На официальном сайте Бориса Титова, уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей появился содержательный документ — приложение к докладу «COVID-19: последствия для бизнеса и экономики». Информация там представлена весьма детальная — в частности, исчерпывающе перечислены с указанием ОКВЭД реально пострадавшие от пандемии виды деятельности, т. е. те, для занятых которыми предприятий выручка упала на 30% и более. Приведём наиболее яркие положения этого доклада.

Точка входа

В отличие от глобального финансового кризиса 2008-09 гг., к нынешнему российская экономика подошла после фактической десятилетней стагнации. Если в среднем по миру ВВП с 2008 г. вырос накопленным итогом на 45%, а в среднем по развивающимся странам и вовсе на 70%, то для России этот показатель прибавил лишь 11%. Ещё один важный индикатор экономической активности — доля инвестиций в основной капитал от ВВП. На интервале с 2008 по 2014 г. в России она снизилась на 0,6 процентного пункта, и хотя к 2019-м её удалось вывести на уровень 24,3%, по доле инвестиций в основной капитал Россия по-прежнему уступает многим странам: Турции (24,5%), Южной Корее (29,6%), Индонезии (34,6%) и, разумеется, КНР (43,0%).

В период 2013-16 гг. реальные располагаемые доходы населения в РФ в среднем ежегодно снижались на 1,2 %. Затем ситуация начала выправляться, но всё равно к концу 2019-го доходы лишь вернулись на уровень 2011 г. — в то время как в большинстве других стран в среднем за этот период темпы прироста реальных располагаемых доходов составляли 1,5–2 % ежегодно. Из приведённой статистики ясно, что в коронакризис мы вступили в худших по сравнению с другими условиях.

Двойной удар

«Повезло» нашей стране ещё и с тем, что на экономические последствия вспышки COVID-19 наложилось резкое падение цен на нефть и другие ресурсы, за счёт продажи которых за рубеж по-прежнему формируется изрядная доля доходных статей бюджета. В результате бизнес-омбудсмен ожидает от совокупного воздействия этих факторов (при отсутствии активной и масштабной стимулирующей политики) темпов сокращения ВВП России на уровне 5,5% за год — заметно более ощутимых, чем предполагаемый Организацией экономического сотрудничества и развития среднемировой показатель снижения в 3,0%. Та же организация указывает на следующие страны, ВВП которых должен выйти по итогам 2020 г. в плюс: Индонезия (0,5%), КНР (1,2%), Индия (1,9%), Египет (2,0%). Темпов же прироста ВВП ещё ниже российских ожидают, в частности, от США (—5,9%), Германия (—7,0%) и Италия (—9,1%).

Для сохранения потенциала экономики и её успешного перезапуска требуется сделать, как указано в докладе, 2 основных шага: а) провести активную стимулирующую политику с реализацией стратегии несырьевого роста и б) расширить объём и качество поддержки бизнеса.

Суммируя данные из различных официальных источников, включая регулярно проводимый с начала апреля 2020 г. Институтом Уполномоченного мониторинг «Мнение малого и среднего бизнеса о мерах государственной поддержки в период эпидемии коронавируса», Борис Титов приводит следующие данные о воздействии COVID-19 на российский бизнес:

  • всего в РФ кризис затронул порядка 4,17 млн компаний и ИП, — до 67 % от общего их числа (малых, средних и крупных), которые работают в 65 классах ОКВЭД из 88 существующих,
  • 53,3% компаний характеризуют своё положение как «кризис» и «катастрофа»,
  • 62,2% оценивают шанс своего выживания ниже 50%,
  • на текущий момент деятельность приостановлена у 35,7% компаний, на пике же карантина не работало 56,1% компаний;
  • 55,6% компаний отметили сокращение спроса на их товары/услуги на 50% и более,
  • среди ключевых трудностей первые места заняли невозможность выплачивать заработную плату (52,4%), аренду и налог на имущество (42,8%),
  • и всё же большинство компаний не сократили сотрудников — зато снизили ФОТ (60,88%) и отправили персонал в отпуска за свой счёт (57,6%).

