Этим вопросом нередко задаются руководители организаций, радеющие за оптимизацию непрофильных расходов. Модному тренду «хотя бы раз в неделю работать вне офиса» в 2018 г., согласно исследованию швейцарской консалтинговой компании IWG, следовали 70% из опрошенных в 96 странах мира 18 тыс. «белых воротничков». Понятно, что наёмные работники с удовольствием проводят урочные часы вне офисных стен. Но насколько эта тенденция отвечает интересам их нанимателей?

Вопрос не праздный: раз уж Минтруд России недавно разъяснил, что введение сокращённой рабочей недели на предприятиях не противоречит действующему законодательству, может, вообще перестать лицемерить? Допустить, что в «день вне офиса» лишённые менеджерского пригляда сотрудники всё равно бьют баклуши, и перевести хотя бы делопроизводителей на четырёхдневку? На деле, впрочем, выясняется, что плодотворный труд за компьютером вне стен учреждения вполне реален. И что, более того, производительность дистанционного труда часто оказывается выше, чем на официальном рабочем месте.

Собственно, исходный смысл сокращения продолжительности рабочей недели (во Франции в 2000 г., когда был законодательно установлен лимит в 35 часов) — в том, чтобы заставить работодателей нанимать больше сотрудников для исполнения насущных задач, снижая тем самым уровень безработицы. Ряд экспертов в области трудовых отношений считает, что уменьшить число рабочих часов и даже дней в неделю при сохранении ежемесячной зарплаты на прежнем уровне — значит повысить производительность труда, поскольку сотрудники будут лучше отдыхать и станут меньше подвержены профессиональному выгоранию. Однако как минимум на частных российских предприятиях, в особенности средних и небольших, такой перекройки рабочего расписания вряд ли стоит в ближайшем будущем ожидать.

Санкционированный руководством еженедельный «день вне офиса», а то и не один, — дело совсем другое. Уже упомянутая компания IWG в начале текущего года опубликована очередную версию своего исследования глобального офисного ландшафта с подзаголовком «Welcome to Generation Flex», что можно перевести как «Встречайте поколение гибкости». Просуммировав мнения 15 тыс. опрошенных «белых воротничков» из 80 стран мира, аналитики сделали образный вывод о том, что работа в классическом режиме «9-5» сегодня настолько же адекватна актуальным реалиям и вызовам бизнес среды, насколько соответствуют современным требованиям к оперативности и плотности потока обмена данными факсимильные аппараты.

Исследование позволяет сделать вывод, что уже 62% предприятий в мире практикует гибкий подход к организации офиса: можно сказать, его виртуализацию и распределение (смысл тот же, что и в термине «распределённые вычисления»). Это значительно более основательный сдвиг парадигмы, чем просто дозволение раз в неделю подключать свой ноутбук к корпоративной сети дистанционно. В этих 62% организаций не руководство директивно устанавливает «день вне офиса», а сами сотрудники — представители того самого Generation Flex — убеждают менеджмент принимать в расчёт их стремление организовывать условия своего труда наиболее приемлемым для всех способом.

Убеждают, кстати говоря, не декларативными апелляциями к неким экспертным оценкам, а на практике. Руководители, сами уже люди сравнительно молодые, всё чаще с пониманием идут навстречу желанию сотрудников работать гибко, сочетая дистанционную занятость с офисной в различных пропорциях, — и не прогадывают. 85% бизнес-лидеров из тех, что приняли участие в опросе IWG 2019 г., подтвердили: гибкая организация работы персонала их компаний ведёт к приросту производительности. При этом 67% оценили примерную величину этого прироста в 20% и более. Совсем неплохо, если помнить о сохранении фонда оплаты труда на прежнем уровне.

Другие выводы этого исследования таковы: по состоянию на начало 2019 г. уже более 50% «белых воротничков» в мире как минимум 2,5 рабочих дня каждую неделю проводят вне стен своего офиса (дома, в кафе, библиотеках, коворкинговых пространствах, на лавочках в парке и т. д.). Учитывая вечный дефицит квалифицированных кадров, в ИТ-области особенно сильный, крайне важным представляется следующее заключение: 80% соискателей сегодня при прочих равных однозначно отдадут предпочтение тому нанимателю, который не будет ставить обязательным условием приёма на работу пребывание в офисе в режиме «9-5».

Участвовавшие в опросе руководители предприятий квалифицированным большинством — 65% — подтвердили, что переход на гибкую систему организации офисного труда позволил им зримо сократить капитальные и операционные расходы. Особенно это касается современных компаний, расположенных в крупных городах, в съёмных офисах с высокой арендной платой, когда высвобождение каждого квадратного метра занимаемых площадей ощутимо сокращает расходную часть бюджета.

Тенденция эта особенно привлекательна с точки зрения ИТ-рынка, поскольку эффективная организация совместной работы распределённого офиса требует известных инвестиций в инфраструктуру. В пример отчёт IWG приводит Южную Африку: хотя в этой наиболее развитой стране континента 37% «белых воротничков» работают в компаниях, согласных предоставлять им возможность трудиться дистанционно хотя бы частично, лишь 19% нанимателей в состоянии обеспечить своих сотрудников необходимым для этого «железом». Вполне вероятно, что уже в скором времени помощь в построении распределённого офиса — которое должно охватывать все вопросы, от предоставления компьютеров и смартфонов дистанционным работникам в собственность либо аренду до обеспечения информационной безопасности деловых транзакций — станет одним из востребованных направлений деятельности российских интеграторов.

Как вы относитесь к 4-дневной рабочей неделе?

В связи с разговорами о возможности перехода на 4-дневную рабочую неделю в России мы провели в Facebook соответствующий опрос.

Вопрос об отношении к этой инициативе был задан руководителям компаний и сотрудникам, которые не относят себя к категории руководителей.

Большинство руководителей (52 из 75 ответивших) выступают против сокращения рабочей недели. Кто-то считает, что эта инициатива совершенно нереалистична. Другие возражают, поскольку не верят, что сотрудники будут успевать выполнить ту же работу за меньшее время — а тогда непонятно, почему владельцы должны тратить свои деньги на оплату труда при сокращении объема работ. Еще одно мнение — «праздники и „длинные выходные“ выбивают из ритма».

Кстати, последний аргумент приводили и те сотрудники, которые не хотят сокращения рабочей недели. И он был самым распространенным. Вообще же голоса «за» и «против» среди сотрудников распределились ровно 50×50 (всего 234 ответа). Те, кто против, объясняли свою точку зрения по-разному. Многие не верят, что уровень доходов сохранится прежним. Допустим, у работодателя не будет возможности сократить зарплату, но изменить систему бонусов он точно сможет. «Народ сопьется», «у нас и так производительность труда низкая, куда еще рабочую неделю сокращать?» — еще два популярных ответа. Кроме того, как и руководители, многие сотрудники не верят, что идея по поводу 4-дневной рабочей недели высказана всерьез, видят в этом политическую подоплеку.

«За» инициативу высказывались в основном женщины, и их главный аргумент: будет больше времени для семьи, нормализуется баланс работы и личной жизни. И несколько человек выступили за сокращение рабочей недели за счет более короткого рабочего дня (6-7 часов), а не за счет введения еще одного выходного. Как вариант — удлинение отпуска еще на 2 недели.

Источник: Максим Белоус, crn.ru

Версия для печати (без изображений)   Все новости