Работодатели и сотрудники, бизнесмены и социологи — словом, все сегодня активно обсуждают офисы будущего. Практически повсеместный переход на удаленную работу произошел буквально за считанные дни. И, судя по всему, без серьезного ущерба для бизнеса. Что это: временная мера или та самая «новая реальность», о которой так долго говорили футурологи? Некоторые эксперты уверяют: возврата назад не будет. Работодатели оценят все плюсы, связанные с отсутствием необходимости создавать, оплачивать и контролировать рабочие места. Коммуникации и инфраструктура за время вынужденной самоизоляции совершенствуются и станут вполне пригодными для работы из дома. А люди захотят трудиться и жить в менее густонаселенных местах. Так, по мнению Кьелла Нордстрема, Москва уже в ближайшем времени может превратиться во множество небольших поселений.

В марте 2020 г. международная консалтинговая группа Gartner опросила руководителей более 300 компаний и выяснилось, что каждый третий из четырех топ-менеджеров намерен сохранить дистанционный формат работы как минимум для 5% сотрудников. Четверть респондентов заявили, что на постоянные удаленные должности переведут не менее 20% персонала.

Опрос CRN/RE, проведенный в мае 2020, показал, что новый формат работы для многих ИТ-компаний оказался скорее вынужденной мерой и не привел ни к каким радикальным изменением рабочего ландшафта. На вопрос «собирается ли ваша компания полностью вернутся в офис» 30% респондентов ответили, что уже это сделали или планируют вернуться в июне.

Сегодня полностью перешли «в обычный, „докарантинный“, режим работы быстро и с оптимизмом» сотрудники компании «Акцент». По словам генерального директора «Акцент» Александра Вознесенского, серьезных сложностей или изменений, при возвращении в нормальный режим работы офиса в компании не заметили.

В компании «Сонет» уже вернулись в офис около 60% сотрудников. По словам генерального директора компании Алексея Малышева, если не произойдет форс-мажора, в течение июня этот показатель вырастет до 90%.

Компания AUVIX также планирует вернуться в офис в полном составе. «Но при принятии решения о сроках и формате возвращения к офисной жизни мы будем руководствоваться здравым смыслом и не проявлять спешки, — подчеркивает Евгений Овчинников, заместитель генерального директора компании AUVIX. — Сложности будем преодолевать по мере их возникновения». Пока таких сложностей в компании не видят

​По словам директора по маркетингу «Айсо-дистрибьюция» Светланы Орловой, компания уже третий месяц работает из home офисов. И с нетерпением ждет снятия ограничительных мер, чтобы вернуться в привычный режим работы. Для обеспечения безопасного рабочего процесса уже закуплены маски, перчатки, санитайзеры, кварцевые лампы, дистанционные измерители температуры. Кроме того, поменяли все фильтры в офисных кондиционерах. А сотрудникам рекомендовали передвигаться исключительно на личном транспорте.

«На сегодняшний день у нас нет планов по сокращению офисной площади, — говорит глава представительства Vertiv в России и Белоруссии Николай Харитонов. — После завершения периода удаленной работы и полной нормализации ситуации мы планируем вернуться к прежнему режиму, который предполагает совместную работу в офисе: проведение встреч, очного обучения, мероприятий».

«Абак-2000» сейчас работает в совмещенном режиме: часть сотрудников в офисе, часть на удаленке. По словам директора компании Станислава Винникова, как только это станет возможным, все вернутся в офис.

Туда и обратно?

Многие руководители полагают, что возвращение в офис пройдет так же быстро и беспроблемно, как переход «на удаленку», и все вернется «на круги своя». Другие уже сейчас видят некоторые сложности при массовом возвращении в офис до тех пор, пока коронавирус окончательно не побежден. Прежде всего, речь идет о необходимости соблюдать «правила личной безопасности».

По словам руководителя направления маркетинга и PR Tenda в России Татьяны Пудовой, несмотря на «отличный ковидный background» китайской компании, пока точная дата возвращения в офис не озвучена. «Смущает масочно-перчаточный режим, которого дэ юре никто не отменял, как и социальную дистанцию в 1,5-2 м. При определенной перепланировке офиса дистанцию выдержим, обниматься не будем. Но вот 8-часовая работа в масках и перчатках, еще и при неидеальном кондиционировании помещения, комфортной не кажется», — подчеркивает она.

