Потребность в экологичной деловой практике, разработанной с учётом совокупности социально-экономических и экологических факторов долгосрочного развития становится все более весомой и значимой. В сводках новостей — протестующие студенты и картинки с пластиковыми отходами, загрязняющими наши водоемы и океаны. Мы теперь живем в мире, осознавшем необходимость того, чтобы предприятия не оказывали негативного влияния на нашу планету, старались уменьшить свой углеродный след. Поколение Z ставит четкие цели, а просвещенные потребители оказывают давление на предприятия, требуют большей прозрачности в цепочках поставок. Компании всех отраслей сталкиваются с одной и той же перспективой: либо адаптироваться к новым условиям, либо потерять свой бизнес.

Успех все больше зависит от способности бизнеса демонстрировать свою ориентацию на экологичность и природосбережение. И это должно быть не просто на словах. От канала, торговых партнеров требуется более грамотное сотрудничество и следование общим целям. Технологический сектор играет огромную роль, начиная от энергоемких центров обработки данных и заканчивая все более сложными цепочками поставок. Как и во всех других отраслях, здесь существуют свои экологические, социальные и экономические последствия деятельности. Фактически, технология, нацеленная на внедрение более строгих экологичных практик, по умолчанию будет ориентирована на данные и приведет к дальнейшему давлению на канал, к необходимости создания экологичных, ресурсосберегающих цепочек поставок и методов.

Как мы все знаем, нас ожидает взрывной рост данных. Согласно отчету IDC, глобальная датасфера — показатель того, сколько новых данных создается и тиражируется каждый год — вырастет в течение следующих семи лет более чем в пять раз. Как ожидается, что общий объем новых данных, созданных в 2025 году, увеличится до 175 ЗБ. В 2018 году этот показатель составлял 33 ЗБ.

В отчете указывается, что около трети глобальной датасферы составит растущий контент систем видеонаблюдения, данных устройств IoT, метаданных и контент сферы развлечений. Один из пяти самых быстрорастущих сегментов — онлайн-видео, создаваемое и потребляемое пользователями, такое как YouTube. Мы находимся на пороге невероятно захватывающего момента, и с технической точки зрения компании ищут надежных консультантов, которые могли бы предоставить глубокие предметные знания в своей области, чтобы осуществить трансформацию, которая позволит предприятиям использовать имеющиеся возможности. И частью всего этого должна быть экологичность.

Некоторые компании могут не вполне четко понимать, что для них означает термин «экологичность», что есть деловая практика, учитывающая совокупность социально-экономических и экологических факторов долгосрочного развития. Например, экологичные государственные закупки (SPP) — это процесс, при котором государственные органы стремятся достичь правильного баланса между тремя столпами экологически ответственного развития: экономическим, социальным и экологическим — при закупке товаров, услуг или при выполнении работ на всех этапах проекта. Торговые партнеры могут оказаться в затруднительном положении, когда потенциальный клиент при тендере поинтересуется, что делается в их бизнесе для минимизации негативного воздействия на окружающую среду? Те, кто хорошо подготовлен, владеет исчерпывающими и конкретными фактами, с большей вероятностью выиграют сделку. И это правильно.

В период роста ИТ-индустрии и бума центров обработки данных важно, чтобы партнеры относились к этому серьезно. Но, в конечном счете, бизнес должен подавать пример, и это должно определяться правительством. На усовершенствование практик устойчивого и экологичного развития могут влиять внешние факторы. Например, в Директиве ЕС о государственных закупках (EU Public Procurement Directive) 2014 года говорится, что предприятия должны учитывать, насколько экологичны выбранные ими решения в области ИТ, а не фокусироваться исключительно на их конкурентной цене. Но эта инициатива должна быть подкреплена и распространена на предприятия всех отраслей. Они должны нести ответственность в соответствии с одними и теми же руководящими принципами, формируя стандартизированные и понятные цели.

Возьмем, к примеру, финансируемый Комиссией ЕС проект EURECA, задача которого — помочь организациям государственного сектора в семи европейских странах определить экологические и финансовые последствия функционирования их центров обработки данных. В 2018 году, после трех лет работы, проект показал, что оценка 350 центров обработки данных государственного сектора позволила сэкономить 45 гигаватт-часов энергии 4,5 млн евро в год. Это привлекает внимание как к экологическим, так и к финансовым издержкам, которое скрытые неэкологичные методы и технологии могут принести организациям, а также к существенным выгодам, которые могут быть получены в результате изменений в существующих процессах и операциях.

В условиях давления со стороны конечных потребителей, а также определяемых политикой требований экологичности и правительственных инициатив торговые партнеры должны также рассматривать ситуацию изнутри. В конце концов, доверие к компании начинается с прозрачности, и клиенты этого ожидают. Это означает создание открытых отношений для обмена знаниями с партнерами и коллегами с целью развития методов работы, учитывающих всю совокупность социально-экономических и экологических факторов долгосрочного развития. А благодаря сотрудничеству рождаются инновации. Прозрачность и доверие укрепит только поддержка и расширение возможностей тех, кто находится в цепочке поставок, чтобы способствовать их перестройке и развитию.

В конечном счете, прогресс в достижении целей создания экологичной цепочки поставок дает предприятиям конкурентные преимущества, способствуя при этом постоянным инновациям, которые лягут в основу предприятий будущего. Они будут работать в новом мире, где золото — это экологические и социальные ресурсы. Но при этом партнеры не должны действовать в одиночку. Только сообща можно добиться значимых результатов.

Источник: Вангелис Лагоусакос, генеральный менеджер Dell Technologies по работе с торговыми партнерами, Ближний Восток, Россия, Африка и Турция (MERAT)

Версия для печати (без изображений)   Все новости