Статистика — крайне чувствительная к точности определений область. В частности, от того, как именно определить понятие «персональный компьютер», напрямую зависит, показывают продажи этих устройств падение или же, наоборот, демонстрируют весьма ободряющий рост (по крайней мере, на отдельных географических рынках).

Как уже отмечал CRN/RE, сегмент персональных компьютеров находится в затяжном пике́ на протяжении семи лет. И конца-краю поступательному движению вниз не видно: глобальный CAGR для этого рынка ожидается на уровне —1,6% вплоть до 2023 г. В 2017-м, как свидетельствует собранная IDC статистика, был преодолён важный рубеж: именно тогда мировые поставки традиционных настольных ПК впервые за десятилетия составили менее 100 млн единиц за год. Отдельные локальные рынки могут демонстрировать ещё более резкую динамику спада, обусловленную дополнительным давлением внешних обстоятельств вроде недавнего повышения НДС в России.

Тем не менее, второй квартал текущего года показал на удивление оптимистичные результаты именно по сегменту классических персональных компьютеров. Оба ведущих в ИТ-отрасли глобальных аналитических агентства засвидетельствовали положительный прирост отгрузок: Gartner оценила его в 1,5%, тогда как IDC — в целых 4,7% относительно аналогичных трёх месяцев 2018 г. Тренд позитивный, но разница в оценке его величины откровенно настораживает, поскольку явно выходит за пределы статистической погрешности.

Выясняется, впрочем, что всё дело — в различии методик. Точнее, в разнице определений того, какие именно устройства относить к категории «персональные компьютеры». Пока рынок ПК в целом был велик и в значительной степени однороден — представлен по большей части привычными ноутбуками, «башнями», моноблоками и неттопами, — девиации в определениях, принятых различными агентствами, проявляли себя слабо.

Однако в наши дни спектр предложений персональных вычислительных систем на базе платформы х86 заметно расширился. Вместе с тем, поставки классических ПК настолько упали, что на их фоне, словно валуны в русле обмелевшей реки, становятся гораздо заметнее казавшиеся прежде незначительными товарные группы. А именно, хромбуки и устройства Microsoft Surface (фактически — крупноэкранные планшеты на базе процессоров х86 и под управлением MS Windows).

IDC, как выяснилось, относит хромбуки к традиционным ПК, но не включает в этот сегмент устройства Surface, то есть ставит во главу угла форм-фактор (который у хромбуков — вполне себе классический ноутбучный, «ракушка»). Gartner же, напротив, при определении «традиционных персональных компьютеров» исходит из типа используемой ОС, и потому планшеты Surface, на которых работает привычная х86-Windows, в категорию ПК включает, зато хромбуки с их облачной Chrome OS — нет.

В России и та, и другая категория нетрадиционных х86-систем не слишком распространены. Однако для американского рынка подобная разница в методиках подсчёта оказывается в последние годы определяющей. По оценке Gartner (когда хромбук — не ПК, а Surface — ПК), персональных компьютеров во втором квартале нынешнего года оказалось отгружено на 0,4% меньше, чем за тот же период 2018-го. В то же самое время IDC, отталкиваясь от своего определения (хромбук — ПК, Surface — не ПК), зафиксировала за тот же квартал «характеризующийся значительной одноразрядной величиной» рост (можно предположить, что это как минимум 5, а то и 7-8% относительно II кв. прошлого года).

Сопоставление двух этих оценок позволяет судить о значительном спросе на хромбуки, существующем в США. И действительно, множество школ в этой стране в качестве учебного оборудования закупают именно такие компьютеры — фактически, облачные терминалы, — вследствие их относительной дешевизны и великолепной администрируемости. Для хромбуков не требуются антивирусы, на них невозможно установить стороннее (отвлекающее от учёбы) ПО, они предоставляют доступ к строго очерченному и уверенно контролируемому преподавателем кругу онлайновых сервисов.

Можно рассматривать хромбуки как первый подход массового рынка ПК «к снаряду» DaaS — концепции, активно завоёвывающей популярность в том числе и у российских бизнес-заказчиков. Смартфоны и планшеты с их обширной палитрой онлайновых сервисов успели уже приучить современного пользователя к тому, что устройство в его руках — всего лишь рабочий терминал, физическое окошко в виртуальный мир безграничных возможностей, предоставляемых ему как услуга. При наличии уверенного стабильного выхода в Интернет хромбук во множестве случаев оказывается ничуть не менее функциональным устройством, чем классический ПК с локально инсталлированным ПО. А если нет разницы, зачем платить больше?

По мере совершенствования Интернет-коммуникаций хромбуки наверняка перестанут отличаться от привычных «полноценных» ПК и по такому важнейшему параметру, как способность исполнять тяжёлые приложения: что игровые, что рабочие. Стриминговые сервисы доступа к прикладному ПО как услуге, такие как Project Stream, позволят локальным терминалам с минималистскими «железными» конфигурациями подключаться к виртуальным машинам в облаке, где и будут фактически исполняться ресурсоёмкие задачи — от 3D-игр до CAD/CAM-приложений.

Повсеместно доступные сверхширокополосные каналы — в первую очередь, грядущие 5G и Wi-Fi 6 с их ничтожными задержками прохождения сигнала и высокими реальными скоростями — дадут возможность пользователю простенького недорогого терминала взаимодействовать с «тяжёлым» ПО, получая по сети картинку с разрешением 4K UHD и частотой обновления не менее 30 кадр/с. Вполне вероятно, что как только подобный сценарий общедоступного терминального подключения более или менее широко распространится, это приведёт к ещё более драматичному спаду поставок классических «полноценных» ПК. Зато одновременно вызовет бурный рост потребности в хромбуках и подобных им устройствах.

В России перспективы Project Stream пока выглядят несколько туманными — хотя бы по причине подчинения развивающей его компании Google американской юрисдикции. Быть может, через два-три года, когда стриминг пользовательского ПО из облака окрепнет в качестве глобального тренда, у нас возникнут и аналогичный сервис (на базе, к примеру, «Яндекса»), и какие-нибудь соответствующие «яндексбуки». Тем более, что даже для глобальных вендоров ПК освоить выпуск подобных моделей, ориентированных на наш локальный рынок, труда не составит: от хромбуков они по конфигурации будут практически неотличимы.

Так что всё пока говорит о том, что уважаемая компания IDC более дальновидна в своём подходе к определению того, что же считать «персональным компьютером», чем уважаемая компания Gartner. Поскольку даже если «полноценный» ПК окончательно превратится в узкоспециализированный нишевый товар, спрос на персональные цифровые устройства для исполнения тяжёлого ПО (пусть в облаке, а не локально) в любом случае сохранится ещё надолго — как у частных потребителей, так и у корпоративных заказчиков.

Источник: Максим Белоус, crn.ru

Версия для печати (без изображений)   Все новости