Третий глобальный технологический ИТ-форум OCS Distribution «IT-Ось 2020. Апгрейд», как и большинство мероприятий этого года, прошел в формате online.

В этот раз форум «IT-Ось 2020. Апгрейд» поддержали мировые и отечественные технологические лидеры: APC by Schneider Electric, Cisco, Dell Technologies, HP Inc., HPE, IBM, Intel, Veritas, VMware, YADRO. В списке участников также были «Аквариус», ASUS, Avaya, BAUM, BSS, Citrix, CheckPoint, CyberPower, Eaton, Extreme, H3C, Hitachi Vantara, Jabra, Kemp, Lenovo DCG, MobiSystems, Nokia, Nutanix, Stratodesk, Poly, Powercom, Unify, Veeam, Vertiv, Zyxel.

Общее число участников форума составило почти 2000 человек: ключевые партнеры дистрибьютора, их заказчики со всей России, нишевые эксперты и представители СМИ.

Заметим, что главная тема конференции — «Апгрейд» — была выбрана неслучайно. В марте этого года мы все стали свидетелями «новой нормальности», в которой работа, общение, жизнь навсегда и кардинально изменились. Чтобы оставаться конкурентоспособными, компаниям необходимо «проапгрейдить» подход к ИТ и бизнесу в целом.

Именно этому и была посвящена приветственная речь Максима Сорокина, председателя совета директоров OCS Distribution. Приводим ниже текст его выступления с небольшими сокращениями.

Интересное время

Мы живем в очень интересное время. Точнее, мы с вами опять живем в очень интересное время. И так как мы встретились на бизнес-мероприятии, я буду говорить об этом времени с точки зрения бизнеса. И я имею в виду не пандемию, хотя она, конечно, вносит свой привкус и аромат в ситуацию на рынке. Я говорю о том, что с коронавирусом не связано.

ИТ-рынок всегда как-то по-своему реагирует на кризисы, по-своему отрабатывает всё, что происходит в бизнесе: все ожидания, все идеи, которые возникают в тот или иной момент времени.

Приведу несколько примеров — наиболее яркие кризисы, о которых многие из нас помнят. 1998 год. Это был чисто российский кризис, связанный с падением рынка ГКО. Я помню этот обвал: он был очень скорым. ИТ-рынок тогда упал в 6 раз. Но и восстановление было таким же быстрым — так называемое V-образное восстановление.

Мировой кризис 2008 г., начавшись на финансовых рынках Америки, очень быстро, в течение буквально нескольких месяцев, завоевал весь мир. ИТ-рынок упал во всем мире и, конечно же, в России.

В кризис 2014 г., который был в большей мере российским, вслед за падением цен на нефть упала и национальная валюта. ИТ-рынок отреагировал синхронно: падение составило десятки проценты. А вот восстановление после этого кризиса было значительно медленнее, чем после всех предыдущих.

Что нами движет

Но не вся наша жизнь состоит только из кризисов. Ежегодно на рынке появляются драйверы, связанные уже не с состоянием мировой экономики, а с теми идеями, которые владеют умами. И эти драйверы связаны непосредственно с ИТ.

И таких драйверов было очень много. И они были разные. Что станет драйвером, зависело от технологического уровня развития рынка, от нашего понимания того, что мы можем ждать, в том числе и от ИТ, и от нашего представления, какими должны быть ИТ, чтобы удовлетворять вызовам бизнеса, экономики и, если хотите, человечества. Я назову только несколько.

Пожалуй, самым смешным драйвером была так называемая «Проблема 2000 года». Кому-то пришло в голову рассказать всем, что при написании программного обеспечения для ПК программисты могли экономить ячейки памяти и прописывать год не целиком, а только две последние цифры. Таким образом система запоминала, что идет не 1999, а 99 год. И с наступлением 2000 г. все программы решат, что настал нулевой год. И в этот момент какие-то программы погибнут, и мы станем свидетелями одного из вариантов апокалипсиса. Апокалипсиса не случилось, но поставки ПК в 1999 г. были огромные не только в России, но и в мире.

Еще один драйвер, который приходит в голову — так называемый доткомовский бум. Человечество верило (или делало вид, что верит), что любая компания, которая имеет дело с интернетом, — это компания процветающая, это компания будущего. И за это к её стоимости надо накинуть несколько нулей. А если это доткомовская компания, значит ей нужен доступ к интернету и широкие каналы связи в частности. И по итогу этого увлечения доткомовскими компаниями мы получили рост на рынке телекоммуникаций. Бум прошёл. Многие деньги потеряли, многие заработали. А нам с вами остались роскошные каналы связи и понимание, как всё это может быть устроено.

