Мобильные аппараты под марками Huawei и Honor чрезвычайно популярны в России: достаточно сказать, что во втором квартале текущего года они первенствовали по объёмам поставок на отечественном рынке смартфонов. Однако в середине августа торговая война, развязанная администрацией Трампа против ИТ-вендоров из КНР (и в первую очередь — против Huawei), вышла на новый уровень напряжённости.

Итогом здесь может стать полная приостановка разработки и выпуска смартфонов китайским флагманом высоких технологий — по крайней мере, до тех пор, пока он при поддержке правительства страны не сумеет на должном уровне локализовать ключевые микропроцессорные производства. А произойдёт это в самом лучшем случае лет через пять, если не позже.

Разрешить нельзя запретить

Не далее как 17-го августа Минторг США утвердил новые ограничения на доступ Huawei к американской (или созданной с привлечением американских технологий) высокотехнологичной продукции. Ещё в мае было объявлено, что лицензировать у американских чиновников свои ИТ-поставки заказчикам из КНР обязаны производители из каких угодно стран, если они используют американские технологии. Напрямую это коснулось тогда тайваньского чипмейкера TSMC, который изготавливает для Huawei самые передовые её смартфонные процессоры Kirin. Правда, полугодовая отсрочка на введение этого запрета, которую сразу же объявил американский Минторг, оставляла надежду, что к осени всё как-нибудь образуется.

Не образовалось: майскую отсрочку не продлили, а августовские ограничения на поставки ИТ-продуктов Huawei и ещё 37 так или иначе аффилированных с ней компаний отныне касаются не только непосредственных изготовителей микропроцессоров и прочей электроники, но и любых торговых посредников. Джон Нойфер (John Neuffer), глава US Semiconductor Industry Association, с горечью прокомментировал решение чиновников: «Эти широкие ограничения на коммерческие поставки чипов ощутимо отразятся на полупроводниковой индустрии США».

Процессоры? Какие процессоры?

Китай так долго удерживал честно заслуженное звание «мировой мастерской», что может даже показаться странным: как это вдруг запрет на поставки чипов может повредить компании в стране, которая сама же эти чипы и производит для всего света? Однако на деле ситуация несколько сложнее. В отличие от печатных плат и крупногабаритной электрики, тонкие микроэлектронные компоненты изготавливают в основном компании со штаб-квартирами за пределами КНР: TSMC (Тайвань), Samsung Electronics (Южная Корея), Intel (США).

Речь тут именно об изготовлении, то есть о фотолитографировании кремниевых пластин-заготовок, из которых затем нарезаются собственно микропроцессоры. Множество всемирно известных компаний, чипы которых используются в ИТ-отрасли повсюду — AMD, Apple, Nvidia, Qualcomm — на деле сами чипмейкерами не являются. Это так называемые fabless-производители, не имеющие собственных фабрик, одни только подразделения инженерного дизайна и разработки. Чертежи созданных в этих НИОКР-департаментах чипов передаются затем контрактным изготовителям вроде тех же TSMC и Samsung Electronics.

И HiSilicon — дочерняя компания Huawei, занятая дизайном чипов для её продуктов, включая упомянутые смартфонные Kirin, — тоже относится к категории fabless. Её ODM-партнёром долгие годы выступала как раз тайваньская TSMC, в общем объёме готовой продукции которой на долю заказов Huawei приходилось в последние годы до 10%. Казалось бы, поскольку новые запреты Минторга США не позволяют тайваньцам отгружать партии Kirin попавшей в немилость Huawei ни напрямую, ни через посредников, китайской компании достаточно будет заключить договор с каким-либо иным чипмейкером, — и дело пойдёт на лад.

Суть проблемы: лицензии

Для начала разберёмся: а почему, собственно, TSMC — компании с Тайваня, который даже сами США не признают официально независимым государством, — должна подчиняться американским санкциям? Да потому, что запрет Минторга относится к самому факту использования американского оборудования в интересах Huawei, а не к тому, кто именно его использует. Фабрики же TSMC оснащены отнюдь не доморощенными станками.

Сложнейшие машины для фотолитографирования микропроцессоров с характерными размерами рабочих элементов 20-30 нм и менее серийно производят на данный момент всего четыре компании в мире: это американские Applied Materials, KLA-Tencor, Lam Research и голландская ASML, основные производственные структуры которой также располагаются на территории США.

