Ситуация в экономике приведет к волне банкротств, в ближайшее время на рынке труда окажутся «дополнительные» миллионы людей, потерявших работу. Количественную оценку ситуации для российского ИТ-рынка давать пока сложно, но качественные уже прорисовываются.

Предварительные оценки

В настоящее время российская торгово-промышленная палата прогнозирует банкротство порядка 3 млн предприятий, что, как предполагают, выбросит на рынок около 8,5 млн человек. Учитывают ли при этом появление дополнительных рабочих рук в ходе сокращений на выживших предприятиях, не сообщают. Также неизвестно, входят ли в это количество люди, потерявшие работу в ходе плановых сокращений, вызванных реструктуризацией, перепрофилированием и прочими не-форс-мажорными основаниями, а ведь таковые будут продолжены и, с высокой вероятностью, интенсифицированы.

Заметим, что это, во-первых, проблема не только российского рынка, аналогичным образом ситуация развивается во всех национальных экономиках. Во-вторых, на рынке рабочей силы оказываются не только трудившиеся в разорившихся кафе и магазинах, но и профессионалы digital-индустрии. В разорившихся бизнесах SMB, как легко предположить, есть «эникейщики», технический персонал, люди, отвечавшие за внедрение ИТ-решений, и т.д.

Общее влияние

[—] Волна банкротств снизит количество бизнес-клиентов, особенно в сегменте B2C. Особенно это будет заметно в сегментах, которые пострадают больше всего — независимом ритейле, кафе-ресторанах и прочих уже известных сегментах — а ведь есть ИТ-компании, которые именно на таких клиентах и специализируются.

[*] На вторичный рынок будет выброшено значительное количество офисного оборудования, причем по бросовым ценам, как это обычно бывает при банкротствах. Однако производительность и защищенность коммерческих компьютеров и прочего офисного оборудования растет такими темпами, что вряд ли вброс на рынок систем в возрасте двух лет и более способен серьезно повлиять на продажи.

[+] У ИТ-компаний — как, впрочем, и у других — появляется уникальная возможность выбрать из огромного количества безработных нужное число крепких профессионалов для любых областей. Подчеркнем: для любых, как непосредственно digital, так и сопутствующих — бухгалтерия, логистика, экономисты/финансисты и т.д.

Проблемы с деньгами не пойдут на пользу ни одному сегменту ИТ, в том числе, направлениям-драйверам, но количественные изменения вряд ли будут настолько значительны, чтобы привести к качественным изменениям на рынке. Согласитесь, что вряд ли пойдут массовые отказы от такого эффективного инструмента как BigData, или компании начнут на полпути замораживать процессы «цифровой трансформации». Но в российских условиях могут быть определенные проблемы с RPA.

Влияние на драйверы

Robotics Process Automation (RPA), один из драйверов ИТ-рынка, может находиться под угрозой, в отличие от IoT, BigData, cloud и других, которыми угрожает «всего-навсего» уменьшение денег у заказчиков всех уровней. В чем специфичность RPA и почему она особенно выразительна для рынка РФ?

Работник станет экстремально дешевым для заказчика. В условиях массовой безработицы человеческий труд резко подешевеет, даже квалифицированный, не говоря уже о поддающемся роботизации. В результате у многих работодателей возникнет соблазн вместо внедрения робототехники использовать дешевую рабочую силу. Кроме того, оборудование для RPA подорожает в рублях из-за ситуации с курсом, а стоимость работников не изменится! В ряде случаев так оно и будет, но не всегда.

В магистральных направлениях RPA будет развиваться. Существует масса ситуаций, когда ручным трудом даже большого количества дешевых сотрудников нереально заменить робототехнические комплексы. Чтобы оценить ситуацию, нужно понять, что представляет собой сегодня RPA.

RPA = автоматизация + AI

Определение, вынесенное в подзаголовок, ситуацию с направлением-драйвером отражает грубо, но верно. Автоматизация может быть разной: механической (вспомним автоматы по размену монеток и продаже жетонов), электрической (турникеты в метро, телефоны-автоматы «на две копейки» и т.д.), даже компьютерной (например, банкоматы и вендинговые автоматы). Но если добавить AI, то ситуация изменится настолько радикально, что направление будет логично называть новым именем.

Пример: камеры за контролем дорожного движения, которых многие тысячи и для анализа видеопотоков с которых операторов не напасешься. Решения, позволяющие упростить обработку такого массива данных, были и раньше — например, еще в «до-AI-времена» создали решение для считывания автомобильных номеров в потоке для выявления находящихся в угоне авто. Но с применением компьютерного зрения — а оно построено на AI — ситуация радикально улучшилась. Например, появилась возможность распознавать марку машины и соотносить с этими данными регистрационные номера (иногда их попросту переставляли с одних авто на другие, что позволяло преступникам уходить от автоматизированного наблюдения), а также контролировать рядность движения и фиксировать ряд других нарушений ПДД. Также есть возможность автоматизировать вызов аварийных служб, выписку штрафов и ряд других действий, для которых на каждом перекрестке потребовалось бы множество постовых.

Компьютерное зрение в системах наблюдения решает и другие, более изощренные задачи: позволяет выявлять потенциально опасное поведение людей и групп (от хулиганов до магазинных воров), оставленные предметы в поле зрения (нужно для предотвращения терроризма) или, наоборот, пропавшие из поле зрения объекты (актуально для мониторинга музеев, например) и т.д. Роботизация эффективна в системах документооборота, может быть успешно применена в call-центров, при массовом наборе персонала и десятках других бизнес-задач CRM, EPR, etc., что подтверждено многочисленными практическими кейсами.

Вместо заключения

Ппока ни одно из проявлений кризиса не способно радикально повлиять на структуру ИТ даже в среднесрочной перспективе. Обороты упадут — ситуация уже привела к огромным убыткам, как прямым, так и косвенным, у которых будет выраженный мультипликативный эффект — но основные тренды пока остаются прежними. Даже в условиях падения курса, проблем с финансами и фантастической дешевизне рабочей силы для бизнесов из «реального сектора экономики» остается необходимостью «цифровая трансформация» — в самом широком смысле — о самых интересных кейсах которой в российских условиях мы поговорим позднее.

Источник: Александр Маляревский, внештатный обозреватель CRN/RE

Версия для печати (без изображений)   Все новости