Какие импульсы развития получают «умные города», что им мешает двигаться вперед? Какие новые тренды появляются в этом сегменте, какое новое звучание у известных ранее? Что выступает в роли драйвера? Понимание ответов на эти вопросы — нужное и важное для всех игроков рынка, от интеграторов до cloud-провайдеров, от разработчиков до сервисных компаний.

Немного теории

Аналитики иногда делают различия между «умным домом» и «умным зданием» — в обоих случаях smart-технологии применены для помещений, но в первом варианте для частных жилых, в другом — для индустриальных и общественных. Это логично, так как решения будут отличаться не только масштабом, но и акцентами. Если «умный дом», прежде всего, история про комфорт, то в «умном здании» основные акценты идут на эффективность использования.

Конечно, жестких разграничений нет, мы говорим именно про основные акценты, но такое знание оказывается важным для понимания нишевых трендов, перспектив и даже success stories. Например, анализ транспортных потоков и их оптимизация для города необходимы, иногда бывают нужны для «умных зданий» (например, для супермаркетов, аэропортов, вокзалов), но вряд ли актуальны для «умного дома».

Smart-city — история про управляемость городских структур и города в целом.

Важные изменения затронули все упомянутые направления smart-систем — и дома, и здания, и города. Пандемия и локаут повысили внимание к «умным домам» со стороны массового пользователя — запертые в жилищах люди активно стали экспериментировать с цифровыми решениями, способными повысить комфорт в повседневной жизни. «Умные города» — более крупные структуры и, как следствие, более инерционные, поэтому они только сейчас начинают ощущать последствия первой волны коронавируса.

«Умный город» выходит загород

Тренд на проживание в обжитом пригороде, где просторно и экологично, в противовес тесным и загазованным городским районам, оформился много лет назад. Однако до недавнего времени мало кто мог себе его позволить — слишком много проблем в таком случае создавала необходимая большинству «маятниковая миграция» из дома в офисы и обратно, причем каждый рабочий день. Сейчас же широкое распространение получила удаленная работа, а также популяризация присутствия в офисах по формату part-time.

Масштабная «удаленка», которая из отдаленной перспективы стала реальностью для миллионов работников, приводит к заметным изменениям в сегменте как офисной недвижимости, так и жилой. Потребность в офисных площадях снижается, в жилых остается том же уровне, но тут изменяется профиль пользовательских предпочтений — теперь все больше людей могут себе позволить релокацию из городских районов в пригороды! Начинается новый этап конкуренции территорий.

За людей, обдумывающих релокацию, конкурируют пригороды. Заметим, что и крупные города начинают активнее конкурировать за этих же людей, массовый исход которых способен радикально изменить ситуацию во многих районах, причем не всегда к лучшему и уже в среднесрочной перспективе.

Люди, за которых идет конкуренция, финансово состоятельные — например, они оказались способны сохранить работу в кризис и достаточно богаты, чтобы позволить себе социальную мобильность — а поэтому являются «лакомым кусочком» для территорий. Однако эти люди требовательные, привыкшие к уровню сервиса, который без систем «умного города» реализовать проблематично. Например, российская система «Зеленая волна», активно использующая AI, анализирует дорожную ситуацию и, сообразно управляя светофорами, способна уменьшить количество пробок на 20%, по заявлению разработчиков. Очевидно, что другие способы так же заметно и быстро улучшить дорожную ситуацию будут существенно дороже и потребуют много больше времени на реализацию.

Легко видеть, что конкуренция территорий приводит к активным внедрениям урбанистических инноваций, значительная часть из которых не сводятся к лавочкам, цветникам и велодорожкам, а представляют собой внедрение и развитие технологически сложных цифровых решений. Экономически активное население уже привыкло к городским цифровым сервисам, к умному городу как новой форме взаимодействия людей и города во всех проявлениях, начиная с муниципальных служб.

