Стандартом видеоотображения Full HD (1920×1080) сегодня не удивить ни владельца смартфона либо ноутбука, ни обладателя домашнего кинотеатра. В чести теперь разрешение 4K (3840×2160) и широкий динамический диапазон (high dynamic range, HDR), а с минувшего года в широкую продажу начали поступать и относительно доступные по цене видеопанели 8K (7680×4320). Немало подобных новинок было представлено в залах лас-вегасской выставки CES 2020. Однако действительно ли ультра- и гипервысокие разрешения сделаются двигателем продаж самых разнообразных устройств, отображающих видео, — от мобильных терминалов и компьютерных мониторов до умных ТВ и коммерческих панелей?

Производители — чисто технически — уже сегодня готовы удовлетворять растущий спрос на HDR и 8K-видеопанели. Другой вопрос, действительно ли этот спрос будет расти желательными для вендоров и канала темпами? Совсем недавно аналитики были весьма оптимистичны в этом отношении. По прогнозу, опубликованному на портале Statista около года назад, уже по итогам 2019 г. в одних только США ожидалась отгрузка в канал 200 тыс. 8К-телевизоров, в 2020-м — 500 тыс., а в 2022-м поставки этого оборудования должны будут, предполагали исследователи, достичь 1,5 млн единиц (см. рис. 1).

Ещё более воодушевляющей казалась при взгляде из 2017 г. картина с телевизионными HDR-панелями. Тогда эксперты из ABI Research предсказали, что на перспективе ближайших 5 лет поставки HDR ТВ (как Full HD, так и 4K, и более высоких разрешений) будут прирастать с CAGR на уровне 41% и в 2022 г. выйдут на уровень 245 млн единиц по всему миру. Широкий динамический диапазон — по-настоящему привлекательная для пользователя технология, в особенности с учётом типичной для сегодняшних киноблокбастеров манеры съёмки. Когда в одном и том же кадре на фоне тёмного высокодетализированного окружения появляется яркий объект, именно HDR-технология позволяет видеопанели одновременно сохранять чёткость отображения деталей и в тенях, и на ярко освещённой части сцены.

Для полноценной реализации технологии HDR желательно, чтобы каждая точка на дисплейной матрице была самосветящейся и, более того, допускала индивидуальную программную регулировку своей яркости. Доминирующим сегодня на рынке LCD-панелям с боковой и даже фоновой подсветкой затруднительно обеспечить адекватную реализацию HDR. Наиболее перспективны в этом плане другие технологии построения экранных матриц: квантовые точки (QD-LCD) и органические светодиоды (OLED). Поставки телевизоров, основанных на обоих этих технологиях, стремительно развиваются и в 2019 г., по оценке IHS Markit, должны были выйти на уровень примерно 8 млн единиц по всему миру.

Безусловно, чтобы в полной мере наслаждаться картинкой на HDR-видеопанели, необходимо располагать соответствующим контентом. Которого пока не слишком много: даже в США практическое внедрение нового стандарта телевещания, ATSC 3.0, поддерживающего HDR, 4K и вертикальную развёртку 120 Гц намечено начать лишь в наступившем 2020 г. Некоторые сериалы на Netflix и иных цифровых платформах, несколько полнометражных фильмов, ряд концертных записей, — пожалуй, вот и весь HDR-контент, доступный прямо сейчас владельцам недешёвых телевизоров с поддержкой соответствующей технологии.

Хотя технология широкого динамического диапазона напрямую не связана с разрешением дисплейной матрицы, едва ли не все выпускаемые сегодня 4K-телевизоры совместимы с той или иной разновидностью HDR. Тем более — видеопанели с разрешением 8К, которые в рамках CES 2020 продемонстрировали и LG, и Samsung, и Sony. Так что широкий динамический диапазон можно считать более или менее устоявшимся стандартом как минимум в премиум-сегменте рынка крупноэкранных устройств видеоотображения. Другое дело — ультра- и гипервысокие разрешения, которые нынешним потребителем, судя по всему, востребованы в заметно меньшей степени, чем ожидали вендоры и канал.

