Персональный компьютер за прошедшие двенадцать месяцев доказал свою насущную необходимость для работы, общения и развлечений с куда большей убедительностью, чем за всё предшествовавшее десятилетие. Но вот — какой именно компьютер? Понимать под «ПК» только лишь привычную комбинацию «железа» на базе ЦП Intel и операционной системы Windows — часто называемую просто платформой Wintel — в наши дни уже не приходится.

Блестящие успехи AMD на ниве процессоростроения, весьма благосклонно встреченные рынком свежие компьютеры Apple с ARM-чипами собственной её разработки, резкий взлёт продаж хромбуков — всё это прямые и явные угрозы едва ли не полувековой гегемонии Wintel на рынке персональных вычислительных систем. И коммерческие последствия расшатывания этой гегемонии очевидны сегодня уже для всех игроков ИТ-рынка.

История с эффективностью

В своей недавней колонке, опубликованной в издании Wired, Уэс Миллер (Wes Miller), заслуженный ИТ-аналитик и бывший сотрудник Microsoft, сравнил текущую ситуацию на рынке ПК с «больной эпохой» (Malaise Era) американского автопрома сорокалетней давности. В 1973 г. разразился очередной нефтяной кризис, итогом которого стало четырёхкратное повышение биржевых цен на нефть примерно за год — с 3 до 12 долл. США за баррель по миру в среднем, а в самой Америке ещё значительнее.

Спрос на тогдашние американские автомобили с их страшноватым рубленым дизайном, могучими моторами, практически полным пренебрежением очисткой выхлопных газов и ничтожной энергоэффективностью (типичный расход топлива — 16-21 литр на 100 км пути) резко снизился. В моду вошли более компактные, экономичные, безопасные европейские и японские машины. «Больная эпоха» стала клониться к закату лишь в середине 1980-х, по мере того как автопроизводители США стали обращать больше внимания на аэродинамичность кузовов своих изделий — а также принялись внедрять электронные блоки управления двигателем, цифровые системы контроля впрыска топлива, каталитические конвертеры и прочие нововведения.

Почему же Уэс Миллер рассматривает нынешнюю ситуацию на рынке ПК — который, напомним, как раз в 2020 г. стал демонстрировать явные признаки оживления, — «больной эпохой»? Дело в том, что именно с прошедшего года в общем объёме поставок ноутбуков статистически значимая доля, не менее 2%, пришлась на системы с процессорами архитектуры ARM. Это не говоря о том, что более 20% отгруженных в канал мобильных ПК оказались оснащены процессорами AMD, которые в актуальных своих ноутбучных версиях как правило превосходят сопоставимые изделия Intel по энергоэффективности.

Потеря ориентира

Такая картина, подчеркнём, вовсе не означает, будто сами по себе ЦП под маркой Intel никуда не годятся. Просто они, как и американские автомобили «больной эпохи», продолжают ориентироваться на абсолютные показатели производительности, не считаясь с сопутствующими энергетическими затратами. Надо сказать, что неуклонный рост мощности процессоров за последние десятилетия в немалой степени был спровоцирован поступательным увеличением системных требований ОС общего назначения (в первую очередь разработки Microsoft) и приложений для них.

Уэс Миллер вспоминает, как в ходе разработки Windows Longhorn (рабочее название наследовавшей ХР операционной системы, которая впоследствии была выпущена под именем Vista) специалисты Microsoft вынуждены были использовать мощные игровые ноутбуки — чрезвычайно громоздкие и прожорливые по тому времени, — чтобы демонстрировать будущим пользователям, в первую очередь коммерческим заказчикам, все достоинства грядущей ОС. На более скромных, тонких и лёгких мобильных ПК начала 2000-х Longhorn (а затем и Vista) либо не стартовала вовсе, либо исполнялась с удручающими задержками.

С коммерческой точки зрения внушительный рост системных требований новой, более современной версии ОС оказался благом для мирового ИТ-рынка. Переживавшая подъём глобальная экономика с относительной лёгкостью позволила заказчикам и частным потребителям по всему свету массово инвестировать в обновление парка ПК одновременно с переходом на Windows Vista. Однако в итоге сознательный отказ от оптимизации программного кода в пользу роста энергоэффективности сыграл с платформой Wintel злую шутку. Vista официально вышла в конце 2006 г., — когда до зари эпохи подлинно массовых мобильных терминалов, а именно смартфонов и планшетов, оставались считанные годы. И к этой новой эре ПК под управлением Windows оказались, увы, совсем не готовы.

Встреченная весьма благосклонно после «тормозной» Vista версия Windows 7 была всем хороша — за одним исключением: в ней полностью отсутствовали средства оптимизации для работы на новомодных планшетах. Microsoft спешно принялась развивать «плиточную», рассчитанную на сравнительно маломощные гаджеты с сенсорными экранами, Windows 8 — но та вышла откровенно сырой. Даже в 2015 г. многие ритейлеры отзывались о новинках Microsoft крайне нелицеприятно: «Системы служат дольше — не нужно, чтобы система каждый раз была быстрее, мощнее и ещё лучше. Многие не готовы перейти на Windows 10; они сидят на Windows 7 — платформе, которая проверена и надёжна. У меня были заказчики, купившие лицензию Windows 8, но лишь с тем, чтобы вернуться на Windows 7». Да и сегодня под управлением «Семёрки» в мире работают не менее 100 млн ПК.