Государство нам поможет?

Действия региональных властей по поддержке бизнеса в условиях пандемии положительно оценивают, по данным упомянутого ранее мониторинга, лишь 5,1% опрошенных, скорее положительно — ещё 18,3%. Оценка аналогичных действий федеральных властей несколько более оптимистична: положительно — 6,6%, скорее положительно — 21,2%. В докладе говорится о том, что большинство стран либо уже реализовали, либо уже начали реализовывать существенную часть мер поддержки, тогда как в России, с учётом сопоставимого по объёму финансирования с другими странами пакета мер, потрачено около 0,5 трлн руб. (остальная сумма планируется к реализации в ближайшие три-шесть месяцев). «Это снижает возможности по перезапуску экономики и сохранению бизнеса — компании закрываются, не дождавшись поддержки», — делают вывод составители документа.

Опираясь на данные проводимого мониторинга, контрольных закупок, реестра МСП и обращений к Уполномоченному, Борис Титов формулирует (с обоснованиями) два важных тезиса:

  • Поддержка на текущий момент затронула лишь меньшую часть субъектов предпринимательства в России, и вот почему:
    • от пандемии пострадали предприятия, относящиеся к 161 кодам ОКВЭД, однако 95 из этих кодов пока не включены в перечни поддерживаемых отраслей, а на 26 меры поддержки распространяются лишь частично,
    • всего только порядка 10% компаний в России реально воспользовались поддержкой,
    • субсидии в размере МРОТ за апрель и май могут получить примерно 1,2 млн МСП из 4,17 млн нуждающихся в них — 29% (18% от всего количества субъектов МСП),
    • большинство мер поддержки не затрагивает вновь созданные МСП, которых только в официально пострадавших отраслях насчитывается более 400 тыс., — причём эти предприятия создавались в том числе в рамках нацпроекта «МСП».
  • Не все меры поддержки востребованы, так как их сложно получить. Самые востребованные меры поддержки таковы:
    • освобождение и отсрочка от налогов и страховых взносов,
    • прямые субсидии в размере МРОТ,
    • перенос сроков сдачи налоговой отчётности,
    • снижение размера страховых взносов.

Важно также, что банки отказывают в предоставлении «правительственного» кредита под 0% в 30% случаев, причём рассмотрение заявки порой тянется до месяца, а причина отказа может не разглашаться. По результатам контрольной закупки, которая выражалась в попытке получить кредит под 0% на сохранение занятости, в отдельных регионах доля отказов превышала 80%. В числе наиболее распространённых причин — отсутствие зарплатного проекта в банке или неиспользование зарплатного проекта (отсутствие переводов заработной платы сотрудникам в марте текущего года), плохая кредитная история руководителя организации либо убытки в отчётности организации, а также ведение предпринимателем деятельности менее 1 года. Сроки рассмотрения варьируют от 10 дней до месяца, и по этой причине, констатирует доклад, многие предприниматели уже сами отзывают поданные заявки.

Насколько же эффективны основные меры федеральной поддержки? Упомянутый мониторинг свидетельствует: доля компаний, реально воспользовавшихся теми или иными мерами, разнятся от 0,4% (кредитование под 2% годовых сроком на 12 месяцев с возможностью списания) до 21,7% (снижение размера страховых взносов до 15% от суммы заработной платы выше МРОТ). При этом доля ответивших «Обращался, но отказали» также не слишком высока: от 1,8% (изменение условий уплаты имущественных налогов в 2020 году) до 10,4% (прямые субсидии МСП на выплату зарплаты в размере федерального МРОТ на одного сотрудника).