В середине прошлого года ABI Research обновила прогноз по поставкам телевизоров ультравысокого разрешения. Теперь он предрекает прирост отгрузок 4К-телевизоров на ближайшие годы с CAGR на уровне 13% с выходом на показатель 233 млн единиц глобально в 2024 г., — это несколько скромнее ожиданий тех же исследователей в 2017-м. О сколько-нибудь заметных поставках 8К-телевизоров речи пока вовсе не идёт: этот сегмент потребительского рынка видеопанелей продолжает оставаться чрезвычайно узким. Хотя цены на нём ощутимо снизились — от 130 тыс. долл. США, за которые предлагала первую в мире коммерческую 8К-панель Sharp в конце 2015 г., до актуальных 5 тыс. долл. за 8К-ТВ не самых известных китайских брендов сегодня, — входной порог по-прежнему чрезмерно высок для подавляющего большинства покупателей.

С контентом для 8К-телевизоров дело обстоит ещё хуже, чем для их младших 4К-собратьев. На постоянной основе вещание в 8К ведёт пока одна лишь японская медикомпания NHK; к ней намерена присоединиться в нынешнем году корейская KBS. Более того, эффективный медиакодек для 8К-контента VVC (Versatile Video Coding), который обеспечивал бы разумный объём передаваемых по сети данных без потери качества, до сих пор официально не стандартизирован. Эксперты профильных изданий всерьёз отговаривают потенциальных покупателей 8К-телевизоров от приобретения выпускающихся сегодня устройств такого типа — как раз из соображений неочевидности их соответствия будущим стандартам, когда те окажутся, наконец, приняты.

Проблема программных медиакодеков влияет на рынок физических видеопанелей сильнее, чем может показаться. Представители Blu-ray Disc Association недавно подтвердили, что расширения спецификаций оптических дисков с включением в них разрешения 8К не предвидится. А это значит, что в отсутствие физических носителей для доставки 8К-контента придётся использовать либо эфирную трансляцию (что чрезвычайно дорого и сложно), либо Интернет. И вот здесь-то, если не позаботиться своевременно о создании подлинно эффективного кодека, избыточно высокие требования к ширине полосы пропускания могут отвратить массового потребителя от нового формата.

Уже сегодня на больших экранах кинотеатров предпочитают демонстрировать фильмы, снятые с разрешением 2К, а не 4К: как раз потому, что более высокая степень сжатия 4К-контента (ради сокращения объёмов данных) приводит к появлению более заметных артефактов, чем безыскусное растяжение 2К-картинки на огромную простыню кионтеатрального экрана. Для трансляции 4К-контента зрители Netflix, напомним, нуждаются в свободной полосе пропускания 25 Мбит/с, и пока кодек VVC, H.266 или иной подобный не доведён до уровня общепризнанного стандарта, 8К-контент будет требовать ровно вчетверо больше, — 100 Мбит/с. Это примерно 44 Гбайт в час, — для пользователей с предельным ограничением Интернет-трафика в 1 Тбайт за месяц, что для тех же США сегодня норма, это крайне ощутимый удар. А ведь именно Северная Америка должна, по идее, стать основным плацдармом предполагаемой 8К-революции.

И, наконец, самое главное: на глаз разница между двумя 55-дюймовыми панелями, одна из которых демонстрирует видеоролик в разрешении 4К, а другая — 8К, пренебрежимо мала. Ощущаться разрыв в проработке деталей начинает, по субъективным свидетельствам множества экспертов, где-то со 100 дюймов, — но круг покупателей подобных ТВ неимоверно узок даже в благополучных США. Переход от Full HD к 4K был явно зримым и осмысленным даже для мониторов с куда меньшими экранными диагоналями. Переход же от 4К к 8К с потребительской точки зрения куда менее значим, чем от SDR (стандартного динамического диапазона) к HDR при сохранении экранного разрешения. Так что как минимум в перспективе ближайших нескольких лет — пока не появится в достойных объёмах эксклюзивный 8К-контент — для домашнего пользователя не будет смысла в приобретении 8К-телевизоров, и каналу придётся принимать это в расчёт.

Источник: Максим Белоус, crn.ru

Версия для печати (без изображений)   Все новости