На панельной дискуссии с участием представителей ИТ-компаний много говорилось о том, какую поддержку оказывает Правительство отечественному ИТ-рынку. В свою очередь руководители компаний, которые во многом определяют будущее российской ИТ-индустрии, рассказали премьер-министру РФ Михаилу Мишустину, что еще можно было бы сделать, чтобы Россия смогла развиваться в этом направлении опережающими темпами. Ниже выдержки из их выступлений.

Аркадий Волож, генеральный директор группы компаний «Яндекс»: «„Цифра“ и ИТ развиваются так быстро, потому что это очень конкурентная область. Всё регулирование здесь должно быть построено вокруг предоставления равных условий игры для компаний — больших и маленьких, местных и международных. Когда говорят про конкуренцию, все имеют в виду конкуренцию технологическую. Но „цифра“ проникла везде, в том числе и в чувствительные отрасли жизни (здоровье, образование и т.д.), где регулирование существует исторически. Поэтому сегодня компании конкурируют в основном технологически, а страны конкурируют за компании, за то, чтобы они работали и развивали свои технологии на этих рынках — своим регулированием (налоговым, антимонопольным, нормативно-техническим). Конкуренция в регулировании такая же серьёзная, как и в технологиях».

Борис Нуралиев, основатель компании «1С»: «Нам необходимо больше ИТ-специалистов: уже сейчас ежегодно нужно получать около 220 тыс. новых специалистов, а к 2024 г. — до 300 тыс. чел.

Наша система образования много делает для этого: есть решение на уровне Президента увеличить приём на бюджетные места в региональных вузах. Просьба к Правительству поддержать, соответствующую просьбу Министерства образования, чтобы существенная доля этих мест досталась ИТ: в этом году нам нужно добрать 60 тыс. бюджетных мест по программе цифровой экономики. А в следующем — 80 тыс. бюджетных мест (пока запланировано только 70 тыс.).

Один из методов увеличить количество выпускаемых специалистов — цифровые кафедры, дополнительная специализация на добровольной основе. Один день в неделю представители ИТ-индустрии читают лекции студентам, с обязательным публичным выпускным экзаменом. Тогда мы получим специалистов разных предметных отраслей, которые могут эффективно автоматизировать свою отрасль.

...И последнее: практически в половине вузов, готовящих ИТ-специалистов, есть вступительный экзамен по физике. Поэтому дети с середины 10 класса бросают информатику и зубрят физику. В этом году сдавать ЕГЭ по информатике хотели 98 тыс. чел., а ОГЭ после 9 класса — 460 тыс. Дети хотят заниматься информатикой, дайте им возможность поступать с ЕГЭ по информатике (подробнее)».

Борис Добродеев, генеральный директор «Mail.ru Group»: «Месяц назад я рассказывал Президенту про вычет входящего НДС. Эта тема мешала развиваться игровой индустрии, мы обсуждали ее несколько лет. И буквально за месяц удалось реализовать этот проект.

То, о чём я хочу рассказать сегодня, та часть Mail.ru, с которой мы не так часто ассоциируемся. Примерно 20 лет мы разрабатывали массовые потребительские сервисы, и теперь все эти продукты мы разворачиваем на бизнесы. И если мы сможем применить эти технологии и к нуждам государства, выиграют все. Практика не строить технологии, продукты с нуля, а использовать в том числе и рыночные наработки — очень правильная. Amazon, Alibaba, Microsoft, Tencent активно участвуют в цифровизации государств.

Кроме того, в нашей стране нет российской платформы, соединяющей для образовательных целей учеников и учителей. Онлайн-образование никогда не заменит живой контакт ученика и учителя, но оно несёт большую пользу как вспомогательный инструмент. Нашими ресурсами уже пользуются 95% школьников, а 48% используют „ВКонтакте“ для проведения дистанционных уроков. Мы продолжаем развивать это направление совместно с „Ростелекомом“, ведем диалог с Министерством просвещения, с Министерством связи, и хотим попросить о поддержке внедрений наших решений в школы».

