Компания Huawei объявила о намерении инвестировать миллиард долларов в развитие экономики РФ. Это намерение озвучил Эйден У, президент Huawei в регионе Евразия, выступая на конференции «Цифровое сообщество 2020», проходившей в октябре под девизом «Строим сообщество единого цифрового будущего».

Миллиард инвестиций в ИТ-индустрию и в сопредельные сектора экономики страны можно только приветствовать. Однако до настоящего времени это намерение не получило детализации на официальном уровне. Нет данных ни по срокам инвестиций, ни по направлениям, ни по их формату. Г-н У рассказывал про наличие многочисленных направлений для развития, сотрудничества и исследований, а также объединение российской экспертизы с возможностями Huawei, но это не позволяет оценить детали будущих инвестиций.

Миллиард долларов инвестиций — хорошая сумма, выразительная, но не поражающая воображение. Приведем пару примеров. В пресс-службе Samsung Electronics напомнили, что общие инвестиции более 250 млн долл потребовались для создания завода в Калужской области, на котором сегодня выпускают большую часть всех продаваемых в России телевизоров, мониторов и стиральных машин под маркой Samsung. А калужский завод, работающий с 2008 года — далеко не единственный инвестиционный проект Samsung в России. Корпорация Intel за все время своей работы на ИТ-рынке страны инвестировала в локальный рынок 2 млрд долл, как отметила Наталья Галян, генеральный директор Intel в России. Эти деньги потрачены на развитие канала, обучение, выставки и другую маркетинговую активность, а также на создание исследовательских центров в РФ.

Инвестиции в российское

Российским компаниям инвестиций не хватает. Например, по данным «Руссофт», только половина российских софтверных компаний, которым нужны были инвестиции, получили их в 2019 году. Инвестиции в российских разработчиков в прошлом году были значительными.

Общий объем инвестиций во все российские софтверные компании по итогам 2019 года, как сообщает «Руссофт», составил миллиард долларов. Оценка была проведена на основе опроса, который проводил «Руссофт». Суммируя данные респондентов, исследователи получили сумму в 730 млн долл., но с учетом того, что не все компании готовы раскрывать информацию о привлеченных инвестициях (особенно при крупных сделках, о которых иногда удается узнать только через несколько лет после совершения), предположили, что реальный объем инвестиций превысил 65 млрд руб., что по курсу прошлого года составляло порядка 1 млрд долл.

Первая волна пандемии и локаут привели к соответствующим изменениям в бизнесе и в стратегиях многих компаний-заказчиков и, в свою очередь, — к количественному и к качественному росту запросов на разработку программных продуктов, как отмечал Валентин Макаров, президент «Руссофт». Легко предположить, что рост нагрузки потребует бОльших инвестиций, но насколько возрастут потребности по итогам 2020 и на какую часть они окажутся удовлетворены, пока сказать сложно.

Инвестиции нужны как разработчикам софта, так и производителям «железа». Однако тут, как отмечает Григорий Сизоненко, генеральный директор ИВК, более рациональным может являться не прямое кредитование разработок, а несколько иные вложения. В качестве примера г-н Сизоненко указывает на комплекс мер, описанных в Постановлении Минпромторга № 109 от 17 февраля 2016 года, которое определяет порядок предоставления из федерального бюджета субсидий российским организациям для возмещения части затрат на создание научно-технического задела по разработке базовых технологий производства приоритетных электронных компонентов и радиоэлектронной аппаратуры. Это огромные инвестиции, направленные на стимулирование российских компаний. Как инвестиции можно рассматривать вложения, направленные на изменение структуры рынка, в частности, на реализацию программы импортозамещения и прочие государственные проекты, хотя зачастую бывает сложно оценить их объемы именно для ИТ. Также важны инвестиции в стратегии развития отрасли, созданные на государственном уровне, уверен г-н Сизоненко, а создание стратегий такого масштаба — процесс сложный, наукоемкий и поэтому дорогой.

Инвестиции в канал

Вложение в развитие рынка вели и ведут глобальные вендоры, которые вкладывают значительные ресурсы в развития канала. Но объемы таких вложений, которые тоже можно назвать инфраструктурными, вендоры обычно не раскрывают.

О необходимости регулярных вложений в канал и в перспективные направления рынка, актуальных для любого вендора, напомнил Марат Ракаев, глава российской пресс-службы Lenovo. Затраты на совместную маркетинговую активность, на товарные кредиты, рибейты, обучение и на создание сервисных сетей теперь расширены инвестициями во взаимодействие с российскими компаниями и стартапами, работающими в области высоких технологий. Про инвестиции в канал говорил Дмитрий Паршин, глава российского представительства Lenovo Data Center Group в России, который в интервью CRN/RE отметил, что планы подразделения удвоить оборот в течение трех лет возможны только при вложениях в канал, а также в оптимизацию системы продаж, обучение сотрудников, взаимодействие с партнерами и заказчиками. Сумм выполненных и предполагаемых инвестиций в российский рынок представили Lenovo не назвали.

