«Белая зарплата, соцпакет, работа в офисе», — эти строки из газетных объявлений конца 1990-х — начала 2000-х наверняка ещё памятны многим бизнесменам и наёмным работникам на отечественном ИТ-рынке. И если первые два пункта из этих трёх к настоящему времени только укрепили актуальность в глазах соискателей, то третий в посткоронавирусных реалиях становится, если судить по свежим опросам, ощутимо менее привлекательным. Или всё-таки не становится?

Был бы работник, а место найдётся

Николас Блум (Nicholas Bloom), профессор-экономист из Стэнфордского университета, считает, что уже наступает пора говорить не просто о новой нормальности, но о принципиальной перестройке экономики, о перенацеливании всех бизнес-процессов на работу из дома: учёный предложил для описания этого явления недвусмысленный термин working-from-home (WFH) economy. Разумеется, речь здесь идёт в основном об экономике так называемых постиндустриальных стран, в которых «белые воротнички» составляют значимую долю трудящихся масс. Ещё в 2014 г. Блум с коллегами изучали только нарождавшуюся тогда в США практику работы из дома и пришли к выводу, что при достаточном развитии средств управления работой на расстоянии (дистанционного менеджмента) этот способ реализации трудовой деятельности как минимум ничем не уступает по эффективности привычной схеме концентрации человеческих ресурсов в офисных помещениях.

В своей новой публикации профессор Блум заявляет, что США уже де-факто живут в условиях WFH-экономики: 42% всех занятых в настоящее время наёмным трудом американцев уже работают из дома на постоянной основе. Это при том, что 33% лишились работы вовсе — «спасибо» локдауну и спровоцированному им повсеместному закрытию бизнесов. Оставшиеся же 26% представлены в основном теми профессиями, которые в принципе не допускают возможности дистанционной занятости: водопроводчики, пожарные, курьеры и т. п. Ещё один важный момент: зарплаты в тех компаниях, сотрудники которых могут позволить себе эффективно работать из дома, заметно выше средней по стране, так что в финансовом выражении WFH-занятые обеспечивают до двух третей общей экономической активности на потребительском рынке США, — попросту говоря, и получают, и тратят больше.

Понятно, что рано или поздно COVID-19 будет усмирён, и какая-то часть занятого ныне на удалёнке персонала вернётся в офисы. Но явно не сто процентов: как свидетельствует исследование неопределённостей в бизнесе, проведённое Федеральным банком Атланты совместно с Чикагским университетом, предубеждение американских работодателей против дистанционной занятости практически развеялось уже к концу мая. И до коронакризиса многие предоставляли сотрудникам возможность какое-то количество дней в неделю, месяц, год работать из дома. Но если в январе 2020 г. доля WFH-активности наёмного персонала не превышала 5% от общего их рабочего времени (т. е. около 2 часов на каждые 5 рабочих дней при 40-часовой рабочей неделе), то в мае владельцы бизнеса уже были не прочь, чтобы после отмены ограничительных мер их сотрудники проводили дома в среднем 20% своего рабочего времени. Иными словами, офисная неделя в США по завершении коронакризиса фактически станет четырёхдневной, а в ряде компаний даже трёх- или двухдневной, — всё остальное оговоренное трудовым договором рабочее время персонал должен будет посвящать удалёнке.

Другой вопрос, будут ли последствия этого неизбежного, похоже, перехода к WFH-экономике позитивными? Исследование профессора Блума показывает, что лишь 51% наёмных работников в США искренне убеждены в своей способности трудиться из дома как минимум с 80%-ной эффективностью относительно своего же среднего уровня производительности в офисе или на ином классическом рабочем месте. Только 65% американцев располагают достаточно хорошим подключением к Интернету в своих домах или квартирах, чтобы без помех и разрывов совершать видеозвонки.

Зафиксирован также заметный провал в плане дальнейшего совершенствования WFH-занятых в области их профессиональной деятельности. Чем выше уровень образования и богаче накопленный опыт, тем проще работник адаптируется к условиям домашнего офиса и тем эффективнее оттачивает способности, не испытывая нужды в постоянном живом контакте с коллегами (и то не для всех направлений занятости такое возможно, разумеется). Молодые же сотрудники, которым особенно важно перенимать практические навыки в непосредственном контакте с состоявшимися специалистами, оказываются в очевидном проигрыше. Как с этим справляться в условиях WFH-экономики, ясности пока нет.

Профессор Блум указывает на довольно значимые перемены, которым подвергнется городская и пригородная среда в результате перехода к экономике, ориентированной приоритетно на работу из дома. Деловые центры городов испытают отток экономически активного, высокообразованного населения, — оно в немалой своей части переместится на периферию и в глубинку. Что, безусловно, будет способствовать более равномерному развитию страны в целом, однако владельцам офисной недвижимости, дорогих бутиков, фешенебельных ресторанов и прочей инфраструктуры даунтаунов принесёт немалые убытки.

Вместо бизнес-центров высокого класса, уверен исследователь, в ближней и среднесрочной перспективе в больших агломерациях начнут появляться более демократичные коворкинговые пространства, а в пригородах и малых поселениях — обширные офисные парки, состоящие из зелёной зоны с разбросанными по ней компактными зданиями. Их смогут арендовать малые и средние компании в качестве перманентных либо временных офисов, центров своей распределённой рабочей сети, и посещать их будет лишь ограниченная доля сотрудников каждый рабочий день. Вместе с тем вырастет роль общественного транспорта и каршеринга: по мере ослабевания интенсивности личных контактов по работе потребность в личном автомобиле как маркере статуса также значительно снизится.