«Полностью вернуться в офис сейчас невозможно хотя бы из-за требований Роспотребнадзора по соблюдению дистанции и т.п. Поэтому мы начали работать посменно, чтобы сократить число одновременно работающих в офисе людей», — говорит генеральный директор ГК DIGIS Борис Эшкинд.

Генеральный директор QNAP Россия Константин Бронер также считает, что самая большая трудность при возвращении в офис будет состоять в организации процессов в соответствии с санитарными требованиями (СИЗ, дистанции и т.д.). Впрочем, «ударная» часть офиса, региональные менеджеры QNAP, всегда работала удаленно: «Вернуться в офис должны те, кто будет необходим в процессе работы. Люди, которые могут выполнять работу удаленно, например, инженеры технической поддержки, будут работать удаленно».

Директор по маркетингу CyberPower Татьяна Проворова рассказывает: «Характер работы большинства сотрудников диктует именно возвращение к офисной работе. Да и не у всех сотрудников была возможность организовать полноценное рабочее место дома. Поэтому небольшая группа у нас весь период продолжала работать из офиса. Но наша компания не исключение, огромными площадями в офисе не можем похвастаться. Тут, как у абсолютного большинства московских офисов наблюдается некоторая „перенаселенность“ кабинетов. Этот факт вызывает определенные опасения. Решение сейчас еще не принято окончательно, но планируем, как минимум, установить расписание посещения офиса сотрудниками на первое время. Это поможет регулировать численность одновременного присутствия сотрудников в офисе и соблюдать рекомендованные дистанции».

«Пока сохраняется угроза заражения, принято решение максимально ограничить выход сотрудников в офис, — подчеркивает директор по персоналу российского офиса Fujitsu Александр Мосолов. — Таким образом, мы не будем массово (всем численным составом) возвращаться к офисному режиму работу. Для тех же, кому по функционалу необходимо присутствие в офисе, введено ограничение по времени присутствия на работе. Установлены часы нахождения таким образом, чтобы сотрудники, которые пользуются общественным транспортом, по возможности избежали часов пик и массового скопления людей в метро и автобусах».

Исполнительный директор «Инфосистемы Джет» Александр Зисман считает: «Главная сложность для многих компаний — высокий уровень тревожности у людей, просидевших дома 2,5 месяца. Вынужденная изоляция, вопли доморощеных экспертов-вирусологов и разнообразных внештатных специалистов Минздрава могут расшатать даже устойчивую психику. Очевидно, что люди, у которых главный рабочий инструмент — головной мозг, в общей атмосфере истерики и панических воплей „Мы все умрем!“ испытывают серьезный психологический стресс. Что с этим делать? На мой взгляд — ничего. Нужно время, чтобы человек адаптировался, успокоился, смог трезво оценить реальный уровень угрозы и продолжил работу в соответствии со своим пониманием личной безопасности».

«Основное, с чем нам пришлось столкнуться — установление доверия между теми, кто работал в офисе (около 20% сотрудников), и теми, кто был на самоизоляции, — подчеркивает Алексей Малышев. — Поэтому было принято решение о 100%-ом тестировании сотрудников на COVID. Кроме того, в офис вышли только те, которые кто может доехать до работы на личном транспорте, что позволяет им избежать лишних контактов вне офиса. Мы запустили программу „Довези коллегу“, чтобы помочь добраться до офиса тем, у кого нет личного автомобиля. В компании принято соглашение о взаимном доверии и соблюдении общих принципов предохранения от заражения, в том числе, непосещение мест массового скопления людей. А те, кто по роду деятельности вынужден контактировать с внешними людьми (склад, сервисная служба и т.д.), изолированы от остальных сотрудников в отдельных помещениях, и среди них проводится регулярное тестирование».

Генеральный директор diHouse Юрий Родный подчеркивает: его компания вернется в офис: «Однако я ожидаю, что изменится мировоззрение: мы все поняли, что можно работать из дома и не потерять в эффективности; можно закончить рабочий день и, не тратя время на дорогу, уже быть дома с семьей, заняться досугом, домашними хлопотами. Я читал и слышал жалобы, что размылись границы рабочего дня, что он стал практически 24/7. Но это не рабочий день стал таким, это ему позволили таким стать. Я тоже через это прошел, пришлось переосмыслить подход. Сейчас мне очень нравится, что могу днем посидеть с семьей, пообедать, поболтать, а работу выполнить с полуночи до часа, — в это время я все равно никогда не сплю. Готовы ли мы теперь от этого отказаться просто потому, что офисы стали доступны? Я ожидаю, что часть сотрудников захотят иметь возможность работать удаленно и дальше. Думаю, мы должны переходить к режиму „ты в офисе, когда это нужно“».