Зато весьма велик процент тех бизнесменов, кто в принципе не испытывает нужды ни в одной из предложенных государством мер поддержки: от 13,7% (тот же самый пункт, по которому больше всего отказов, — прямые субсидии МСП на выплату зарплаты в размере федерального МРОТ на одного сотрудника) до 68,5% (снижение и/или отсрочка по платежам по аренде государственных и муниципальных площадей). Особо стоит отметить, что в реструктуризации кредитов и отказе от начисления заёмщикам повышенных процентов, штрафов и пени не нуждаются более половины опрошенных предпринимателей, — 51,6%.

То, что бизнес прописал

Завершив обзор текущей ситуации и принятых к настоящему моменту мер, доклад бизнес-омбудсмена фокусируется на том, что необходимо сделать дальше. В первую очередь — сменить критерий определения пострадавших: таким критерием должно стать, по мнению Бориса Титова, снижение выручки более чем на 30% за референтный период. Если это по каким-либо причинам невозможно, следует предоставлять все виды мер поддержки не только по основному, но и по дополнительному ОКВЭД из перечня пострадавших отраслей, а также расширить перечень пострадавших ОКВЭД в 65 классах. В этом случае самая ожидаемая предпринимателями мера — кредиты под 2% для сохранения занятости — может охватить от 60 до 90% пострадавших компаний .

Кроме того, в докладе сформулированы рекомендации по улучшению уже действующих мер поддержки, такие как предоставление стопроцентной гарантии ВЭБ РФ по «зарплатным» кредитам под 0 и 2%, освобождение от уплаты страховых взносов за II кв. 2020 г. всех пострадавших компаний, а не только МСП, исключение требования о существовании бизнеса более года для предоставления ему мер поддержки и т. д.

Отмечено также, что в ряде регионов охват получателей поддержки шире, чем предусматривают федеральные меры (в частности, уже используется упомянутый критерий снижения выручки на 30%). Лучшие практики, по оценке бизнес-омбудсмена, в части разрешения работать демонстрирует Ульяновская область, в части предоставления прямых субсидий — Калининградская область, Ленинградская область, Ямало-Ненецкий автономный округ, Мурманская область, Республика Карелия, Нижегородская область, в части расширения охвата поддержки — Тюменская область, Амурская область, Республика Карелия. Более чем в 50 субъектах РФ приняты щедрые налоговые послабления и освобождение от арендных платежей, более чем в 60 регионах лучше, чем на федеральном уровне, организовано предоставление льготных кредитов и субсидирование процентной ставки. Остаётся лишь гадать, почему же в таком случае уровень одобрения региональных антикризисных мер оказывается в среднем ниже, чем федеральных? Возможно, дело в том, что большинство принявших участие в мониторинге компаний оперируют как раз не в тех субъектах РФ, где в ходу отмеченные Борисом Титовым лучшие практики?

Доклад завершает указание на два ключевых необходимых решения, нуждающихся в принятии: это скорейший выход из карантина и применение эффективных (а не избыточных) санэпидтребований. В свете недавнего отказа от устаревших советских требований к предприятиям особенно свежо смотрится рекомендация «привести рекомендации Роспотребнадзора по отдельным видам деятельности к карантинным нормативам СССР и лучшим практикам других стран».

Возобновление работы в стране пройдёт наиболее эффективно в режиме сотрудничества и партнёрства государства и бизнеса, — в этом сомнений не может быть никаких. Для этого, по мнению Бориса Титова, нужно:

  1. Поощрять в регионах лучшие практики открытия предприятий.
  2. Производить софинансирование затрат на выполнение санэпидтребований на региональном и местном уровнях.
  3. Устанавливать выполнимые и объективно необходимые требования санитарно-эпидемиологической безопасности.

В режиме действия различного рода ограничений Россия уже провела практически три месяца. Чем проще и практичнее окажутся правила возобновления работы, тем скорее хозяйственная деятельность вернётся в привычное русло — а, возможно, и проявит тенденцию к более уверенному, чем прежде, росту хотя бы в отдельных отраслях.

Источник: Максим Белоус, crn.ru

Версия для печати (без изображений)   Все новости