В пятницу, 13-го декабря 2019 г. США и КНР достигли-таки соглашения по первой фазе торговой сделки. В результате американский президент отложил на неопределённый срок введение новых тарифов на товары из Поднебесной, что намечены были к вступлению в силу 15-го декабря. Спустя 30 суток после подписания соглашения должны быть снижены американские пошлины на продукцию из материкового Китая. Соответственно, и КНР приостановила свои уже подготовленные ответные меры. Кажется, призрак полномасштабной торговой войны между двумя ведущими экономиками мира отступил, и ИТ-рынок (в числе прочих потенциально затрагивавшихся санкциями и контрсанкциями) может вздохнуть с облегчением. Но... может ли?

Без белых перчаток

«Всех много, а всего мало; всего на всех не хватит», — этой ироничной присказкой неплохо описывается экономическая ситуация после так и не пережитого толком глобального кризиса 2008 г. От безудержной глобализации мир явственно разворачивается в сторону регионального, а то и странового коммерческого изоляционизма, в большей или меньшей степени выраженного. На этом фоне образ Китая как всемирной мастерской, готовой снабжать высокотехнологичными продуктами любых заказчиков по всему свету, стремительно теряет актуальность. Администрация Дональда Трампа с самого начала его президентства взяла чёткий курс на возвращение производств в территориальные пределы США — и с этой точки зрения её политика в отношении китайских товаров выглядит вполне обоснованной и последовательной.

Ещё в прошлом, 2018 г. не самый последний китайский производитель телекоммуникационного оборудования ZTE Corp. ощутимо пострадал от нарастания политико-экономической напряжённости между США и КНР. Напомним, что в апреле того года Министерство торговли США обвинило ZTE в нарушении американского (не международно санкционированного) эмбарго на поставки высокотехнологичного оборудования Ирану. В результате были запрещены поставки китайской компании ряда произведённых в США компонентов, включая процессоры Qualcomm, на основе которых строился весь модельный ряд смартфонов ZTE. В результате уже к началу мая компания остановила практически все основные производственные операции.

Вслед за этим, не прошло и десяти дней, в очередном своём твите президент Трамп предложил ZTE «помочь вернуться в бизнес» — на фоне, кстати говоря, продолжавшегося ухудшения политических и экономических отношений между США и КНР. Спустя примерно месяц Министерство торговли США назвало условия урегулирования вопроса с ZTE: от неё потребовали уплатить штраф в размере 1,4 млрд долл. и ввести изменения в состав правления и оперативного руководства. Китайцы пошли навстречу — и компания возобновила деятельность. Классическая схема «наезд-откат», отработанная широкоплечими бизнесменами в малиновых пиджаках в России 1990-х, сыграла в данном случае без сбоев.

В начале же года 2019-го, когда примерно по тому же плану американцы обвинили другую китайскую компанию, Huawei, в краже технологий и нарушении условий торговых санкций, коса нашла на камень. Собственно, как угрозу крупнейшего китайского ИТ-вендора в США воспринимали едва ли не с 2012-го, но полномасштабная атака на неё развернулась лишь в уходящем году. Го Пин, действующий исполнительный директор Huawei, назвал в феврале 2019-го две основные причины этого: что компания мешает Соединённым Штатам шпионить за всеми подряд, — и что она чересчур успешна в развитии технологий 5G, и если допустить построение сотовых сетей пятого поколения по всему свету на оборудовании Huawei (а не «корпоративных партнёров» АНБ и других трёхбуквенных американских силовых структур), то, опять же, США лишатся возможности шпионить за всеми подряд.

«Резкие критические выпады в адрес Huawei являются прямым результатом того, что Вашингтон понял, что Соединенные Штаты отстали в области разработки стратегически важной технологии, — решительно заявил тогда Го Пин. — Всемирная кампания против Huawei не имеет ничего общего с безопасностью, и обусловлена лишь стремлением Америки подавить набирающего силу технологического конкурента». В отличие от ZTE, компания не прогнулась под угрозой отлучения от поставок американского аппаратного и программного обеспечения, а принялась доводить до ума уже имевшиеся собственные разработки, а также интенсивно развивать новые.

В результате уже в августе была представлена собственная операционная система Huawei под названием HarmonyOS (в девичестве, на домашнем китайском рынке, — Hongmeng). Это мультиплатформенная операционная система с открытым исходным кодом на базе единого микроядра Linux, исходно предназначавшаяся для оснащения элементов Интернета вещей, таких как умные телевизоры и умные часы. К тому времени наложенные на Huawei санкции не были сняты, лишь отсрочены, — однако определённые трудности в работе компании сама перспектива их введения, безусловно, создавала.