​"Мы планируем возвращаться, но уже не 100% составом, — рассказывает генеральный директор коммуникационного агентства PR Partner Инна Анисимова. — Примерно 20%, возможно, останутся на удаленке навсегда. Это связано с расстоянием до офиса. Когда пропуска отменят, начнем работать как раньше, в центре Москвы, в нашем уютном гнездышке. Прогнозирую эмоциональные сложности — 4 месяца не видеть скопления людей, а тут сразу 40 коллег. Будут странные ощущения в первые дни (или даже недели), но мы привыкнем, как и к отсутствию новых лиц вокруг«.

Пересмотрели свое отношение к работы в режиме хоум-офиса и в компании Axoft. По словам руководителя отдела управления персоналом Axoft Елены Кунаковой, выходить из этого формата компания будет не сразу. Сейчас идет подготовка к тому, чтобы переформатировать работу сотрудников на частичное присутствие в офисе.

Директор по стратегическому развитию и маркетингу Alcatel-Lucent Enterprise в России и СНГ Наталья Панфилова отмечает, что в компании были готовы к такого рода изменениям. Разработчики и инженеры вернутся в офис, а вот сотрудникам, работающим с партнерами и заказчиками, нет острой необходимости в очном присутствии: «Как мы убедились, все внутренние совещания можно эффективно проводить online, а вот без личных визитов к заказчикам и партнерам пока обойтись достаточно сложно».

А вот компания «Облакотека» изначально строилась как распределенная компания. «Большинство наших сотрудников работают по всей России. Например, почти все разработчики и сотрудники техподдержки проживают в разных регионах, — рассказывает CEO Облакотеки Максим Захаренко. — В Москве у нас небольшой офис-штаб, в котором ключевые сотрудники собираются раз в 2 недели для планирования. При этом можно периодически присоединяться к таким собраниям через Microsoft Teams. Начиная с середины марта мы полностью перешли на работу через этот сервис, и думаю, что в таком режиме будем работать еще какое-то время, поэтому сложностей возвращения в офис пока не предвидится».

«Наша компания рассматривает возможность постепенного возвращения сотрудников в офис с соблюдением всех необходимых мер предосторожности. Но нет сомнений, что новые рабочие процессы для всех организаций будут отличаться от офисной жизни до пандемии COVID-19, — говорит руководитель департамента сетевых решений Aruba, компании Hewlett Packard Enterprise в России Екатерина Пряникова. — Закрытие офисов компаний стало проверкой эффективности использования виртуальных рабочих мест, которая оказалась высокой при наличии правильных сетевых технологий и инструментов».

Удаленке — быть!

Несмотря на то, что российские ИТ-компании от офисов отказываться пока не собираются, многие за время вынужденной самоизоляции действительно прониклись прелестями удаленной работы.

«Удаленная работа — это, безусловно, полезный навык, который войдет в нашу жизнь в той или иной степени, — считает Татьяна Проворова. — Для меня это не первый опыт, уже было оборудовано полноценное рабочее место, есть навык построения своего рабочего времени, распределения приоритетности между задачами, были знакомы инструменты для проведения онлайн совещаний и конференций и т.п. Если уж быть совсем откровенной, то лично для меня формат удаленной работы благоприятный по многим причинам — можно сосредоточиться, отключившись от внешних факторов, и значительно эффективнее быть в определенных задачах — не тратится драгоценное время на работу, и можно более грамотно подходить к планированию не только рабочих вопросов, но и домашней жизни, досуга. Практически уверена, что у нас появится категория людей, готовых работать только удаленно, и это будет подчеркиваться в резюме. Возможно, работодатели тоже смогут вынести определенные выгоды из этого, и часть персонала изначально будут нанимать на „удаленное рабочее место“ — не надо расширять дорогие арендные площади, думать о мебели, интернет-канале и т.п. вопросах».

По оценкам Александра Мосолова, пандемия и ограничительные меры показали, что продуктивно работать в удаленном режиме можно: «Наша компания и до пандемии практиковала удаленный режим работы сотрудников, но это не было так массово. Очевидно, что, как и другие ИТ-компании, мы чуть лучше подготовлены к быстрому, без ущерба рабочему процессу, переходу сотрудников на дистанционный режим работы. Руководство компании ориентировано на контроль выполнения поставленных задач и достижение результата, а не на то, кто и сколько часов работает в офисе. Однозначно в будущем мы будем практиковать удаленный формат работы, тем более, что он показал выгоду как для компании, так и для сотрудников».

