За последние три месяца обменный курс самой известной криптовалюты мира взлетел многократно — с менее чем 3 тыс. долл. США до 8 тыс. (а на отдельных биржах временами и до 9 тыс.). Однако того ажиотажа, который сопровождал схожее ралли в конце 2017 г., сегодня не наблюдается. Причина? Рынок — не закрывающие короткие позиции спекулянты, а те, кто заинтересован в долгосрочных инвестициях, — не видит реальных приложений для этого финансового инструмента.

Аналитики выделяют три главных фактора, стимулирующих спрос на биткойн. Первый — усиление торговой войны между США и КНР, как раз в последние месяцы особенно ощутимо грозящей перейти в активную фазу. Нервозность зарубежных инвесторов на китайском финансовом рынке играет против курса юаня — однако и действия монетарных властей страны, которые стремятся ослабить негативные последствия противостояния с Америкой, направлены также на контролируемое снижение курса. В результате привлекательность китайской валюты для спекулятивных инвестиций падает — и высвободившиеся средства, за неимением лучшего, часто вкладываются в биткойн.

Второй фактор, оказавший серьёзное воздействие на курс первой криптовалюты мира, уже самой своей значимостью подчёркивает эфемерный характер ценообразования в этой новой для финансового рынка области. В середине мая в Нью-Йорке прошла конференция Consensus, на которую со всего света съехались финансисты и инвесторы, делающие серьёзную ставку на биткойн. По большей части, на этом форуме презентовались платформы для управления цифровыми активами, — производные по отношению к криптовалюте инструменты. Тем не менее, за те два дня, что продолжалась конференция, обменный курс биткойна на одних только новостях оттуда подскочил с 6 до 8 тыс. долл.

Кстати, всего два крупных ритейлера — Starbucks и Whole Foods — объявили в ходе Consensus, что начинают принимать криптовалюты в качестве средств платежа. Однако расчёт виртуальными деньгами в торговых точках этих сетей возможен лишь через посредничество особого смартфонного приложения, которое в существенной мере нивелирует анонимность плательщика и потому было воспринято в штыки криптовалютными евангелистами.

Наконец, третий фактор удорожания биткойна, на который указывают аналитики, связан и вовсе с одними лишь оптимистичными ожиданиями. В криптовалютном сообществе в последние месяцы ходят упорные слухи, будто вот-вот американские маклерские конторы начнут проводить операции с биткойнами для частных клиентов — физических лиц. Учитывая довольно плотный поток новостей об очередных взломах той или иной криптовалютной биржи, нетрудно представить себе уровень недоверия, который испытывают к подобным полулегальным организациям рядовые инвесторы. Операции же с активами через легального маклера — дело совсем другое. В этом случае можно рассчитывать на существенное подкрепление курса биткойна живыми деньгами, собранными пусть понемногу, но со значительного количества микроинвесторов.

Не самые прочные основания для укрепления уверенности в светлом будущем виртуальных денег, скажем прямо. О том же говорят эксперты Bloomberg: не более чем 1,3% всех криптовалютных транзакций за первые четыре месяца 2019 г. имели хоть какое-то реальное подкрепление. Имеются в виду факты расчёта биткойнами за продукты питания. коммунальные услуги, проезд в транспорте и т. п. Иными словами, почти на 99% весь оборот криптовалюты происходит в чисто витртуальном пространстве — что, конечно же, ощутимо упрощает биржевым спекулянтам манипуляцию её курсом.

Отсутствие сколько-нибудь прочной привязки биткойна к реальным, экономически обоснованным, транзакциям и обусловленная этим фактом волатильность порождает, увы, положительную обратную связь. Продать за малую долю цифровой монетки кружку кофе, ориентируясь на текущий курс, ещё не страшно. Но как может, к примеру, Интернет-провайдер принимать абонентскую плату от своих клиентов в биткойнах в начале месяца, если никто не в состоянии предсказать, каково к концу того же самого месяца будет реальное наполнение этой суммы? Закладывать некий разумный процент сверху в обеспечение возможных рисков в данном случае бессмысленно: вся предыдущая история криптовалютных курсов свидетельствует, что меняться на месячном интервале в пределах тысяч процентов в ту или иную сторону для них совершенно естественно.

Экономисты прямо указывают на спекулятивный характер подавляющего большинства биржевых транзакций с участием виртуальных расчётных единиц. И в триумфальном для биткойна 2017 г., и в отрезвляющем 2018-м через BitPay Inc., крупнейший с мире бизнес-шлюз для перевода криптоденег при покупке реальных товаров и услуг в фиатные валюты, была выведена примерно одна и та же сумма, — 1 млрд долл. США. Для сравнения, лишь платёжная система Visa обеспечила в 2018 г. оборот 11,4 трлн долл. Даже на пике биржевого курса биткойна доля реальных сделок с его применением не превышала 1,5% от всего их объёма.

Ни повседневным платёжным средством, ни надёжным активом для долгосрочного накопления («цифровым золотом») криптовалюты так до настоящего времени и не стали. Надо полагать, уже и не станут: пока номинальная их цена определяется исключительно биржевыми спекулянтами, понимающих инвесторов такой инструмент не привлечёт. А понимающих — по мере того как надсадная шумиха вокруг «денег из воздуха» затихает, — становится всё больше.

Источник: Максим Белоус, crn.ru

Версия для печати (без изображений)   Все новости