Даже львиную долю материалов и химикалий для чипмейкерской индустрии всего мира поставляют исключительно американские компании: 3M, Corning, Cree, Dow DuPont, Honeywell, Rogers. О чём тут вообще говорить, если и китайские флагманы микропроцессорной индустрии, SMIC и Yangtze Memory Technologies, полагаются в своей работе всё на те же самые импортные материалы и химикаты. Иными словами, Huawei не может перенести производство чипов Kirin даже на фабрики в пределах КНР, не поставив те под угрозу американских санкций.

Больше лицензий для бога лицензий

Ну хорошо: а что мешает китайцам сознательно проигнорировать запрет и возвести внутри страны полностью независимые полупроводниковые фабрики, раздобыв через третьи руки производственное оборудование и импортозаместив необходимые химикаты? Ну да, экспорт смартфонов на чипах с таких фабрик вовне страны будет невозможен, но внутренний рынок КНР — полтора миллиарда человек; экономический смысл в подобной авантюре вроде бы есть.

Опять же, следим за руками: микропроцессоры в наши дни проектируют не на кульманах, а в специализированном ПО САПР. До 90% этого рынка контролируют — сюрприз! — четыре компании: Cadence Design Systems, Synopsys, Mentor Graphics и Ansys. Третья из них принадлежит германской Siemens, однако в значительной мере оперирует на территории США и потому подпадает под действие ограничительных мер тамошнего Минторга. Три же прочие и вовсе чисто американские.

HiSilicon в основном использует для разработок Kirin и иных чипов инструменты Cadence и Synopsys, и на компьютерах её сотрудников до сих пор работают ранее установленные его копии. Да, какое-то время их можно будет эксплуатировать, не продлевая лицензию. Однако в отсутствие регулярных обновлений и поддержки дальнейший дизайн новых чипов становится для китайской компании если не вовсе невозможным, то гораздо более трудоёмким и времязатратным.

Дальше — больше. В основе дизайна процессора Kirin лежат принципы микроархитектуры ARM, лицензиаром которой выступает британская Arm Ltd. Не так давно её приобрела японская SoftBank (которая в ближайшее время, вполне вероятно, перепродаст эту компанию тайваньской Nvidia). Но кто бы ни числился главным акционером Arm Ltd., главный центр её НИОКР располагается — угадайте, где? — правильно, в США. Так что и по этому направлению у HiSilicon возможность манёвра крайне ограничена.

Более того: поскольку 90% мобильных чипов в мире построены именно на основе архитектуры ARM, Huawei не сможет приобретать для своих смартфонов готовые микропроцессоры, разработанные даже прямыми конкурентами HiSilicon: Apple, Sony, Samsung, SK Hynix, Kioxia, NXP, Qualcomm, Nvidia, MediaTek, Broadcom, STMicroelectronics и прочих. Точнее, сможет, если получит на то лицензию от Минторга США, — но вряд ли вероятность этого события при нынешней американской администрации сильно отличается от нуля.

Догнать и перегнать

С 2014 г. госструктуры КНР активно инвестируют в компанию — разработчика ПО для дизайна микропроцесоров Empyrean Software, а также в домашних изготовителей оборудования для производства чипов Naura Technology Group и Advanced Micro-Fabrication Equipment Co. Безусловно, в этой индустрии прогресс идёт достаточно медленно (вспомним хотя бы недавние проблемы Intel с 14-, а теперь и с 7-нм процессорами) и требует огромных денежных вливаний. Тем не менее, администрация США не оставляет Китаю выбора — и, судя по всему, в перспективе ближайших лет чипы целиком родом из Поднебесной на мировом рынке всё же появятся.

Но — насколько современными они будут? В близких к тайваньским производителям микропроцессоров кругам ходят слухи, что не позже чем к концу 2020-го Huawei освоит полностью локализованный выпуск 45-нм микросхем. В рамках амбициозного «Проекта Ташань» (Tashan Project) компания в содружестве с другими игроками полупроводникового рынка КНР намеревается пройти ускоренным темпом весь путь эволюции микропроцессорных технологий, начиная именно с отметки 45 нм, на сегодня довольно архаичной (хотя на российском заводе «Микрон» и вовсе пока дошли лишь до 65 нм). Самые же передовые Kirin, выпуск которых TSMC недавно приостановила, были уже изготовлены по технологическим нормам 7 нм, а в ближайшей перспективе HiSilicon намеревалась выйти и на 5-нм рубеж.

Неясные перспективы

Удастся ли Huawei — точнее, уже всему материковому Китаю, поскольку инвестиции здесь потребуются поистине государственных масштабов, — в итоге наладить собственное производство современных чипов для своих смартфонов? Скорее всего да, но прогнозировать более или менее точные сроки тут решительно невозможно. Создать с нуля собственные средства САПР и независимую фотолитографическую индустрию — задача уровня сложности и амбиций первых пятилеток; что советских, что собственно китайских.

