В прошлом году всем вокруг стал очевидным факт, давно известный работникам технологического сектора. Хотя пандемия и вызвала сбои в повседневной жизни по всему мире на таком уровне, которого не видело целое поколение или даже больше, очевидно, что эти сбои могли бы иметь значительно более серьёзные последствия, если бы не цифровизация большей части ежедневной рутины. Данные — уже не просто основа отрасли. Теперь их можно сравнить с обеспечением водой и энергией — неотъемлемыми и незаменимыми элементами современной жизни.

Наступление эпохи сетевых технологий означает, что даже в условиях строгой изоляции коллеги смогли продолжить совместную работу с помощью облачных инструментов, уязвимые категории потребителей продолжали делать покупки в онлайне, жизненно важная медицинская информация осталась доступной для тех, кто в ней нуждается, а друзья и семьи продолжили общаться и видеть лица друг друга.

Многие компании — и особенно те, что занимаются предоставлением профессиональных услуг, — воспользовались преимуществами цифровизации и продолжили работать так, будто их офисы и не закрывались. Однако это не означает, что абсолютно любой бизнес был хорошо подготовлен к непредвиденным событиям. Многим пришлось в срочном порядке реализовать планы, намеченные на далёкое будущее, переносить сервисы в облако и обеспечивать персоналу возможности доступа к важным данным. Другими словами, им пришлось практически мгновенно сделать то, чего планировалось достичь в течение нескольких лет. Согласно данным исследования, проведённого юридической фирмой Baker McKenzie, 78% компаний в сфере технологий, средств массовой информации и телекоммуникаций, 74% финансовых организаций и 65% предприятий потребительского сектора и розничной торговли ускорили реализацию планов цифровой трансформации после начала распространения COVID-19. Как отметил в апреле Сатья Наделла (Satya Nadella), главный исполнительный директор Microsoft, мы стали свидетелями того, как за 2 месяца цифровая трансформация совершила двухлетний скачок.

Слияние тенденций в сферах передачи данных и производства энергии

Хотя подобный темп изменений примечателен сам по себе, вполне возможно, что мы ещё по-настоящему не столкнулись с последствиями ускорения цифровизации. Пусть это прозвучит слишком грандиозно, но мне кажется, что цифровизация — лишь одна из ряда взаимосвязанных тенденций, которые действительно изменят то, как работает наш мир, а пандемия значительно ускорит эти изменения.

Чтобы понять, почему это так, мы должны учитывать тот факт, что, помимо замены или реорганизации существующих систем при помощи технологий на базе центров обработки данных, цифровизация всегда подразумевает и переход энергопотребления от одной системы к другой. Рост числа работающих на дому в результате социального дистанцирования стал прекрасным примером этого: в то время, как облачные вычисления начали требовать больше энергии, а с ними и услуги видеоконференцсвязи, снизилась потребность в горючем, необходимом для поездок на работу. Одновременно покупка продуктов через интернет обеспечила создание более эффективных маршрутов доставки по сравнению с множеством отдельных поездок. Розничная торговля по предварительному заказу сократила затраты энергии на хранение товаров, а онлайн-банкинг не требует больших объёмов электроэнергии и других расходов, необходимых для обслуживания сети отделений.

Таким образом, цифровизация систем — это ещё и электрификация систем. Наряду с электрификацией транспорта, промышленности и строительства этот факт объясняет, на основании чего были сделаны расчёты, опубликованные в отчёте Bloomberg NEF, — согласно им общие потребности Северной Европы в электроэнергии вырастут на 65% к 2050 году. Хотя на первый взгляд это может показаться плохой новостью для достижения целей в отношении климата, правда заключается в том, что развитие электрифицированных систем будет стимулировать спрос на возобновляемые источники энергии. Стоимость ватта в этом случае обычно ниже, чем при использовании ископаемого топлива. Помимо большей энергоэффективности, достигаемой благодаря сверхэффективной природе современных микросхем, цифровизация открывает возможности для сокращения выбросов углерода, поскольку они напрямую связаны с выбросами энергосистемы в целом.

От цифровизации к электрификации и от неё к возобновляемым источникам энергии: этот круг замыкается, поскольку возобновляемые источники энергии требуют оцифрованных систем для её эффективного производства, передачи, хранения и использования. Хотя ветер и солнечные лучи уже сейчас стали высокоэффективными и экономичными источниками электроэнергии, «зелёная» энергетика по своей природе менее предсказуема и последовательна, чем производство энергии на основе ископаемого топлива. Цифровые системы должны будут быстро реагировать на колебания при её производстве, а мощность систем будет играть роль в управлении производительностью сети. Уже сейчас хранилища энергии, такие как системы резервного копирования центров обработки данных и аккумуляторы электромобилей, используются с целью балансировки частоты и производительности сети.

По мере ускорения цифровизации и электрификации, а также внедрения возобновляемых источников энергии эти взаимосвязи станут более глубокими и динамичными. Подобное сочетание тенденций выглядит как самоускоряющийся цикл благоприятных событий.

Цифровизация и устойчивость одновременно

По мере развития этого цикла, я предполагаю, мы увидим, как разделение между описанными тенденциями начнёт исчезать. В самом начале, когда оцифровка системы означала создание локальной инфраструктуры центра обработки данных, решение о цифровизации принималось в значительной степени независимо от соображений энергоснабжения. Со временем работа центра обработки данных стала критически важной, так что такие решения стали зависеть от качества, доступности и надёжности электропитания для обеспечения непрерывной работы. Сегодня данные и электроэнергия стали взаимозависимыми факторами: правительства принимают политические решения в отношении энергоснабжения с учётом развёртывания центров обработки данных, а операторы центров обработки данных в свою очередь планируют строительство в соответствии с возможностями электросетей.

Проецируя этот сдвиг на будущее, мы можем увидеть, что цифровизация и устойчивость станут во многих отношениях синонимами. Доля общих потребностей в электроэнергии, приходящаяся на центры обработки данных и сети, быстро растёт, и это будет стимулировать и поддерживать ускорение внедрения возобновляемых источников энергии. Никакого противоречия: облако проложит путь к декарбонизации — и наоборот.

В начале 2020 года большая часть реализованной в итоге к концу года цифровой трансформации существовала только в виде среднесрочных и долгосрочных планов — идеальной бизнес-цели, выполнение которой зависело от возможностей и благоприятных условий. Пандемия кардинально всё изменила, сделав цифровизацию неотложной необходимостью, чего никто не мог предвидеть. Сегодня электрификация и внедрение возобновляемых источников энергии точно так же существуют в виде долгосрочных планов, которые включают множества этапов и проверок — и которые реализуются неспешно. В ближайшие годы мы увидим, как волновой эффект ускоренной цифровизации каскадом распространится по всем основным системам, способствуя формированию совершенно нового, гораздо более экологичного подхода к миру.

Источник: Киаран Форде (Ciaran Forde), глава сегмента центров обработки данных в компании Eaton

Версия для печати (без изображений)   Все новости