «блокчейн» звучит буквально отовсюду, однако до сих пор на базе этой технологии не появилось ни одного решения, которое стоило бы внедрять. А если начать повсюду создавать свои продукты, лет через пять везде появятся отечественные технологии, ничем не уступающие западным, убеждён Ашманов.

Создание платформ: два вектора

Пока чиновники составляют дорожные карты по цифровизации, в стране началось формирование крупных цифровых платформ, которые, по мнению экспертов, могут стать основой развития отраслевых экосистем. Это касается, например, транспорта, банковской сферы, здравоохранения и других отраслей.

Важно отметить, что цифровые платформы создаются как государством, так и крупными корпорациями, которым позволяют это делать ИТ-бюджеты. По расчётам авторов публикации, в ближайшие пять лет практически вся российская экономика перейдёт на частные или государственные платформы. Однако вопрос создания единого цифрового экономического пространства по-прежнему остаётся открытым, а государство вот-вот превратится из субъекта в объект экономики. Что в этих условиях делать малому бизнесу — вообще непонятно. Собственных средств на создание платформ у него нет, государство в этом смысле ничего не предлагает, а рынок предлагает разве что семинары, на которых новоявленные гуру рассказывают, как эффективно провести цифровизацию.

Авторы статьи приходят к выводу: государству следует навести порядок в цифровой сфере и начать задавать правила игры на этом поле, регулировать операции с цифровыми активами, включая вопросы безопасности. В противном случае результатом освоения многомиллиардных бюджетов, выделенных на «цифру», станет массовое внедрение западных кейсов, а государство в итоге вообще потеряет контроль над экономической ситуацией.

Что можно сделать? Авторы статьи предлагают действовать одновременно в двух направлениях.

Корпоративные платформы: энергию — в мирное русло

В любых крупных корпорациях, будь они государственными или частными, складывается собственная экосистема. Когда в жизни корпорации появляется «цифра», эта экосистема переходит на платформу. Корпорация оцифровывает активы и процессы, то же самое, причём в соответствии с существующими стандартами, делают все компании, которые входят в корпоративный пул. (Рис. 1)

Для управляющей компании общая платформа значительно повышает эффективность управления активами и качество стратегического планирования, а значит, наращивает конкурентоспособность корпорации. С другой стороны, предприятия малого и среднего бизнеса, являющиеся поставщиками корпорации, благодаря платформе получают возможность использовать инновационные технологии и войти в цифровую экосистему.

Такой подход к созданию цифровых платформ авторы статьи называют оркестровкой: компания-дирижёр определяет правила построения цифровой экосистемы, остальные участники следуют этим правилам.

Какова же в таком случае роль государства? Тормозить участие крупных частных и государственных компаний в процессах цифровой трансформации, по-видимому, не стоит. Технологические решения, созданные в этих компаниях, впоследствии можно будет тиражировать и распространять в других отраслях и на других уровнях.

Настораживает лишь тот факт, что корпоративные системы, как правило, закрыты, и государство может не успеть инкорпорировать в цифровые платформы корпораций свои требования.

«Государству необходимо иметь прямой и прозрачный доступ к цифровым активам корпоративных платформ в части исполнения функций контрольно-надзорной деятельности», — считают авторы статьи. Очевидно, что для этого государству, а точнее — федеральным органам исполнительной власти, придётся перенастроить ряд процессов на своей стороне. Технологически это вполне возможно, уверяют эксперты. Дело за реализацией.

Государственные платформы: ориентация на малый и средний бизнес

Итак, большие корпорации уже включились в процессы цифровой трансформации, развивая собственные платформы и внедряя цифровые технологии. С предприятиями среднего и малого бизнеса ситуация принципиально иная: часто у них не хватает ресурсов и возможностей даже на то, чтобы проанализировать свои процессы и внедрить простые изменения.

Чтобы такие компании не оставались на обочине, авторы статьи предлагают государству заняться их цифровой трансформацией. Для этого нужно переориентировать национальные платформы и цифровые решения на интересы малого и среднего бизнеса.

Архитектуру государственных ведомственных платформ предполагается строить на принципе «хореографии», в соответствии с которым каждый будет вести свою «партию», соблюдая общие правила. На государственной платформе должны быть созданы равные условия для всех участников рынка и обозначены общие правила взаимодействия. После этого участники платформы взаимодействуют сами, используя предоставленные технологические возможности и сервисы.

Например, предлагается предоставить возможность бизнесу передать на платформу часть обеспечивающих процессов или даже все такие процессы — конечно, при условии, что государство обеспечит их безопасность. Тогда взаимодействие компаний с государством может во многом происходить само по себе, без непосредственного участия предпринимателей. Предложение выглядит не таким уж фантастическим, если вспомнить, сколько компаний уже отдали бухгалтерию на аутсорсинг.

Если малый бизнес будет выстраивать свои процессы на государственной платформе, он погрузится в концентрированную доверенную среду, сможет получать обратную связь и видеть тренды развития рынка за счёт доступа к обезличенным данным на базе цифровых активов. Компании снизят затраты на ведение бизнеса, а платформа сможет взять на себя не только взаимодействие с государством, но и, к примеру, рекламу продуктов или услуг.

В свою очередь, государство сможет регулировать развитие тех или иных отраслей, предоставляя соответствующим компаниям преимущества в зависимости от государственной политики. Также можно будет использовать рычаги «мягкой силы» и направлять инвестиции, людские ресурсы и технологии в потенциальные «точки прорыва».

Кроме того, будет достигнута полная прозрачность деятельности бизнеса — финансовых потоков, трудовых отношений, безопасности услуг и продуктов. Если параллельно вести «зачистку» теневого сектора экономики, то через 5-10 лет может быть сформирована принципиально новая деловая среда.

«Реализовав такую платформу, государство впервые со времён СССР сможет получить целостное актуальное представление о ситуации в экономике в реальном времени», — утверждают авторы статьи.

Таким образом, по мнению экспертов, государство должно, с одной стороны, поддерживать развитие «естественных цифровых монополий», контролируя их, с другой — создавать условия для цифровой трансформации малого и среднего бизнеса. Такая политика позволит видеть ситуацию в экономике в целом и станет стимулом для реализации практического смысла, который заложен в понятие «цифровая экономика», заключают авторы статьи.

Источник: Пресс-служба Центра экономического развития и сертификации Институт экономических стратегий РАН

Версия для печати (без изображений)   Все новости