Голосовой помощник — удобнейшая технология: в любой момент позволяет получить ответ на практически любой вопрос. Но есть небольшой нюанс: всё, произнесённое пользователем в присутствии умной колонки, может быть использовано во благо маркетинговых партнёров выпустившей этот гаджет компании.

Микрофоны умной колонки постоянно активны — но лишь для того, чтобы не пропустить произнесённую поблизости о неё ключевую фразу: «Окей, Гугл» или «Слушай, Алиса». Та речь, что затем последует, действительно выслушивается и распознаётся как команда либо вопрос. Голосовой помощник исполняет затем команду либо отвечает на вопрос — и... всё? Как выясняется, вовсе не всегда.

Как сообщает бельгийская вещательная компания VRT News, умная колонка Google Home без ведома своих владельцев вносит посильную лепту в основной бизнес информационного гиганта: рекламный. Ведь если человек спросил у голосового помощника, где ему приобрести, скажем, диван, то в рамках голосового же ответа слишком мало возможностей для контекстной рекламы.

Зато такую рекламу можно будет демонстрировать этому же самому человеку по другим каналам — в смартфоне, через почтовый клиент на ПК, в меню умного телевизора — если привязать заданный голосовому помощнику вопрос к общему маркетинговому профилю данного потребителя. И эффективность показа рекламы диванов именно в данный момент, очевидно, окажется выше, чем в среднем по всей клиентской выборке. А это — дополнительная прибыль и для самой Google, и для её маркетингоаых партнёров.

В результате записи бесед с умными колонками становятся доступны не только сотрудникам самой корпорации-вендора (это можно ещё как-то объяснить технической необходимостью совершенствования алгоритмов распознавания речи), но и её подрядчикам. Что полностью лишает смысла сам термин «конфиденциальность» в приложении к разговорам с голосовыми помощниками.

VRT News провела настоящее журналистское расследование, получив информацию от знакомого с вопросом источника, который имел непосредственное отношение к прослушиванию сделанных умными колонками записей в качестве подрядчика Google. Интересно, кстати, что на связь с редакцией источник вышел после того, как прочёл предыдущий её материал об аналогичном поведении другого голосового помощника, — Amazon Alexa.

Изучение предоставленных подрядчиком Google материалов позволило журналистам сделать вывод о педантичной системности, с которой мегакорпорация подходит к обработке зафиксированных умными колонками разговоров. Каждая расшифрованная запись оказалась тщательно аннотирована и сопровождалась базовыми персональными данными говорившего: пол, возраст, уровень доходов и т. п.

О, разумеется, Google передавала подрядчикам только деперсонифицированные записи, без привязки к конкретным именам и адресам: с точки зрения буквы закона придраться тут не к чему. Однако для рядового потребителя дело вовсе не ограничивается буквой закона. Сознательно что-то выкладывая в Интернет, даже самые наивные пользователи уже привыкли допускать ненулевую вероятность утечки этих данных: затухание информационного резонанса по итогам очередных взломов соцсетей и почтовых порталов тому свидетельство. Но следить за языком, общаясь в собственном доме с приобретённым за свои же деньги гаджетом, — это как-то уже немного слишком.

Вдобавок, деперсонификация записей Google перед передачей их подрядчикам попросту не может быть всеобъемлющей. Фраза «хочу купить машину» кардинально меняет значение в зависимости от того, произнёс её восьмилетний мальчишка, гламурная студентка престижного вуза или коммерсант средней руки из глубинки.

В ходе своего расследования журналисты VRT News сумели, проанализировав десятки помеченных одними и теми же условными номерами записей, идентифицировать произносивших записанные фразы жителей Бельгии и Голландии. Идентифицировать полностью, вплоть до адресов проживания. Вишенкой на торте стали визиты журналистов по выявленным адресам и предъявление ничего не подозревавшим гражданам распечаток произнесённых ими в полном уединении, как им казалось, фраз. Реакцию счастливых покупателей Google Home на подобный сюрприз вполне можно представить.

По словам представителей самой Google, с которой журналисты, разумеется, связались, расшифровке с детальным аннотированием и последующим использованием в рекламных целях подвергаются «не более 0,2% от общего числа аудиозаписей»". Что косвенно подтверждает сам факт фиксации этих самых записей; причём до тех пор, пока они не покидают пределов серверов Google, они наверняка остаются персонифицированными. Корпорация недавно признала, что её партнёры допустили утечку примерно 1 тыс. записей разговоров частных лиц с её голосовым помощником. Вряд ли это сильно порадует тех, кто в ближайшем будущем станет задумываться о приобретении такой полезной, такой удобной умной колонки.

По данным Canalys, только за I кв. 2019 г. в мире было продано 20,7 млн единиц умных колонок; на 131,4% больше, чем за тот же период годом ранее. Google Home лидирует по занимаемой на этом рынке доле — правда, составляет та всего 16,8%, и на пятки американской корпорации активно наступают китайские бренды с аналогичными гаджетами: Baidu (16,0%), Alibaba (15,5%), Xiaomi (15,4%). В денежном выражении глобальный объём продаж умных колонок в текущем году составит, по оценке Deloitte, 7 млрд долл. США, — на 63% больше, чем в предыдущем.

Записывают ли друие вендоры разговоры ничего не подозревающих пользователей таким же образом, как это делает Google, доподлинно неизвестно. Но можно предположить, что гарантированное (хотя бы в виде отдельного пункта пользовательского соглашения) отсутствие такой функциональности сделает альтернативные умные колонки более привлекательными в глазах технически сведущих, заботящихся о своей информационной безопасности потребителей. На столь бурно растущем рынке даже минимальное, чисто психологически обусловленное преимущество может сыграть важнейшую роль.

Источник: Максим Белоус, crn.ru

Версия для печати (без изображений)   Все новости