Huawei в конце прошлого года продал бренд Honor, что позволило вывести последний из-под санкций США и — в теории — оптимизировать модельные ряды смартфонов обоих брендов, как некогда материнского, так и когда-то дочернего. Казалось бы, тут все прозрачно, но на самом деле можно только гадать, к изменениям каких масштабов это приведет. Может быть, Honor останется производителем «вне первой пятерки, но в первой десятке» и не более того, но, вполне возможно, все будет иначе.

Основной вопрос: каковы цели создания новой компании? Это новый вендор или «операция прикрытия»?

Возможно, часть Huawei теперь превратилась на рынке в еще одного мощного вендора. Как и положено вендору, Honor, возможно, нацелен на создание и продвижение товаров, а также на прочие известные действия для максимизации получаемой прибыли. Речь идет о сегменте консьюмерских устройств. Создавать свои платформы, процессоры, серверы и решения для тяжелого телекома новичок не планирует, равно как и проводить фундаментальные исследования в области AI, продвигаться на рынок «облачных» сервисов и т. д. Но и оставшееся поле очень широко. Речь идет не только о смартфонах, которые были и остаются самым продаваемым классом устройств, но и о девайсах других типов, которые присутствуют на рынке под брендом Honor — о ноутбуках (в том числе, игровых), smart-телевизорах, планшетах, носимой электроники (наушниках, «умных часах» и фитнес-браслетах), роутерах и даже принтерах.

Но, вполне возможно, основные цели создания «независимого Honor» несколько иные. Это могут быть «легализация» решений Huawei на рынках, находящихся под санкциями, использование для обхода обвинений в монополизации другими китайскими гигантами в определенных сегментах, причем не только Huawei, но и, например, Xiaomi — и т. д. Есть и другие варианты развития событий, например, при официальном разъединении компаний ориентация продукции Huawei внутренний китайский рынок, а Honor — на глобальный. Разумеется, решения эти политические, и принимать их будут, скорее всего, не на уровне бизнес-структур, а на уровне китайского государства, которое стоит за всеми технологическими игроками из Поднебесной.

Если даже мы полностью абстрагируемся от обозначенной выше «конспирологии», то вопросов все равно останется очень много. Станет ли Honor технологически и маркетингово независим в реальности? Скоро мы это поймем, когда увидим, насколько жестко «новый Honor» будет конкурировать со «старым Huawei». Будут ли модельные ряды компаний взаимодополнять дополнять друг друга? Или пойдет прямая конкуренция, причем в жесткой форме? Этого пока мы не знаем.

Кроме вопросов, имеющих отношение к рыночным политикам, остается множество неясных моментов, связанных с технологиями. В частности, известно, что в независимый «новый Honor» перешла почти вся команда, которая ведала «старым Honor» в составе Huawei, но лишилась ли команда при переходе работников на незначительных служебных позициях или ключевых сотрудников? Как при разделении компаний распределены патенты? А как будет налажено взаимодействие и другими технологическими гигантами? В частности, будет ли «новый Honor» при создании и развитии оптического, аппаратного и программного обеспечения для фотокамер сотрудничать с Leica — как напрямую, так и через совместные структуры, ранее созданные «немцами» c «большим Huawei»?

Интересным остается вопрос о взаимодействии Honor с альтернативными платформами. В частности, «большой Huawei» активно развивает Harmony OS и экосистему HMS/App Gallery, а на часть ноутбуков в штатной комплектации планирует предустанавливать Linux. Будет ли Honor предлагать хотя бы часть своих решений на альтернативных платформах или остановит выбор на «классике» — Android, Wear OS, Windows и т. д.? Насколько единой будет политика компании в плане развития домашнего IoT и «умных домов»? А в области предоставлении «облачных» ресурсов для пользователей гаджетов и компьютеров Honor? И, наконец, особо интересный для российских игроков практический вопрос: как новый вендор будет вести себя на локальных рынках?

Пока Honor в РФ действует как активный новый вендор. Например, Honor продолжает развивать сеть монобрендовых салонов, открытую еще в бытность составной частью Huawei. Под самый конец ушедшего года открыт одиннадцатый салон (в Зеленограде), а до этого были открыты в Москве, а также в Хабаровске, Астрахани, Волжском, Сочи, Волгограде, Белгороде, Краснодаре, Самаре и даже в Магадане, в планах, как говорили, — Челябинск и Тюмень. Вполне может быть, что никакого «двойного дна» и нет, а загадка Honor может иметь простую отгадку: перед нами молодой агрессивный вендор, активно развивающийся и пользующийся преимуществами обретенной независимости.

Пока все вопросы без ответов. Ответы появятся позже, причем не из официальных объявлений компаний, а из анализа действий обоих вендоров на B2C-рынке, как в глобальном масштабе, так и в российском сегменте. Пока слишком мало времени прошло с момента официального объявления о разделении, чтобы делать аргументированные выводы.

Источник: Александр Маляревский, внештатный обозреватель СRN/RE

Версия для печати (без изображений)   Все новости