По словам Алексея Малышева, удаленная работа четко разделила коллектив на тех, кто нуждается в контроле, и тех, кто может сам себя организовать и мотивировать: «К счастью, большинство сотрудников оказались ответственными, им не требуется дополнительный формальный контроль, они готовы работать на результат независимо от места локации. А вот средняя продолжительность рабочего дня заметно увеличилась — из-за отсутствия формальных начала и окончания и необходимости тратить время на дорогу в офис она растянулась до бесконечности. Возможно, это повысило КПД отдельных сотрудников.

Но не всех. Сотрудники, у которых есть маленькие дети, дети-школьники или недостаточно жилой площади, чтобы выделить зону для работы, испытывали дискомфорт, а их продуктивность, несмотря на высокую мотивацию, была ниже, чем в офисе.

Проблем с организацией удаленных коммуникацией не возникало. Однако работа в группах более эффективна при личном общении, особенно если обсуждаются сложные технические вопросы. Поэтому инженерные подразделения были первыми, кого мы вернули в офис».

Александр Вознесенский уверен: удаленная работа — вполне рабочий формат, который можно и нужно практиковать в зависимости от сферы бизнеса. «Акцент» предоставляла такую возможность отдельным сотрудникам и ранее, без эпидемий и режима самоизоляции. «Это зависит от разных факторов — начиная от обязанностей, которые выполняет сотрудник, до индивидуальных особенностей самого человека, — отмечает Вознесенский. — Достаточно часто можно слышать, что люди не хотят и не готовы работать дома, т.к. там слишком много отвлекающих факторов — семья, животные, домашние дела, телевизор и диван. Уровень самоорганизации и личной внутренней мотивации человека должен быть очень высоким. Поэтому удаленная работа подходит далеко не всем».

«Часть команды Tenda и до пандемии работала на удаленке весьма успешно, — рассказывает Татьяна Пудова. — Конечно, „удалить“ весь офис — это челлендж, но даже при экстраполяции общей тяжелой ситуации, экономической и психологической, на результаты работы, „удаленка“ показывает отличные результаты. Поэтому руководство всерьез рассматривает возможность „расширения“ такого режима. Однако в текущей ситуации важно понимать, что, „по гамбургскому счету“, это не столько „удаленка“, сколько „домашний арест“. Не всем сотрудникам он дается легко. И не все „смогут повторить“».

Елена Кунакова отмечает: «Уйти в режим „хоум-офиса“ совсем — это не наш вариант. Но организовать возможность для сотрудников несколько дней в неделю работать из дома — вполне реализуемая идея. Результаты работы в текущем квартале говорят в пользу версии, что сотрудники Axoft воспринимают этот формат как 100% рабочий и используют все новые возможности для достижения своих целей».

Светлана Орлова полагает, что формат удаленной работы может быть частично сохранен по желанию сотрудников.

«Около 95% наших клиентов используют электронный документооборот, поэтому в офисе раньше постоянно находились сотрудники департамента клиентского сервиса, работая с теми, кто продолжает отправлять нам бумажные оригиналы, — рассказывает Максим Захаренко. — Введение карантина привело к тому, что оставшиеся клиенты тоже начали переходить на ЭДО, в том числе и самые консервативные. Если даже оставшиеся 2-3% клиентов тоже перейдут на такой формат, всё равно будут ситуации, когда лучше собраться и обсудить важные вопросы лично, а также останутся сотрудники, которым захочется прийти и поработать в офисе».

Евгений Овчинников подчеркивает, что компанию вполне устраивает удаленная работа коллектива, однако она от нее откажется, как только это позволит эпидемиологическая ситуация: «Но если когда-либо, при негативном развитии событий, нам придется снова работать дистанционно, мы пойдем уже проверенным путем и воспользуемся наработанным опытом».

«Нет, полностью „на удаленку“ переходить не хочу, — говорит Инна Анисимова. — Конечно, отсутствие корпоративных расходов на офис —​ это плюс. Особенно в кризис. Но здесь есть комфортные рабочие места, кресла, живое общение и всё необходимое для продуктивной работы. „На удаленке“ мы оказались вынужденно и лишились многого».

