Россияне с охотой и удовольствием осваивают персональный электротранспорт — даже с учётом того, что на большей части территории страны сезон его активной эксплуатации не превышает шести-семи месяцев. Всё больше ритейлеров, занимающихся электроникой и бытовой электротехникой, делают ставку на гироскутеры и родственные им устройства. Вполне вероятно, однако, что перспективы этой техники в нашей стране не столь уж безоблачны.

По данным группы «М.Видео—Эльдорадо», только за апрель нынешнего года продажи электросамокатов в её магазинах выросли в 8 раз в денежном и в 15 раз в количественном исчислении. И это при том, что подобные двухколёсные средства передвижения с продольной базой занимают лишь около 35% от общего объёма продаж персонального электротранспорта. Гироскутеры — машины с поперечным размещением колёсной пары — составляют по количеству около 60% продаваемых в магазинах группы персональных электротранспортных средств.

Наряду с ростом спроса на подобные агрегаты снижается их средняя розничная цена (в апреле 2019-го она составляла уже 15 тыс. руб., на 35% меньше, чем годом ранее), а также меняется модель использования. Эксперты свидетельствуют, что если ещё в прошлом году гироскутеры приобретали по большей части в подарок детям, то теперь растущие продажи электросамокатов обеспечивают прежде всего «цифровые аборигены» — молодые самостоятельные граждане, родившиеся и выросшие уже в эпоху ПК, гаджетов и цифровых информационных потоков. Эти пользователи видят в персональных электросредствах передвижения адекватную альтернативу как авто, личным либо арендуемым, так и общественному транспорту.

Казалось бы, всё замечательно: год от года доля «цифровых аборигенов» в общем объёме покупателей растёт, сам персональный электротранспорт становится всё доступнее, — вот он, новый бурно развивающийся сегмент розничного рынка! Однако же открытый и чистый, на первый взгляд, фарватер этого сегмента на деле оказывается загромождён весьма внушительными подводными камнями. И наиболее крупный из их числа, пожалуй, — отсутствие внятной законодательной базы.

Персональный электротранспорт действующее в РФ на данный момент законодательство не учитывает никак. Иными словами, у любой гужевой повозки на проезжей части и у любого пешехода на тротуаре больше прав, чем у сегвея, моноколеса либо электросамоката. Да, персональный электротранспорт формально отвечает определению «транспортного средства» в действующих ПДД. Однако, скажем, определения «мотоцикла» и «мопеда» в них же указывают на двух- или трёхколёсную конструкцию соответствующего аппарата, — то есть к моноколёсам используемые даже для мопедов правила уже оказываются неприменимы.

И это только одна из существующих коллизий. На деле модный персональный электротранспорт при желании можно отнести, используя букву формулировок Правил, сразу к нескольким категориям транспортных средств, — а можно не относить ни к одной. Тем более, что паспорт, основной документ транспортного средства с точки зрения ГИБДД, для гироскутеров и элетросамокатов в принципе не предусмотрен.

Можно рассматривать эти агрегаты как спортинвентарь — но тогда и эксплуатировать их следует в специально отведённых местах, как горные велосипеды или кросс-байки. Хорош «спортинвентарь» — поперечный гироскутер класса сегвея с полукиловаттным двигателем на каждое колесо, способный разгоняться до 25 км/ч! На тротуаре такое устройство может быть попросту опасно, а на дороге — см. выше — вообще непонятно, какие к нему правила прилагать.

Впрочем, законодательную базу под малый персональный электротранспорт рано или поздно подведут, систему их регистрации и эксплуатации разработают, контролировать их на дорогах научатся. Но и в этом случае на бизнес-фарватере занятых их продажами ритейлеров останется как минимум ещё один немалых размеров подводный камень: физическая небезопасность этих юрких компактных машин. В одних только США с начала 2018 г. погибли по меньшей мере 11 наездников на гироскутерах и подобных им транспортных средствах; количество же полученных в ходе ДТП с этими устройствами травм исчисляется десятками, если не сотнями тысяч. Надёжной глобальной статистики такого рода нет, но можно предположить, что чем ниже в стране общая культура вождения, тем большей опасности будут подвергать себя и окружающих «цифровые аборигены», спешащие на своих электросамокатах из коворкинга в барбершоп или смузичную.

Вертикальное расположение наездника и полное отсутствие каких бы то ни было средств пассивной защиты ведут к серьёзным последствиям даже в случае небольшой аварии с участием гироскутера. Департамент здравоохранения Остина, штат Техас, приводит такие сведения: лишь за первые три месяца 2018 г. зафиксировано 192 травмы, полученные в дорожных происшествиях с участием гироскутеров и подобных им аппаратов. Около половины — повреждения головы, включая 15% серьёзных ушибов головного мозга, сопровождавшихся сотрясениями и внутренними кровоизлияниями. Это вполне объяснимо, учитывая, что лишь менее 1% наездников малого персонального электротранспорта надевают, собираясь в поездку, шлемы. А с ростом числа несчастных случаев широкий потребительский интерес к такого рода транспорту рискует быстро остыть.

Рынок гироскутеров и родственных им аппаратов действительно заманчив и перспективен. Не зря Стив Джобс, ещё в 2001 г. ознакомившийся с прототипами первых сегвеев, назвал этот транспорт «не менее масштабным изобретением, чем персональный компьютер». Примерно в сотне городов мира поперечные гироскутеры и электросамокаты уже предлагают в аренду муниципальные власти, и проекты по организации такого сервиса — с оборудованием парковочных стоек, с установкой следящего оборудования и налаживанием централизованного мониторинга — выглядят с интеграторской точки зрения чрезвычайно привлекательно. И всё же не следует забывать о подводных камнях, входя в этот фарватер: может статься, что навигация по нему вместо ожидаемых прибылей принесёт в среднесночной перспективе лишь убытки и разочарование.

Источник: Максим Белоус, crn.ru

Версия для печати (без изображений)   Все новости