Деньги — и проблема, и мотиватор

Для разворачивания цифровых решений масштаба городов нужны немалые деньги. Локаут вызывал достаточно серьезный кризис в экономике, который привел к проблемам с финансами, что в разной степени, но заметили во всех сегментах и на всех уровнях. Однако вложения необходимы: без них не привлечешь новых жителей, своими активностями меняющих к лучшему городскую среду. Появление такого коммьюнити, готового тратить деньги вблизи от новых мест проживания, оказывается привлекательным для ритейла, HoReCa, финтес-клубов и других бизнесов, которые являются налогоплательщиками. Поэтому мэриям и муниципалитетам, которые желают получить свою долю с соответствующих налоговых отчислений, приходится изыскивать деньги на smart-проекты и оценивать технические решения, позволяющие снизить затраты на разворачивание инфраструктурных и сервисных digital-систем. Такие процессы идут во всем мире, просто в одних местах данная логика выражена лучше, в других — менее заметна. Забегая вперед, заметим, что при правильном подходе на инфраструктурных затратах можно получить неплохую экономию.

«Умный город» — средство экономии

Цифровые решения снижают эксплуатационные расходы на инфраструктуру, даже если не приводят к «цифровой трансформации» городов. Например, внедрение IoT-счетчиков позволяет массово отказаться от снятия показаний вручную и их последующего переноса в компьютеры, что экономит миллионы человеко-часов. Внедрение «голосовых роботов» в call-центры, обслуживающие «горячие линии», помогает снизить нагрузки на операторов, что также экономит рабочее время последних. И список подобных примеров можно продолжать очень долго. Однако, прежде чем получать экономию в процессе эксплуатации, нужно развернуть соответствующие решения, а до этого — создать под них инфраструктуру, охватывающую весь город.

Инфраструктура — есть!

В большинстве случаев она уже есть — сложно себе представить жилые районы в экономически активных регионах, где не было бы беспроводного покрытия и опорных кабельных сетей передачи данных — но иногда нуждается в развитии и расширении под новые дополнительные задачи муниципалитетов. Например, основу трафика видео составляет развлекательный контент, который занимает более 90%, а на потоки, генерируемые видеоконференциями и системами видеонаблюдения, приходится по 3-4%. Поэтому сложно себе представить городскую систему видеоконтроля и видеофиксации, способную создать перегрузки в имеющихся сетях передачи данных. Телеком-операторы вынуждены постоянно увеличивают пропускную способность сетей — трафик растет во всем мире, видео высокого разрешения становится все популярнее, а на смену FullHD все активней приходит UltraHD, за которым начинает маячить и 8К, в этом городу обычно даже участвовать не придется. Однако кроме телекома для задач smart-city нужны вычислительные ресурсы и системы хранения, которые тоже нужны «умным городам» в огромных количествах. Их ряде случаев лучше использовать в коллаборациях.

Силовые структуры с их достаточно развитыми ИТ-ресурсами являются актуальными партнерами для городских и муниципальных властей. Заметим, что это глобальный тренд, а не локальный российский, как может показаться на первый взгляд. Простейший пример: системы видеоконтроля полицейские развивали годами, они же активно оснащали их современными решениями на основе компьютерного зрения, способными распознавать номера авто, лица, потенциально опасные ситуации (скопления людей, деструктивное поведение, оставленные или забытые вещи и т. д.). На этой инфраструктурной базе вполне возможно создание решений гражданского назначения. Строго говоря, это является одним из вариантов сквозной интеграции ИТ-систем, обслуживающих задачи города. Есть и другие варианты, но примеров эффективного сотрудничества город-полиция в деле цифровизации — сотни!

Выразительным прецедентом является в настоящее время тестируемая FacePay, система бесконтактной оплаты по скану лица для московского метрополитена, которая является, по сути, дополнительным сервисом, использующим ресурсы системы тотального видеоконтроля, развернутой для задач полиции и других силовых структур столицы.

Другой пример: для решения задачи оптимизации транспортных потоков городу вовсе не обязательно создавать свою систему видеонаблюдения, а можно воспользоваться BigData, накопленной камерами ГИБДД, или самостоятельно накопить нужную информацию, но с использованием ресурсов все той же сети камер, уже существующей у полиции.

