Картина рецессии, вызванной пандемией COVID-19, кардинально отличается от всего, что мир видел раньше: ИТ-отрасль демонстрирует рост, тогда как другие секторы экономики попали в тяжелое положение. Об этом говорил бывший экономист Федрезерва в виртуальной сессии на конференции «Best of Breed» в среду, которую проводила The Channel Company, издатель CRN/США.

«В плане того, что вызвало эту рецессию, — это совсем, совсем другая история, нежели то, что мы видели в прошлом. И, следовательно, нужно быть очень осторожным в оценке того, что будет происходить в будущем», — сказал Томас Дж. Каннингем (Thomas J. Cunningham), старший вице-президент и главный экономист Metro Atlanta Chamber, который был вице-президентом и старшим экономистом Федерального резервного банка Атланты перед тем, как вышел на пенсию в 2015 году, проработав в системе три десятилетия.

Одно из важнейших отличий в том, что рецессия была вызвана не сокращением потребления, а кризисом общественного здравоохранения, из-за которого разные секторы экономики испытали спад, а то и вовсе перестали функционировать, сказал Каннингем.

У властей нет каких-то реальных механизмов воздействия на это, и приходится лишь пассивно ждать, пока ситуация не будет взята медиками под контроль, сказал он.

«Ход этой рецессии будет совсем другим, пока мы стараемся пробиться через кризис, ожидая каких-то признаков, что пандемия наконец взята под контроль», — сказал Каннингем.

При этом наблюдается также «бифуркация» в экономике, которой не знали прошлые рецессии: какие-то сегменты в упадке, например гостиничный бизнес, а ИТ-отрасль, напротив, выигрывает от перехода к удаленной работе, сказал он.

Поэтому «очень маловероятно», что траектория восстановления экономики «будет напоминать что-то из того, что мы видели в прошлом», сказал Каннингем.

Что же касается сферы ИТ, то тут действительно наблюдается большой рост инновации, включая то, как организации переходят на новые формы работы, сказал он. В организациях, которые были лишь «на пороге принятия ИТ-инфраструктуры», значительно вырос объем внедрения, сказал Каннингем.

Инвестиции в ИТ «очень заметно шагнули вперед», добавил он.

Еще один сегмент экономики, ощущающий на себе последствия пандемии — и который столкнется с еще большими в будущем, — это риэлторский бизнес, сказал Каннингем.

Удаленная работа, вероятно, останется более широко принятой в будущем — в немалой степени потому, что эта концепция уже набирала силу и до пандемии, сказал он.

«Мысль о том, что совсем не обязательно сидеть в офисе, чтобы выполнять офисную работу, становилась всё более популярной», — сказал Каннингем.

После пандемии — «вернемся ли мы к той же приверженности присутствию в офисе, что и раньше? Это представляется довольно маловероятным, — говорит Каннингем. — Показатель использования офисных площадей в расчете на ВВП будет снижаться, так как больше сотрудников будут работать удаленно и там, где им удобно, без всякой потери продуктивности».

Но «это не означает, что „офис умер“, — поспешил добавить Каннингем. — Творческие озарения, которые рождаются в непосредственном общении в офисе, ничто не заменит в определенных сегментах. Но это не значит, что нужно сидеть в офисе с 9 до 5 пять дней в неделю. Такой жесткий график вряд ли сохранится».

Напоследок стоит еще раз подчеркнуть, что «эта рецессия не похожа ни на какие предыдущие, — сказал Каннингем. — Некоторые сегменты экономики восстанавливаются. В то же время, мы наблюдаем замедленность, которая будет оставаться проблемой в определенных секторах экономики в течение какого-то времени. И эта бифуркация — проблема нового типа, с которой мы будем сталкиваться еще очень долго, во всяком случае пока не возьмем под полный контроль глобальную пандемию, которая стала первопричиной всей этой ситуации».

По материалам crn.com.

Источник: Кайл Олспак, CRN/США

Версия для печати (без изображений)   Все новости