Спрос на ИТ-специалистов существенно превышает предложение, считает Борис Добродеев: «Одно из решений проблемы — дополнительное профессиональное образование (ДПО). В пик коронавируса оно показало невероятный рост, однако не все, кто хотел бы обучаться цифровым профессиям, могут это сделать. Условно, сейчас обучаются десятки тысяч, а на сайтах по ДПО зарегистрированы миллионы. Основной блокирующий фактор для них — первый платёж. Поэтому, поддерживая инициативу по соинвестированию государства и отрасли в развитие ДПО, мы просим в рамках этого проекта использовать существующих рыночных игроков, обладающих экспертизой и серьёзными продуктами.

...В нашей стране отсутствует популярный магазин приложений, и было бы здорово выбрать российского игрока, которого сделать стандартом (наравне с iOS и Android) для разработки приложений и государственных сервисов».

Дмитрий Еремеев, президент группы компаний «ФИКС»: «Большинство предпринимателей теперь зарабатывают не на российском, а на международном рынке. И мы предлагаем льготы по ЕСН и налогу на прибыль распространить на российские компании (занимающиеся рекламой, продажей сервисов и услуг), которые оперируют на международных рынках. Это правильно с точки зрения конкурентоспособности с другими юрисдикциями.

Поменялась бизнес-модель: всё больше P2P-, B2C-операций — т.е. бизнес как сервис и юрисдикция компаний не имеет значения. Поэтому стоит рассмотреть вопрос, связанный с агентом по НДФЛ. Когда российская компания осуществляет платежи в адрес физических лиц (выплата вознаграждения, монетизация своих сервисов в „Яндексе“ и т.д.), она является агентом по уплате НДФЛ, а если это делает иностранная компания, она агентом по НДФЛ не является, что, немного не уравновешивает российскую юрисдикцию с точки зрения равной налоговой нагрузки и простоты.

Российская финансовая система. Иностранные компании могут открывать счета по всему миру, в том числе в российской юрисдикции. И хочется, чтобы и иностранные, и российские международные компании могли открывать счета в российской юрисдикции и оперировать с российскими лицами. Но здесь возникают вопросы, например, связанные с процессом открытия счёта для компании: компании, чтобы получить ИНН, необходимо нотариально перевести большое количество документов. Прошу рассмотреть возможность такого подхода, когда эти компании могут получать ИНН онлайн и открывать счета в российских юрисдикциях».

«Чтобы разработчики игр и рекламные компании оперировали из российских юрисдикций, необходимы изменения и в валютном контроле, так как иногда бывает сложно получить какие-то деньги по оферте или отправить их, — говорит Дмитрий Еремеев. — Это позволит повысить конкурентоспособность нашей финансовой системы и российских компаний.

Онлайн-идентификация. Благодаря той работе, которую проделал ЦБ России, можно авторизовываться и регистрироваться онлайн, но для открытия счета, все ещё необходимо физически присутствовать в банке, что особенно в условиях коронавируса было затруднено. Прошу поддержать предложение распространить онлайн регистрацию и открытие счёта в российских юрисдикциях, как это уже делается во многих странах».

Илья Перекопский, вице-президент Telegram: «В России огромное количество талантливых программистов. Но если говорить о разработчиках мобильных приложений B2C, то раскрыть свой потенциал им мешает налог (30%), который платит весь мир компаниям Apple и Google. Если будет решено в России снизить налог на прибыль, то здесь эти компании будут платить 3%, но еще 30% они будут отдавать частным американским компаниям.

В Европе эта тема активное обсуждается, идут антимонопольные расследования. И мы хотим, чтобы Россия приняла участие в этом движении: налог сдерживает всю отрасль, а Apple и Google на эти деньги покупают программистов и компании в Восточной Европе. В итоге несмотря на то, что здесь сконцентрирован весь мировой ИТ-потенциал, ИТ-индустрия региона развивается не так, как хотелось бы».

Евгений Касперский, генеральный директор АО «Лаборатория Касперского»: «Согласно цифрам „Русофта“, российский ИТ-рынок по сравнению с зарубежным — всего лишь 1,5%. И более половины российских ИТ-компаний — так или иначе начинают работать за рубежом.

