Современные компании собирают великое множество информации. Не только о партнёрах и клиентах, но и о собственном персонале. И всё чаще данные о привычках и стиле работы сотрудников используются руководством для оптимизации своих же внутренних бизнес-процессов.

Тотальная цифровизация открывает широчайшие возможности для анализа информации, тем или иным образом вовлечённой в деловой оборот. Здесь даже не заходит речи о покушении на личное пространство сотрудников — в отличие от ситуации с установкой в офисе камер видеонаблюдения, ведущих активный мониторинг рабочих мест, или о сплошной перлюстрации документооборота стоящими на страже корпоративных секретов системами контентного анализа. Куда более щадящими методами сегодня анализируется повседневная рабочая переписка наёмного персонала — и получаемые на выходе данные порой служат поистине бесценными подсказками для оптимизации бизнес-процессов.

The Wall Street Journal приводит такой пример: компания McKesson, один из ведущих оптовых игроков на фармацевтическом США, в прошлом году отдала на аутсорсинговую обработку технологическому стартапу TrustSphere метаданные более 130 миллионов электронных писем, написанных и полученных её сотрудниками, число которых в отделениях по всей стране превышает 20 тыс. Сделано это было с целью выяснить, почему некоторые отделы продаж компании демонстрируют заметно превышающую средний уровень эффективность: регулярно заключают больше контрактов на более крупные суммы.

Привычный способ — привлечь профессиональную команду бизнес-аналитиков и провести детальное исследование — здесь с очевидностью не подходил. Слишком велик масштаб бизнеса; слишком медленно собирают и анализируют информацию живые люди. Да и в целом ситуация была откровенно неочевидной: блестящие показатели раз за разом демонстрировали различные отделения, расположенные в разных штатах (вовсе не обязательно в наиболее «денежных»), сотрудничавшие с не имевшими между собой ничего общего поставщиками и заказчиками и т. п.

Самое же интересное как раз в том, что TrustSphere получила для обработки не сами электронные письма целиком, а именно их метаданные: адреса отправителя и получателя, точное время отправки, информацию о длине и связности последовательных цепочек ответных писем («На: На: На: На: Деловое предложение») и т. п. Иными словами, машинной обработке подвергались не внутренние детали бизнес-коммуникаций как таковые, но структура внутренних связей и иерархия принятия решений.

Эксперты из TrustSphere пришли в итоге к интереснейшему выводу: чем слабее натянуты управленческие вожжи внутри подразделения и чем выше качество коммуникаций его сотрудников с внешними контрагентами, тем эффективнее оказывается его деятельность в самом что ни на есть ощутимом, денежном выражении, — в объёмах сгенерированной для компании выручки.

Выяснилось, что продуктивнее всего труд команд со сравнительно слабыми внутренними связями (когда между собой коллеги по рабочей почте общаются мало) и с чрезвычайно прочными внешними коммуникациями (значительный поток писем между участниками данной команды и её контрагентами). Напротив, отделы, сотрудники которых примерно в равной мере склонны вести обширную переписку как с собственными коллегами, так и с представителями компаний-контрагентов, демонстрируют значимо сниженную эффективность деловых коммуникаций.

О причинах выявленной путём обработки больших данных зависимости эксперты не рассуждают: их дело — предоставить заказчику результаты объективного машинного анализа. Руководство McKesson также пока воздерживается от широких обобщений и скоропалительных выводов, — например, не предписывает сотрудникам в обязательном порядке снизить интенсивность обмена электронными письмами внутри отделов. Интересно, однако, что полученный TrustSphere результат в полной мере отвечает наметившейся в западной бизнес-аналитике последнего времени тенденции: Think More, Collaborate Less.

«Больше думать, меньше взаимодействовать» — правило, которому не так-то просто следовать в современных реалиях открытых офисных пространств, непременного тим-билдинга и регулярных длительных совещаний по любым возникающим вопросам — как вживую, так и с применением голосовой либо видеоконференцсвязи. Платформы для цифровых рабочих коммуникаций вроде Slack или Asana также набирают популярность в бизнес-среде, создавая у руководства (начиная с уровня отдела) иллюзию постоянного контроля над происходящими даже в существенно распределённом офисе процессами.

Выясняется, однако, что для обеспечения высокой эффективности умственного труда надо давать человеку — вот уж открытие так открытие! — возможность сосредоточиться и спокойно поразмыслить в тишине и покое. Непрерывный же прессинг всепроникающих цифровых коммуникаций, будь то моргающий в Skype значок вызова или новое письмо от непосредственного руководителя в электронной почте, заставляет внимание рассеиваться.

Вот почему, надо полагать, расходующие меньше усилий и времени на коммуникации в группе сотрудники отделов продаж McKesson демонстрируют лучшие показатели этих самых продаж, чем их более склонные к переговорам внутри коллектива коллеги. Пусть даже переговоры внутри коллектива ведутся строго по делу, — они всё равно мешают сосредоточиться на главном. И современные распределённые офисы с дистанционно занятыми сотрудниками, каждый из которых на своём участке делает всё возможное ради общего дела, демонстрируют настолько высокую эффективность.

Безусловно, продуктивный труд при минимальном уровне взаимодействия с коллегами требует от каждого работника высочайшей самодисциплины и ответственности, а от менеджмента на всех уровнях — немалого ума и такта для ненавязчивой и в то же время безупречной организации труда таких «волков-одиночек». Однако овчинка в данном случае стоит выделки: при нынешнем стремлении бизнеса к сокращению непрофильных затрат будущее именно за распределённым офисом, а не за огромными открытыми пространствами, заполненными непрерывно переговаривающимися друг с дружкой (и не только через электронную почту) социально активными сотрудниками.

Источник: Максим Белоус, crn.ru

Версия для печати (без изображений)   Все новости