Впрочем, невзирая на прессинг со стороны властей США, выручка компании по итогам первого полугодия 2019-го выросла на 23% — прежде всего в силу чрезвычайно высокого спроса на смартфоны Honor и Huawei на внутреннем китайском рынке. Как свидетельствуют подсчёты Canalys, только за II кв. текущего года отгрузки смартфонов в КНР увеличились на 31% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Аналитики указывают, что рост интереса к устройствам угодившей под американские санкции компании был частично обусловлен по-прежнему привлекательным соотношением цены и качества её продукции, а частично — инспирирован патриотическими настроениями покупателей на её домашнем рынке.

Тарификация прогресса

С 1-го сентября уходящего года дополнительному обложению в 10% при импорте в США должен был подвергнуться целый ряд товаров, произведённых в материковом Китае, включая такие высокотехнологичные устройства как смартфоны и ноутбуки. Заблаговременное объявление об этом очередном шаге в разворачивающемся между крупнейшими экономиками мира торговом противостоянии ещё летом заставило ведущих разработчиков компьютерной техники задуматься о переводе своих производств из КНР в другие страны. 13-го августа стало известно, что администрация президента Трампа перенесла 10%-ное введение тарифов, которое должно затронуть товары на не менее чем 156 млрд долл., на 15-е декабря текущего года. Именно этот несостоявшийся перенос, напомним, и был в итоге на неопределённое время отложен 13-го декабря.

Перенос связан с возобновлением переговоров о торговой сделке между двумя странами и привёл к краткосрочному, но довольно ощутимому оживлению на мировых биржах. Так, акции Apple, подавляющее большинство персональных устройств под маркой которой производится на контрактных фабриках именно в КНР, в моменте вырастали на 4,2%. «Мы делаем это ради рождественского сезона; просто для того, чтобы не затронуть интересы американского потребителя», — пояснил тогда Дональд Трамп.

По данным Бюро переписи населения США, из материкового Китая в 2018 г. поступили 82% всех ввозимых в страну сотовых телефонов и 94,5% ноутбуков. Значительная доля ритейлеров и дистрибьюторов успела заполнить склады грозящим подорожать товаром ещё в летние месяцы, однако повышения цен после введения тарифов вряд ли удалось бы избежать. Это подтверждает пример ТВ-панелей, умных колонок и настольных ПК, ввозные пошлины на которые всё же были подняты в сентябре — и о грядущем через считанные недели подорожании которых сразу же предостерегла потребителей американская Consumer Technology Association.

Дальше — больше: поставки смартфонов Huawei в глобальном масштабе выросли в III кв. 2019 г. до 66,8 млн единиц, что позволило компании отвоевать 17,6% смартфонного рынка, утвердившись на втором месте после Samsung с её 20,6%. Общий же объём отгрузок смартфонов в мире за этот период составил 380,0 млн единиц; почти столько же, сколько и год назад за те же три месяца, — 379,8 млн (данные IHS Markit). По сведениям Counterpoint Research, на домашнем рынке материкового Китая Huawei достигла рекордной доли в 40%, потеснив других именитых домашних вендоров, таких как Xiaomi, Oppo и Vivo.

Аналитики подчёркивают, что на стагнирующем смартфонном рынке особую роль в определении динамики продаж начинают играть субъективные факторы. В частности, сам факт нападок на флагмана китайской ИТ-индустрии со стороны США спровоцировал, благодаря патриотическим чувствам огромных масс населения КНР, заметный рост продаж смартфонов под марками Huawei и Honor. В результате взлёт отгрузок сотовых аппаратов на домашнем рынке с лихвой компенсировал снижение заграничных поставок.

При этом компании удалось полностью заменить американские компоненты в своих смартфонах, что позволило без каких бы то ни было оговорок позиционировать их как целиком и полностью сделанные в Китае. Недавний запуск моделей семейства Mate 30 без привычного комплекта ПО от Google стал ещё одним шагом в направлении взятого Huawei курса на полную независимость от американских технологий. И в нынешних политико-экономических реалиях этот курс себя, судя по всему, оправдывает: Huawei Consumer Business Group объявила в конце ноября, что знаковый рубеж в 200 млн отгруженных в канал продаж смартфонов был пройден в 2019 г. на 64 дня раньше, чем в прошлом.

Кому война

Третий квартал уходящего года в целом оказался для Huawei, основной мишени американских санкций против Китая в ИТ-отрасли, довольно удачным. Компания с января по сентябрь выручила 610,8 млрд юаней, что на 24,4% больше, чем за тот же период 2018-го, а прирост чистой прибыли на этом интервале год к году составил 8,7% . Продолжается развитие технологий 5G, в том числе с участием зарубежных партнёров; на мировые рынки поставлено более 400 тыс. активных антенн Massive MIMO для сотовых сетей пятого поколения. Официальный отчёт компании особо подчёркивает, что к концу III кв. 2019 г. более 700 городов мира, 228 компаний из списка Fortune Global 500 и 58 компаний из списка Fortune Global 100 выбрали именно Huawei как партнёра для проведении цифровой трансформации.