Бум облаков и тех инфраструктурных решений, которые обеспечивают их работоспособность, стал драйвером продаж и поставок мощнейших серверов и систем хранения данных.

Бум строительства дата центров: по всему миру, как грибы, вырастают приватные и коммерческие ЦОДы. Многие поучаствовали в этом процессе.

Как видите, драйверы бывают разные, но самое главное, что они бывают мнимые и настоящие. Можно придумать какую-то тему и говорить о ней так много и с таким энтузиазмом, что даже сам поверишь в нее. И заставишь поверить всех окружающих. Конечно, кто-то на таких темах зарабатывает, а кто-то — проигрывает. Но любой, даже мнимый драйвер, приносит пользу. Как минимум, мы в какой-то момент понимаем, что в этом месте счастья нет. Но чаще всего получаем импульс в развитии чего-либо.

И тем прекраснее ситуация, когда драйвер не мнимый, а настоящий. И я позволю себе утверждать, что на сегодня у нас есть такой настоящий, долгоиграющий и очень вкусный драйвер. Драйвер-челлендж.

ИТ-индустрия преподнесла нам новые и, я бы даже сказал, новейшие технологии. Технологии, которые меняют наш мир, меняют лицо бизнеса.

Очень полезный вопрос

Крупнейшие компании, сегодняшние лидеры рынков уже понимают, что прямо сейчас, прямо в эти дни появляются технологии, которые не просто прорывные сами по себе. Гораздо важнее, что эти технологии позволяют сделать компаниям прорыв в их бизнесе и победить в конкурентной борьбе. Эти компании начинают заявлять, что компания будущего — это ИТ или цифровая компания.

Об этом заявляют не только крупнейшие банки (Сбер или Тинькофф уже давно говорят, что банк — это ИТ-компания). Недавно я читал про одну из крупнейших сетей фастфуда, которая утверждает, что и она теперь тоже ИТ-компания!

Почему?

Я считаю, что каждый раз, когда происходит что-то подобное, полезно задать себе вопрос «почему?». Почему банк считает себя ИТ-компанией? Почему компания, которая кормит людей бургерами, считает себя ИТ-компанией? И вообще, что это такое «цифровая компания» или «ИТ-компания»? И сейчас уже понятно, что это не просто компания с ИТ-рынка. Точнее, это далеко не всегда компания с ИТ-рынка. И даже чаще всего это компания не с ИТ-рынка.

Каждый сам придумывает ответ на вопрос: что же такое цифровая компания. Я тоже озадачился этим вопросом и успокоился, когда дал такое определение: ИТ-компания — это та компания, которая реализовывает свою агрессивную стратегию роста и лидерства строго за счет новейших информационных технологий. Это та компания, которая считает, что новейшие прорывные технологии являются залогом её будущего, что именно с их помощью она получит конкурентные преимущества, оторвется от конкурентов и захватит лидерство.

Не знаю, понравится вам такое определение или нет, но меня оно устроило. И если вы со мной согласны, тогда актуально задать себе следующие 3 вопроса.

Погружаясь в волны

Первый вопрос: «Что это за новейшие технологии, которые позволяют крупнейшим компаниям стать безусловными лидерами рынка и завоевывать принципиально новые ниши?» Для меня это те технологии, которые объединены словами «искусственный интеллект». Сейчас этому понятию посвящено много книг и статей, и вот в одной из них я увидел классификацию, согласно которой внутри понятия искусственный интеллект существуют 4 основные группы технологий. Авторы называли их «волны».

Первая волна искусственного интеллекта — это ИИ интернета. Это всё, что связано с отслеживанием немедленных, зачастую неосознанных инстинктивных реакций пользователей, с анализом этих реакций. Всё, что позволяет предугадывать их спрос. Это то, что, как сказал один из авторов, изучает нас и делает счастливыми людьми или жертвами в зависимости от отношения каждого из нас к своему времени и к своим деньгам.

Вторая волна — это ИИ бизнеса. Человечество сотни лет накапливает структурированные знания о самом себе. Каждый бизнес, каждая индустрия накапливает о себе структурированное знание, называемое «размеченные базы данных». И это приводит к развитию технологий и алгоритмов, позволяющих анализировать огромные объемы данных так, как этого не смог бы сделать человек. И делать выводы, которые не смог бы сделать человек. Сколько параметров одновременно может отслеживать человек? 5? 10? А вот 100 параметров на большом объеме данных он отслеживать уже не может. Тем более 1000 параметров. Но, как сказал один из тех, кто глубоко изучил тему искусственного интеллекта, «хорошие данные — это много данных». Только когда данных много, ИИ может проявить себя там и так, как этого не может сделать человек.