При этом, как сказала однажды Кондолиза Райс: „Русские программисты — лучшие в мире“. И я на 200% согласен с этим, и огромное спасибо нашей системе образования.

У нас есть огромнейший кадровый потенциал, и с ним нужно работать — и мы можем сотрудничать: мы можем не просто предлагать продукты и сервисы, мы можем делать технологии, продукты лучшие в мире. Российские софтверные инженеры лучшие в мире, и быть компанией-экспортёром — это интересно, приятно и выгодно.

Для того чтобы российские компании больше экспортировали и больше было российских ИТ-продуктов за рубежом, практически всё есть, но есть два момента. Во-первых, входящий НДС. Условно, если я кирпичи везу за бугор, то он засчитывается, а если софт — не засчитывается; если из-за бугра везу сюда — то же самое, они получают там свои зачёты, а мы нет. Это несправедливо.

Во-вторых, это меньше имеет отношения к нам, но для начинающих экспорт компаний достаточно болезненно — валютный контроль. Я не прошу его отменить, но можно сделать его более эффективным и менее затратным, особенно для компаний, у которых нет для этого опыта и ресурсов».

Илья Сачков, генеральный директор компании «Group IB»: «Что нам мешает? Риторика России в области киберпреступности и кибербезопасности в мире. Например, весь мир говорит, что Максим Якубец — хакер, компьютерный преступник, создатель вируса Dridex, а ни один российский государственный орган на это не отвечает. И это влияет на имидж российских компаний, которые занимаются экспортом ИБ.

Теперь очень коротко про то, что бы хотелось. В области НДС необходимо проверять список отечественного ПО в сфере информационной безопасности на тему владения иностранцами и иностранными компаниями до конечных бенефициаров. Иностранным компаниям, которые занимаются кибербезопасностью в России, льготы не нужны.

Компании, которые смогли обогнать американцев, — это сервисные услуги, т.е. либо страна, либо клиент закупает их софт как услугу, и мы просим распространения льготы НДС на подобного рода услуги.

Валютный контроль остался на уровне 1970 г. Непросто убедить иностранца покупать российский софт по кибербезопасности, но после того, как он согласился, прошел все «пилоты» и процедуру закупки, он встречается с валютным контролем. А тот, например, просит печати в той стране, где, печати отсутствуют 10 лет. Валютный контроль точно должен быть изменен.

Институты поддержки, такие как «Сколково» и Иннополис, показали свою эффективность. Большая просьба распространить льготу (по 7%), которые есть только у некоторых компаний внутри «Сколково», на всех резидентов «Сколково» и Иннополиса. А также поддержать институт «РЭЦ», как китайцы поддерживают Huawei. И, если есть возможность, кредитовать клиентов за счёт России на большие инфраструктурные проекты в «РЭЦ», все производители российского софта и их клиенты за рубежом будут рады такой поддержке.

Проблема в образовании не только в количестве мест в вузах, но и в том, что появились новые специальности. Значит, начиная со школы, должна быть введена дополнительная профподготовка: с 2015 г. мы просим Минобр заменить часть часов ОБЖ на профподготовку по кибербезопасности. А на базе ведущих технических вузов необходимо создавать кластеры, кампусы и огромные корпуса, помогать развиваться компаниям, которые заинтересованы в появлении новых профессий.

«„Нонкомпит“ — в плане защиты интеллектуальной собственности, — предлагает Илья Сачков. — В России эта процедура не работает и приводит к тому, что многие идеи воруются и уходят из компании.

Если говорить про иностранные компании, находящиеся в России (в первую очередь Huawei), то они несут функции двойного назначения: подрывают суверенитет России в плане информационной безопасности и рушат рынок труда. Специалисты с зарплатой 250 тыс. руб. получают от них в России офферы на 1,2-1,5 млн. руб., высасывают мозги внутри страны и разрушают рынок труда и заработных плат».