Екатерина Пряникова не исключает, что после пандемии мы вернемся не к одному, а к нескольким видам рабочих мест — традиционным офисам, работе из дома и в дороге — и тут важно обеспечить возможность выбрать любой из них без компромиссов: «Сегодня мы можем говорить о том, что в течение пандемии инфраструктура Aruba, основанная на искусственном интеллекте, адаптировалась для оптимизации измененных рабочих условий полумиллиона клиентских площадок по всему миру, когда большая часть сотрудников была переведена на работу из дома, и работала, в том числе, с мобильных устройств».

Борис Эшкинд уверен: у каждого вида работы есть безусловные плюсы и минусы, и в будущем нас ждет комбинированный вариант офисно-удаленной занятости.

Что выгоднее?

Сегодня можно услышать 2 совершенно противоположных мнения: одни говорят, что сотрудники более продуктивно работают в офисе, другие считают, что после перехода «на удалеку» продуктивность сотрудников выросла.

Станислав Винников уверен, что общая продуктивность сотрудников в офисе выше: «Мы заметили, что гораздо легче перешли на удаленку бессемейные люди. Когда дома никто не мешает, работается легче. А вот если дома куча народа и еще есть маленькие дети, которым не объяснишь что родители только внешне рядом, а на самом деле они мыслями далеко на работе, то открытие офиса — долгожданная мечта. Плюс сейчас на удаленной работе почти нет соблазнов куда-то пойти в рабочее время — все закрыто. А когда все откроется, гораздо больше вещей будет отвлекать от работы. Кроме того, удаленные совещания хорошо проходят на 2-3 человека. Если больше, то в любом видео-чате начинается шум, который мешает. Совещания проходят дольше по времени. Впрочем, у удаленной работы есть и свои плюсы. Сотрудники стали лучше планировать свое время. Если есть необходимость, то можно отвлечься днем, а потом поработать вечером».

Александр Вознесенский также отмечает: «Большая часть коллектива с удовольствием работает в офисе — контактируя друг с другом напрямую, обсуждая проекты, устраивая планерки и мозговой штурм для решения сложных задач. Мы не рассматриваем возможность удаленной работы для всего коллектива компании. Даже в целях экономии на аренде помещения под офис мы не готовы на фриланс и удаленную работу. Главная ценность компании — коллектив, который объединяет общая цель».

По словам Максима Захаренко, «главный секрет эффективности в том, что руководитель должен прекратить контролировать процесс работы сотрудника, а отслеживать только результат — это и есть самое сложное, но и самое важное (особенно „на удаленке“)». «Если сотрудник не взаимодействует напрямую с клиентами или поставщиками, то он может работать, когда ему работается, хоть ночью. Так может функционировать большое количество ролей в компании: маркетинг, бухгалтерия и финансисты, разработчики, даже сисадмины», — считает он.

По мнению Юрия Родного, ответ зависит от рода деятельности и стиля управления: «Я, например, никогда не стремился приковать сотрудника к офису, считать его рабочие часы. От сотрудника нужен результат, а не протертые об офисные стулья штаны. Но есть фактор общения. Человек — существо социальное. Нам надо общаться, видеть глаза, жесты, мимику. С отношений надо „смахивать пыль“, с партнером нужно „преломить хлеб“. С коллегой хочется посплетничать, „потереться локтями“. Без этого тоже нельзя. Мы как-то перевели юристов на удаленную работу еще до истории с вирусом (ясно ведь, что их труд не привязан к месту). Все они сами вернулись, не захотели так работать».

«Для интроверта удаленная работа может стать самым большим благом на земле, для экстраверта же, наоборот — настоящей пыткой, — размышляет Татьяна Проворова. — Условия работы из дома тоже не у всех одинаковые. У кого-то дома настоящий рабочий кабинет, который по удобству может даже превышать рабочее место в офисе. А у кого-то вся семья оказалась в двух комнатах, плюс дети разных возрастов с огромным количеством домашней работы, и вся нагрузка за процесс обучения, составления фото- и видеоотчетов о занятиях тоже лежит на родителях. Оказавшись в такой ситуации, любой ответственный, увлеченный своим делом интроверт будет менее эффективен. И, наконец, характер работы. У нас в московском представительстве небольшая команда, но далеко не все сотрудники могут полноценно работать из дома. Например, инженеру для проведения испытаний или тестирования нужно физически присутствовать в лаборатории. Менеджеры по работе с партнерами, как правило, проводили до 50-60% своего рабочего времени на встречах».