Huawei вкладывает в развитие партнерской сети, а также в актуальные программы, например, сейчас крайне активно — в продвижение своих ноутбуков, предоставляя торговым сетям и продавцам хорошие «премиальные» за продажу мобильных компьютеров. При этом неясно, какие суммы компания инвестировала ранее, какие планировала вложить и учтены ли они в обещанном миллиарде.

НР также не детализирует свои вложения по регионам мира, как отметила Екатерина Алешина, менеджер по коммуникациям российского представительства НР. Однако легко предположить, что эти инвестиции должны быть весьма значительны. Напомним, что НР представлена на российском рынке более полувека, а инвестиции вендора в российский рынок касались как развития канала и маркетинговых активностей, так и вложений в создание партнерской сервисной сети, охватывающей всю территорию страны и обеспечивающей поддержку оборудования и для В2С, и для В2В. Учитывая масштабы деятельности компании, можно предположить, что общий объем инвестиций, как минимум, не меньше, чем у Intel. Сказанное справедливо и для компании Hewlett Packard Enterprise, у которой, напомним, в настоящее время идет масштабное переформатирование бизнес-модели. «НPE будет предоставлять „все как сервис“ к 2022 году», — как говорил Антонио Нери, CEO Hewlett Packard Enterprise. Необходимые для достижения этой цели вложения в канал, в обучение и в развитие партнерской сети, а также в создание новой инфраструктуры на российском рынке компания не раскрывает, но они будут очень велики.

В настоящее время канал ждут мощные изменения, которые потребуют значительных вложений. Например, 80% взаимодействий в B2B-продажах будет происходить по цифровым каналам уже к 2025 году, по данным Gartner. «Торговым представителям придется освоить новые инструменты и каналы, новые способы привлечения клиентов», — говорит Кристина Гомес, исполнительный вице-президент сегмента практик продаж в Gartner. Только эти цифровые каналы и цифровые же инструменты для них еще предстоит создать, внедрить и оптимизировать. А также нужно пересмотреть практику продаж, переработать бизнес-процессы внутри компаний, внедрить автоматизацию-роботизацию, обеспечить инфобезопасность и решить ряд других задач, для чего потребуются вложения в инфраструктуру как от локальных игроков рынка, так и от глобальных участников российского канала.

«Цифровой Шелковый путь» как модель для инвестиций Huawei?

Напомним про проект «Цифровой Шелковый путь», который направлен на развитие ИТ в регионах вокруг «Нового шелкового пути», сухопутного транспортного коридора между Китаем и ЕС. Масштабная инициатива цифровизации регионов была объявлена на международной конференции «Один пояс и один путь» в мае 2017 года и «завизирована» на XIX съезде КПК осенью того же года, а сам «Новый Шелковый путь» был объявлен двумя годами ранее. Судя по всему, китайские аналитики поняли, что имеющийся уровень развития ряда регионов в центре континента не позволяет организовать в нужном количестве и с требуемым качеством цифровые сервисы для эффективной работы современной транспортной магистрали.

Наряду с самой магистралью китайцам пришлось инвестировать в локальные центры обработки данных, в инфраструктуру (в том числе, способные обеспечить широкополосный доступ кабельные и беспроводные сети), а также в прочие компоненты современного ИТ ряда регионов на «Пути». Интересно, что в инфраструктуру вокруг «Нового Шелкового пути» инвестируют ряд компаний. Например, Samsung вложил средства в создание логистического центра SRDC, который расположен на территории комплекса в Калужской области и является главным складским центром для всей продукции Samsung, импортируемой в Россию. Складской комплекс завода Samsung использует для хранения грузов, доставленных по «Новому Шелковому Пути».

Результат достигнут: «Новый Шелковый путь» работает и наращивает обороты. В первой половине текущего года число грузовых поездов, курсировавших между Китаем и европейскими странами через Россию и Казахстан, возросло на 36% год-к-году, а контейнерные перевозки растут опережающими темпами — на 41% за первое полугодие, по данным Железнодорожной корпорации Китая.

Аналогичная ситуация сложилась и с российским ИТ-рынком, для эффективного продвижения современных технологий на который китайским компаниям нужны предварительные инвестиции для развития инфраструктуры. Конечно, российский рынок, прошедший долгий путь развития в условиях высокой конкуренции и при наличии квалифицированных кадров, является одним из наиболее развитых и продвинутых сегментов национальной экономики. Но ситуация с актуальностью, а местами и с необходимостью значительных внешних инвестиций совсем не новая и вполне нормальная, как видно из рассмотренных выше историй компаний НР, Lenovo, Samsung. Дополнительные инвестиции в приоритетные направления российского ИТ со стороны Huawei — равно как и других глобальных компаний — будут как нельзя кстати, особенно в современных условиях, когда экономика страны в целом переживает не лучшие времена.

Вместо заключения

Миллиардные вложения, как сказал г-н У, способны кардинально преобразовать отрасли российской экономики с помощью «цифровой трансформации». Мы не знаем, куда именно будут направлены инвестиции, а также какой от них будет КПД/kpi — но развитию российского ИТ вложения будут способствовать, равно как и всей экономики страны, для которой digital был и остается ключевым локомотивом развития.

Источник: Александр Маляревский, внештатный обозреватель CRN/RE

Версия для печати (без изображений)   Все новости