И тут надо задать новый вопрос: а у кого есть много данных? И ответ на него порадует не всех. Потому что много данных есть у самых больших компаний: в первую очередь, у больших банков, у интернет-компаний, у «Гуглов» и «Фейсбуков», и т. д. И надо понимать, что когда сегодня эти компании оцениваются рынком в триллионы долларов, то это не потому, что у них большое число пользователей. Это цена данных, которыми они обладают. Вот столько стоят данные сегодня.

Третья волна ИИ — искусственный интеллект восприятия. Здесь речь идёт о том, что формирует такие истории, как умный дом и умный город. Мы окружены датчиками (датчики, ориентированные на изображение (камеры), датчики движения, звука), системами, анализирующими всю поступающую информацию, алгоритмы, которые обрабатывают, делают выводы и принимает решения. Всё это уже работает в системах от умного дома до умного города, внедрено в производствах.

Вернусь к гамбургерам. Кажется, для чего нужен искусственный интеллект в процессе жарки гамбургера? Очень просто. Эта компания работает по всему миру: жарит сотню гамбургеров в секунду. И как будет здорово, если следить за тем, чтобы уровень прожарки был идеальный до секунды, будет не человек у плиты, а искусственный интеллект, который не ошибается.

Или вот еще пример. На производстве кофе Illy, хороший, элитный кофе, сквозь трубу относительно небольшого диаметра каждую секунду пролетает тысячи зернышек кофе, с поверхности которых лазером считывается информация о состоянии каждого из них: хорошее или с изъяном. Для хорошего кофе нужны только хорошие зернышки. Поэтому плохие зёрнышки сразу же в этой трубе автоматом отстреливаются. Это ещё одно, хоть и примитивное, но, по-моему, очень эффектное применение искусственного интеллекта.

И, что объединяет эти две истории про хорошие гамбургеры и про хороший кофе? То, что и в том, и в другом случае это большие компании. Только большая компания может сделать МНОГО вкусного кофе, и только большая компания может сделать очень МНОГО вкусных гамбургеров.

Четвертая волна — это волна автономного ИИ — всё, что связано с самоуправляемыми автомобилями (легковыми и грузовыми), беспилотниками и чат-ботами. Все это уже реальность. В новостях говорят, что недавняя война была выиграна беспилотниками. А что касается чат-ботов, мы уже постоянно общаемся с ними, зачастую даже не понимая, что пишет не человек. Сегодня статистика такова, что около 70% людей, которые общаются с чат-ботами, так и не успевают понять, что это был ИИ. Ему доверяют уже такие тонкие вещи, как помощь в подборе персонала. Вот какие 4 волны искусственного интеллекта выделяют специалисты.

Но вернемся к трем вопросам, которые были в самом начале. На первый «что это за новейшие технологии?» я для себя ответил: это технологии, которые так или иначе связаны с идеями искусственного интеллекта.

И крупнейшие компании, которые захотят остаться лидерами, стать цифровыми компаниями, будут внедрять у себя новейшие технологии, выделять на это огромные бюджеты. А значит, будет формироваться новая пищевая цепочка. И любая компания, работающая на ИТ-рынке, должна задать себя вопрос: а каково место моей компании в этой цепочке? Умею ли я делать что-то лучше всех остальных? Почему крупнейшие компании за внедрением этих новейших технологий должны прийти именно ко мне?

И ещё один вопрос, очень интересный. А моя компания относится к этому типу новых компаний, к цифровым компаниям будущего?

Вопросов три, но ответов на них может быть сколько угодно. Каждый находит свой. Моя задача сегодня — задавать вопросы.

Кто-то ответит: «Классная фишка, я буду рассказывать об этом клиентам и буду покупать их на эти рассказы». Хороший ответ!

Кто-то скажет: «Я найду способ, я знаю, как увеличить эффективность моей компании на 20% или, может быть, в два раза». Прекрасный ответ.

А кто-то решит: «Фигня всё это, Сорокин в очередной раз увлекся». Я и с этим спорить не буду. Увлекся. И это мнение тоже имеет право на существование.

Но лично я выбираю такой ответ: «Упрусь, но сделаю всё, что от меня зависит. И моя компания с помощью этих технологий станет компанией номер один на рынке!» Такой вот вкусный выбор.

crn.ru — информационный партнер Форума.

Источник: Светлана Белова, crn.ru по материалам выступления Максима Сорокина на форуме «IT-Ось 2020. Апгрейд»

Версия для печати (без изображений)   Все новости