Ценность человеческого общения

После того как Twitter даровал своим сотрудникам право работать из дома «бессрочно» даже после полной победы над коронавирусом, а Facebook, Alphabet (Google) и другие ИТ-компании обратились к персоналу с просьбой как минимум до конца года не возвращаться в офисы, может показаться, будто по крайней мере отраслью высоких технологий WFH-парадигма принята безоговорочно. Не тут-то было: CEO Microsoft Сатья Наделла (Satya Nadella) выразил опасение, что полный отказ от живого взаимодействия в процессе работы самым негативным образом скажется как на социальных навыках сотрудников, так и на их ментальном здоровье. Множество экспертов по трудовой психологии предупреждают, что длительная работа из дома с большой вероятностью приведёт среднего сотрудника к выгоранию, потере самоконтроля и непрерывному накоплению стресса.

В России, как свидетельствует РБК, после отмены ограничительных мер 25% наёмных работников остались на режиме WFH, а 40% отметили, что с охотой и удовольствием вернулись к привычным офисным будням. Более раннее (апрельское) исследование Ipsos подтверждает, что лишь немногим менее четверти россиян с удовлетворением восприняли возможность поработать из дома в период самоизоляции. Судя по всему, действительно не более 25% наших соотечественников готовы в полную силу трудиться из дома, если работодатели обеспечат им такую возможность. Четверть перманентно занятых в WFH-режиме — доля немалая, но вряд ли она способна спровоцировать такие тектонические перемены в экономическом и пространственном устройстве страны, как те, которых профессор Блум ожидает в ближней перспективе для США.

Согласно недавнему опросу компании Jabra, продуктивность россиян, переведённых на работу из дома, в среднем уменьшилась, а вовсе не выросла, как многим могло показаться. Чрезмерное разнообразие отвлекающих факторов дома, отсутствие нормально оборудованного рабочего места, размытость временных границ между рабочим и личным временем — всё это создаёт избыточное давление даже на тех сотрудников, которые искренне стараются успевать из дома больше, чем успевали в офисе. Аргумент «Ведь я же теперь не трачу время на дорогу!», как выясняется, работает не в полной мере. Занятно, что при этом 62% опрошенных заявили, что не хотят возвращаться в офисы и считают личные встречи пустой тратой времени (обратите внимание: эта доля вполне согласуется с 40% сторонников безусловного возвращения в офис, выявленными опросом РБК).

Другой опрос, проведённый в июне компанией «Мегаплан», подтвердил, что личные встречи в рабочем коллективе для множества россиян действительно особой ценности не представляют. Оказывается, с грубым обращением на работе периодически сталкивались до коронакризиса 56,4% россиян: 41,2% испытывали унижающее их достоинство обращение со стороны руководителей, а 15,2% — со стороны коллег. И только 43% наёмных работников повезло трудиться в коллективах, где царит сугубо мирная атмосфера (и снова те же самые примерно 40%!). Работа из дома как средство ухода от буллинга? Видимо, и этот сценарий окажется приемлем для многих.

Между тем живое человеческое общение и в плане деловых коммуникаций (а не только внутриофисной рабочей рутины) будет обходиться теперь весьма дорого. По оценке Международной ассоциации воздушного транспорта (IATA), даже спустя несколько месяцев после полной отмены любых ограничений на трансграничные перелёты лишь 45% прежних, докризисных авиапассажиров готовы будут вернуться на борт самолёта. Недавно стало известно, что эксплуатация суперлайнеров Airbus A380 и Boeing 787, рассчитанных на перевозку более 850 человек за один раз, приостановлена на неопределённое время, а оформленные на них прежде заказы аннулированы. Дальние деловые командировки, посещения международных выставок, промо-поездки бизнес-партнёров, организуемые обычно вендорами и/или дистрибьюторами, — всё это несомненно подорожает и наверняка станет практиковаться в куда менее широких масштабах, чем в докоронакризисную эпоху.

И всё же в той или иной форме работа в живом контакте с другими людьми — коллегами, клиентами, контрагентами — продолжит оставаться в обозримом будущем основой коммерческих коммуникаций. Да, ощутимая доля сотрудников, ориентировочно до четверти в российских реалиях, смогут наилучшим образом проявлять себя на удалёнке, — но основная масса продолжит приходить в старые добрые офисы. И это, как отмечают эксперты IDC, открывает перед бизнесом новые, не существовавшие прежде возможности.

Речь идёт о цифровых системах контроля над социальным дистанцированием сотрудников и посетителей различных организаций. От смартфонных приложений, непрерывно высчитывающих предельно допустимое расстояние между соседями по офису, и до умных систем слежения, через видеокамеры контролирующих заполняемость торговых залов, — всё это в обозримой перспективе окажется востребовано практически повсеместно. По оценке PwC, не менее 25% руководителей предприятий готовы внедрять подобные системы в своих компаниях, и мировая ёмкость такого новоявленного рынка почти наверняка составит в ближайшие годы несколько миллиардов долларов. В России спрос на подобные решения пока невелик, но вполне вероятно, что если пресловутая вторая волна кризиса всё же накроет страну, интерес к ним вспыхнет необычайный.

Источник: Максим Белоус, crn.ru

Версия для печати (без изображений)   Все новости