Пока же ситуация такова. Нынешней осенью Huawei наверняка выведет на мировой рынок новый флагманский смартфон, Mate 40: заказ на чипы для него был заблаговременно размещён на TSMC и частично исполнен до вступления новых санкций в силу. Глава потребительского направления компании Ричард Ю (Richard Yu) подтвердил в начале августа, что Mate 40 станет последней моделью Huawei с чипом Kirin (правда, уже без ПО Google в комплекте). А далее аналитики рынка ожидали неспешного переключения канала поставок на другого чипмейкера — вероятнее всего, на MediaTek.

Однако в свете новых запретов Минторга США становится ясно, что практически никакой «независимый» производитель полупроводников в мире не независим от американских технологий. Соответственно, новых смартфонов Huawei и Honor в 2021 г. может попросту не появиться — ни с чипами Kirin, ни с какими бы то ни было иными. Что особенно обидно на фоне триумфального выхода китайской компании во II кв. текущего года на первое место в мире по количественным поставкам смартфонов — вопреки всем прежде введённым американским санкциям. Впервые в истории Huawei опередила на этом рынке Samsung, — но, похоже, повторить этот результат будет ох как непросто.

Полное вступление в силу американских санкций, включая отложенные майские, придётся на 15-е сентября. Эта дата может стать концом смартфонных разработок Huawei в принципе — как минимум, обозначит начало многолетнего провала в их поступательном развитии. Эксперты Bloomberg полагают, что правительство КНР не оставит без внимания столь недружественный акт отчётливо видимой руки американского рынка, и в ответ может пойти на крайне жёсткие асимметричные меры, включая выход из облигаций госдолга США (которых у Китая накоплено на 1,1 трлн долл.), что отрицательно скажется уже на всей мировой экономике.

Санкции, ритейл, смартфоны

Обозреватели Financial Times уверены: решение Минторга — смертный приговор китайскому ИТ-флагману как ведущему разработчику смартфонных и, шире, сотовых технологий, включая 5G. Более того: столь хладнокровная расправа с чрезмерно успешным на американском ИТ-рынке внешним игроком послужит предметным уроком для активно растущих вендоров из КНР — Xiaomi, Vivo, Oppo; своего рода рекомендацией не вырываться слишком уж заметно вперёд. Зак Доффман (Zak Doffman), колумнист Forbes, прямо пишет: «[Huawei] не сможет сохраниться в своём нынешнем виде, если потребительское направление её бизнеса испытает столь мощный удар».

«Смертный приговор» китайскому флагману — если он будет приведён в исполнение — болезненно отразится на десятках тысяч игроков ИТ-канала по всему свету и на сотнях миллионов потребителей. В немалой степени он затормозит распространение сравнительно доступных сетей пятого поколения, поскольку в условиях искусственно ограниченной конкуренции остающиеся на плаву американские, европейские, южнокорейские разработчики 5G испытают острый искус повременить со снижением цен на оборудование. А замедление развития новых сверхскоростных сетей с минимальными задержками сигнала навредит, в свою очередь, разработчикам соответствующих платформ и приложений на всех рынках, от консьюмерского до индустриального.

Безусловно, в оставшиеся до середины сентября дни может произойти ещё всё что угодно, — включая внезапное потепление отношений между администрацией Трампа и правительством КНР, за которым последует очередная торговая сделка и заморозка санкций Минторга. Вдобавок, итог грядущих в ноябре выборов решительно непредсказуем, и если на них победит кандидат от Демократической партии, более чем вероятен откат в отношениях с США Китаем на прежние — вполне дружественные — позиции.

Одно понятно: складывать все ИТ-яйца в одну корзину политики и коммерсанты Поднебесной, наученные горьким опытом, впредь точно не станут. И потому через три, пять, а то и десять лет в мире непременно появятся самые современные и притом целиком и полностью китайские средства разработки, фотолитографические машины, мобильные операционные системы, магазины приложений и прочее подобное. И мобильный (а заодно и компьютерный) рынок уже никогда не будет прежним — глобальным, единым, в котором созданное на американском континенте ПО непременно запустится на изготовленном за океаном устройстве. Эту перспективу стратификации мирового ИТ-рынка всем ритейлерам, в том числе и российским, непременно нужно держать в голове. Ведь и наши микроэлектронные разработки к тому времени, может статься, пойдут по своему особому пути.

Источник: Максим Белоус, crn.ru

Версия для печати (без изображений)   Все новости