Борис Эшкинд напоминает: стоит иметь в виду, что у кого-то просто нет возможности работать дома, а кто-то тратит полдня только на дорогу в офис и с радостью остался бы дома: «Очень многое также зависит от необходимости личных контактов с клиентами и от того, насколько важно невербальное общение. Кроме того, в некоторых случаях живое общение гораздо продуктивней. Думаю, однозначного ответа „что эффективней“ быть не может».

Александр Зисман подчеркивает, что оба режима работы имеют и плюсы, и минусы. Из явных плюсов: экономия времени на дорогу, совещания по ВКС удобны, информативны, а формат заставляет серьезно готовиться и изучать материалы. Из минусов: потеря управляемости и контроля, отсутствие эмоциональной составляющей общения, утрата возможности быстро решать разнообразные вопросы, которые неожиданно возникают и могут быть легко разрешены во время случайной встречи в коридоре за 5 минут. Кроме того, существенную роль играют личностные особенности каждого человека.

Константин Бронер полагает, что «продуктивность» относится не к режиму, а к отношению человека к работе: «Кто-то воспринял создавшуюся ситуацию как появление дополнительного времени для отдыха и давай отдыхать, а кто-то — как новые возможности для работы и давай... работать. Для людей из второй группы, внезапно, без опыта, перешедших на удаленную работу, опасность кроется в том, что стирается грань перехода между работой и отдыхом. Проще говоря, встал с кровати и начинай работать. При таком сценарии очень легко выгореть».

По мнению Татьяны Пудовой, «при отлаженной инфраструктуре режим удаленной работы изобилует плюсами, которые мотивируют сотрудника даже больше годового бонуса». К ним относятся: сокращение времени на дорогу до офиса, снижение стресса от трафика и мегаполиса, свобода выбора комфортного места проживания, индивидуальные условия организации рабочего места и прочее. Один из главных минусов — быстрое выгорание сотрудника, поскольку рамки рабочего дня размыты, и «новобранцы» начинают работать 24/7. Оптимальным она считает смешанный график работы.

Согласна с коллегами и Наталья Панфилова. По ее оценкам, с одной стороны, «удаленка» повышает эффективность работы каждого сотрудника, с другой — сокращает возможность креативной командной работы, брэйнстормингов и появления неожиданных идей за чашкой кофе. Эффективность работы сильно зависит от самоорганизации и дисциплины.

«Нам повезло с коллективом, все ребята мотивированы и успешно работают из домашних офисов в это нелегкое время, я бы сказала „за двоих“, — рассказывает Светлана Орлова. — Из минусов такой работы: мы привыкли заряжать друг друга энергией в офисе, устраивать совместный „мозговой штурм“, общаться, обсуждать текущие и будущие проекты, вот этого сейчас не хватает».

В Axoft, по словам Елены Кунаковой, ищут гибридный вариант, который нивелирует отрицательные эффекты для одних и откроет новые возможности для других: «Формат „хоум-офиса“ — это новый уровень доверия между сотрудниками и компанией, коллегами. И мы рассчитываем, что этот более высокий уровень взаимного доверия позволит нам выйти на новое качество бизнес-взаимодействия сотрудников».

Екатерина Пряникова также считает, что у компаний слишком долго было лишь 2 варианта рабочих мест — либо все прикреплены к офису, либо являются удаленными работниками. Текущие требования к удаленной работе открыли двери для новой гибридной реальности рабочего места, которую в будущем должны учитывать все организации. Комфортная, безопасная и надежная работа в офисе, в дороге, на дому станет ключевым требованием новой эры.

«На продуктивность сотрудников влияют другие факторы, нежели работа из офиса или из дома, — уверяет Александр Мосолов. — Работая в офисе, сотрудники настраиваются на рабочую волну. Дома настроиться трудно, особенно, когда вся семья пребывает в режиме самоизоляции. Однако считаю, что сотрудники работают продуктивно тогда, когда перед ними поставлены четкие цели и задачи. Важную роль играет, конечно, мотивация и регулярная обратная связь от руководителя по достигнутым результатам. Если какой-то из этих пунктов отсутствует, то неважно, из дома работает сотрудник или из офиса, продуктивной работу трудно будет назвать».

Евгений Овчинников предполагает: сравнить эффективность работы в офисе и на «удаленке» можно только когда вернемся к прежней жизни. Есть уверенность, что работа в офисе ПОСЛЕ станет другой, чем ДО.

Источник: Наталья Басина, crn.ru

Версия для печати (без изображений)   Все новости