Да и американские ИТ-гиганты сами отнюдь не готовы порвать с Huawei. После введения ограничений они, разумеется, формально следовали запрету на поставки микропроцессорного и иного оборудования китайской компании, но в то же время — бизнес есть бизнес! — нашли безопасные для себя обходные пути. В частности, корреспондентам The New York Times стало известно, как именно обходят запрет на поставки микропроцессорного оборудования Huawei ведущие американские вендоры, Обходят, не нарушая притом никаких законов: увильнуть от недвусмысленного запрета транснациональным корпорациям помогает сама их распределённая структура.

Производственные мощности ИТ-гигантов в подавляющем большинстве случаев рассеяны по свету. И если какой-нибудь процессор Intel, что выпущен на фабрике в Орегоне, маркирован как «Made in USA», то ведь у микропроцессорного гиганта имеются и другие фабрики — например, израильская Fab 28. А Fab 68, производящая память 3D NAND, и вовсе размещена в городе Далянь китайской провинции Ляонин. Но ведь товары, выпущенные под американскими брендами за рубежом, по всем бухгалтерским и налоговым документам вовсе не считаются американскими — и потому под запрет на продажу Huawei не попадают.

Симптоматичен тот факт, что волюнтаристские запреты американской администрации на торговлю сперва с ZTE, а затем с Huawei могут изменить в среднесрочной перспективе саму структуру глобальной ИТ-торговли. Классическая двухуровневая система дистрибуции с чёткой привязкой к локальному представительству того или иного мирового вендора оказывается чрезмерно уязвимой к подобным субъективно обусловленным шагам. Вероятно, глобальные компании уже задумываются над такой реорганизации бизнеса, которая сделала бы их местные представительства более самостоятельными и эффективно вывела бы их из-под американской юрисдикции, которой вынуждены подчиняться штаб-квартиры. По оценке самой Huawei, ежегодные закупки компонентов и оборудования компанией в США производятся на сумму в 11 млрд долл. Терять такие объёмы продаж американские ИТ-гиганты с очевидностью не готовы.

Дополнительный удар по привычной структуре ИТ-рынка нанесло стремление таких ведущих американских ИТ-производителей, как HP Inc. и Dell Technologies, вывести до 30% своего производства ноутбуков за пределы Китая, чтобы ослабить гнёт нервозной неопределённости, создаваемый пресловутой торговой войной. Другие крупные игроки ИТ-рынка — Lenovo, Microsoft, Amazon — также рассматривают возможный «исход из КНР» как оправданный с точки зрения бизнеса шаг. Хотя, по свидетельству инсайдерских источников тайваньского отраслевого издания Digitimes, процесс переноса ИТ-производств из материкового Китая идёт гораздо сложнее и дороже, чем надеялись те, кто решился на него в первую очередь.

Рынок ноутбуков (и, в несколько меньшей степени, других форм-факторов классических ПК) уже ощутил на себе последствия виртуальных тарифных войн. Аналитики Digitimes Research предсказывают снижение мировых отгрузок мобильных ПК в четвёртом квартале 2019 г. на 1,8% по сравнению с третьим, — тогда как третий, в свою очередь, продемонстрировал рост поставок на 2% относительно второго. Ситуация, прямо скажем, необычная: ведь именно IV кв. с его предновогодним ажиотажным спросом традиционно оказывается наиболее удачным. А дело всё в том, что напуганные предстоящим повышением тарифов американские дистрибьюторы и реселлеры активно заполняли склады пока ещё дешёвыми ноутбуками впрок как раз в третьем квартале. И оказались теперь, после пожалованной Трампом Китаю великодушной отсрочки, едва ли не у разбитого корыта. Неизвестно ещё, насколько активно будут американцы покупать в этот высокий сезон компьютерную технику почти полугодичной давности выпуска.

К чему бы в итоге ни привела торговая война между США и КНР, уже очевидно, что на теле мировой торговли она оставит глубокую, вряд ли способную быстро затянуться рану. Глобальные компании всерьёз начинают задумываться о диверсификации своих цепочек поставок в условиях, когда классический прямолинейный канал дистрибуции демонстрирует свою уязвимость. Существенные объёмы средств, которые в иных условиях оказались бы направлены на перспективные НИОКР или на дальнейшее развитие того же самого канала, компании вынуждены тратить на перенос производств и на создание технологий, де-факто дублирующих те, что кем-то уже изобретены и активно внедряются, но по тем или иным внеэкономическим причинам оказываются недоступны.

Торговая война между США и КНР длится уже полтора года, когда американская сторона ввела 25%-ную пошлину на импорт 818 видов продукции из Китая на общую сумму 34 млрд долл. в год. К чему всё это в итоге приведёт, покажет год 2020-й, в особенности его последние два месяца, когда станет понятно, сохранит ли Трамп за собой Овальный кабинет ещё на четыре года — и чего тогда можно будет ожидать от внешнеэкономической политики Америки.

Источник: Максим Белоус, crn.ru

Версия для печати (без изображений)   Все новости