Александр Ларьяновский, директор по развитию бизнеса онлайн школы «Skyeng»: «В эти месяцы очень сильно выросла ИТ-нагрузка. Самый большой удар пришелся на систему формального школьного образования. И за время пандемии мы постарались помочь учителям справиться с обрушившейся на них нагрузкой. Нам удалось сэкономить примерно миллион человеко-часов учительского времени по проверке домашних заданий. Но существует еще одна проблема — по статистике „Яндекса“, примерно 70 млн запросов в месяц приходится на готовые домашние задания. Мы тратим миллиарды рублей на то, чтобы школьники списывали „домашку“. Просто потому, что ее можно списать.

На этот год мы инвестируем 500 млн руб. в создание системы, полностью избавляющей от этого. Я говорю об этом потому, что мы все эти годы пользуемся преимуществом того, что мы — резидент „Сколково“, мы можем позволить себе многие вещи. И Минцифра всё время с нами в контакте, слушает наши предложения. Мы действительно становимся чемпионами, нам ещё нет 10 лет, а мы уже помогаем отрасли. Но если наша выручка превысит 1 млрд руб., мы теряем все преимущества сколковского резидентства.

Мы будем вынуждены либо дробить эти компании, либо уходить, либо лишаться возможностей, которые даёт „Сколково“. Поэтому я прошу повысить эту планку. Это единственное, что нам надо, чтобы дальше развивать ИТ-компании и быть на уровне лучших мировых компаний».

Дмитрий Дырмовский, генеральный директор ООО «Центр речевых технологий»: «В использовании решений с ИИ очень многое внедряется впервые, и часто эти внедрения сопряжены с огромным риском. И здесь важно вовлечение первых лиц, руководителей компаний, ведомств, регионов.

Мы уже имеем Национальную стратегию развития искусственного интеллекта до 2030 г., подписанную Президентом. И сейчас необходимо направить все усилия на создание действительно конкурентоспособной отрасли ИИ, а также массового спроса на продукты и решения, в которые он встроен.

В марте был разработан федеральный проект „Искусственный интеллект“, Правительству представлен взвешенный и сбалансированный продукт. Скорейшее принятие этого документа станет серьёзным шагом в области развития ИИ.

После принятия стратегии был принят закон о „песочнице“ в Москве. Разработаны два нормативных документа — концепция правового регулирования ИИ и федеральный проект о специальных экспериментальных правовых режимах для всей страны. Принятие этих законов — наш уникальный шанс создать действительно передовую правовую систему развития искусственного интеллекта: важно, чтобы регуляторика поспевала за появляющимися внедрениями».

«Много идей от отрасли уже заложено в концепции и федеральном проекте „Искусственный интеллект“, — считает Дмитрий Дырмовский. — Но важнейшая задача — в России должно быть много разработчиков ИИ — больших и маленьких, с разным уровнем развития.

Для их развития необходим устойчивый спрос со стороны разных отраслей. Поэтому отраслям надо дать не только посыл внедрять ИИ, но и стимулы, финансовые и нефинансовые. Необходимо формировать трансформационные программы для отраслей, ключевым элементом которых могут стать специальные KPI или ориентиры. Например, для Минздрава — процент рабочих мест врачей, оборудованных системами поддержки принятия врачебных решений, а для Минтранса — процент ключевых транспортных узлов, оборудованных системами биометрического контроля доступа и безопасности. Нужны и специализированные финансовые инструменты, которые бы адресно были адаптированы под ФОИВ, госкомпании, частный бизнес и т. д.

Для обучения ИИ необходимы специализированные отраслевые данные. Так, для медицины важно создавать дата-сеты обезличенных анонимизированных данных, позволяющих работать, не нарушая прав граждан. Пока это находится в серой зоне, тогда как в Европе есть GDPR, и вопросы уже отрегулированы.

И еще. Рынок растёт там, где есть конкуренция. Поэтому крайне важно не создавать искусственных барьеров и монополий при работе на рынке ИИ, будь то медицина, транспорт или биометрия».

Источник: crn.ru

Версия для печати (без изображений)   Все новости