Однако не все можно получить у силовиков. Например, для упомянутой задачи оптимизации трафика в городе будет актуальна «тепловая карта» вызовов «скорой помощи», данные для которой вряд ли есть у полиции.

Технологические тренды остаются все теми же, что и для любой другой индустрии: IoT, BigData, AI, автоматизация/роботизация, cloud и т.д. Было бы странно, если бы ситуация оказалась иной. «Дом — это машина для жилья», как говорил Ле Корбюзье, что можно масштабировать и на города. Поэтому технологические индустриальные тренды оказываются справедливы практически на всех вертикальных рынках, в том числе, и в сегменте smart-city. Также важный тренд — инфобезопасность.

«Умные города» работают в связке с другими smart-проектами, в частности, с проектами «умная нация». Такие проекты отличаются бОльшими масштабами, а кроме цифровизации городских структур и внедрения муниципальных digital-сервисов также включают интеграцию ИТ-ресурсов smart-city с цифровыми решениями транспортной инфраструктуры, здравоохранения и телемедицины, систем гражданской обороны и т. д. Таких масштабных проектов, пионером в разработке которых был Сингапур, пока немного, но над ними работают на многих территориях, может, не настолько масштабно, но интегрируя информационные системы некоторых вертикальных структур.

Инфобезопасность как необходимость

Хакеры в условиях экономического кризиса тоже активизируются — современная киберпреступность является индустрией, у которой серьезные проблемы из-за общей ситуации в экономике. «Ломануть» целый город для хакерских группировок — задача не только престижная, но и потенциально очень прибыльная. Крупные системы вообще являются лакомыми целями для хакеров (напомним недавнюю успешную атаку Evil Corp на инфраструктуру Garmin с вирусом WastedLocker). Критически важные объекты также являются целями киберпреступников, которых не останавливает создание рисков для здоровья и жизни сотен людей (напомним атаку 1 сентября этого года, выполненную неизвестной группой на екатеринбургский ГАУЗ СО «Свердловский областной онкодиспансер», в ходе которой тоже был использован «шифровальщик»). И городские структуры подвергаются хакерским атакам, иногда успешным (напомним атаку на московскую канатную дорогу, в ходе которой работа фуникулера почти сразу после его открытия на некоторое время была парализована вирусом-«локером»).

В очередной раз заметим, что инфобезопасность является экономической категорией: глобальный ущерб от киберпреступности в 3 раза превышает ежегодную «стоимость» стихийных бедствий. Поэтому нужны подходы «новой нормальности», которые много шире ранее традиционного реактивного подхода к решениям в области ИБ. Современный подход к инфобезопасности, включая новейшие тренды Zero Trust и Threat Hunting, на которых настаивает Cisco, нужен «умным городам» так же, как и другим индустриальным объектам. Как и на любом другом вертикальном рынке, классические средства безопасности не покрывают все сценарии и не отвечают всем рискам, поэтому «умным городам» нужны специфические ИБ-системы.

Вместо заключения

Описанные тренды развития «умных городов» являются глобальными, а их выраженность в российских условиях, разумеется, зависит от ряда локальных особенностей. Однако рассмотренное все же справедливо для российских реалий, в частности, высокая скорость изменений, ряд новых вызовов для городов и актуальность отношения к сегменту как к одному из индустриальных вертикальных рынков. Сегмент smart city обладает некоторой спецификой, но базовые технологические подходы для него будут ровно такие же, как и для любого другого «индастриала». Также следует помнить, что ситуация с «удаленкой» делает решения для «умных городов» остро актуальными не только для мегаполисов, но и для населенных пунктов меньшего размера — пользуясь англоязычной терминологией, для сити, для таунов и местами даже для виллиджей, что важно для ИТ-компаний, так как на порядки увеличивает емкость соответствующего сегмента.

Источник: Александр Маляревский, внештатный обозреватель CRN/RE

Версия для печати (без изображений)   Все новости