Запоздалый рывок

The Financial Times назвала выпуск Windows 8 «крупнейшим маркетинговым фиаско с тех пор, как Coca Cola решила изменить формулу своего флагманского продукта в середине 1980-х». Разработчики Windows 10 учли этот урок и представили рынку — а затем продолжили непрерывно совершенствовать — весьма достойный программный продукт. Но к тому времени, а именно ко второй половине 2010-х, глобальные продажи смартфонов и планшетов уже намного опережали операционные объёмы рынка ПК. Всё больше пользователей, в том числе и коммерческих, стали активно применять для работы, развлечений и общения мобильные терминалы.

Разработка приложений для планшетов и смартфонов велась — и сегодня продолжает вестись — в условиях жесточайшей конкуренции как между платформами (Android и iOS), так и между отдельными производителями в рамках каждой из них. Более того, постоянно подключённый гаджет обеспечивает идеальные условия для задействования облачных вычислительных мощностей. Слишком тяжеловесные для энергоэффективных ARM-процессоров программные продукты без труда доступны пользователям мобильных терминалов как услуга в облаке. По этой схеме работают сегодня Adobe, Autodesk, да и сама Microsoft, — взять хотя бы Office 365.

Проблема только в том, что разработанному для платформы Wintel ПО в настоящее время остро недостаёт, по меткому замечанию Уэса Миллера, «приложения с нимбом», halo application. Этот термин — тоже отсылка к реалиям автоиндустрии: под halo car там подразумевают концептуальный прорывной автомобиль, который самим своим появлением определяет направление развития бренда на годы вперёд; устанавливает новые стандарты технологий и стиля.

Если не брать компьютерные игры (да и для тех появляются в последнее время вполне адекватные облачные сервисы), сегодня для Wintel-ПК нет ни одного приложения, которое делало бы приобретение именно этой аппаратно-программной платформы решительно необходимым. Практически всё доступно либо в публичном облаке, либо в локальной сети на сервере с доступом через компьютер самой минимальной производительности, используемый в качестве толстого клиента. Резкий взлёт популярности хромбуков, наблюдавшийся в 2020-м, тому подтверждение.

Есть ли выход?

«Больная эпоха» для Wintel обусловлена отсутствием острой потребности массового пользователя (как частного, так и сотрудника коммерческих либо бюджетных структур) в подлинно мощных вычислительных средствах под рукой. Ему вполне достаточно тонких, лёгких, энергоэффективных систем, которые позволят без труда подключаться к необходимым облачным сервисам практически отовсюду, где доступно более или менее стабильное соединение с Интернетом. Многолетний курс Intel на повышение рабочей частоты и производительности своих ЦП, а Microsoft — на утилизацию растущей аппаратной мощи новыми возможностями своего ПО, завёл платформу Wintel в очевидный тупик.

Обозначив проблему, Уэс Миллер ставит ряд вопросов, от ответов на которые зависит, переменится ли ситуация кардинальным образом для Intel и Microsoft в ближайшие 3-5 лет:

  • Удастся ли Intel в ближайшее время создать гибридный процессор, сочетающий высокопроизводительные и энергоэффективные ядра на одним кристалле — на манер ARM-архитектуры big.LITTLE, но в рамках сохранения обратной совместимости со всеми прежними наработками х86?
  • Выйдет ли у Microsoft если не создать собственное «приложение с нимбом», ради которого заказчики захотят приобретать именно х86-ПК, а не ARM-планшеты с клавиатурами? Или хотя бы получится у неё привлечь в свой Windows Store сторонних разработчиков таких приложений, сделав этот онлайновый магазин действительно привлекательным и желанным для пользователей своей платформы?
  • Сможет ли очередной Microsoft Surface Pro на базе Intel перехватить у макбуков с процессорами Apple Silicon пальму первенства в области подлинно универсальных мобильных устройств для работы, отдыха и коммуникаций?

Если в среднесрочной перспективе хотя бы на два из этих трёх вопросов будут даны положительные ответы, термин «ПК» в обозримом будущем по-прежнему продолжит включать в том числе и платформу Wintel, хотя конкурировать с системами на базе ARM-процессоров и иных ОС им придётся впредь не на шутку. Но если нагнать отставание от требований времени Intel и Microsoft не удастся, то уже через несколько лет стандартным способом запуска по-прежнему необходимых х86-приложений станет использование виртуальной машины — либо на локальном вычислительном устройстве, либо в облаке.

Сам рынок ПК в любом случае никуда не денется: сотни миллионов людей по всему миру за прошлый год успели предметно удостовериться в том, насколько же важно иметь под рукой крупноформатный, но вместе с тем лёгкий и энергоэффективный компьютер. А что за «железо» и ПО позволяют этому устройству функционировать, конечному пользователю сегодня гораздо менее важно, чем когда-либо. Игрокам же непрерывно развивающегося рынка ПК, напротив, имеет смысл определиться в понимании этого как можно раньше — с тем, чтобы своевременно сделать ставку на наиболее перспективные, имеющие максимальный коммерческий потенциал платформы.

Источник: Максим Белоус, crn.ru

Версия для печати (без изображений)   Все новости