HR-специалист застает вас в лифте и делится отличными новостями. Лучший кандидат на должность старшего инженера-разработчика программного обеспечения только что принял предложение, и готов выйти на работу в понедельник. Поиск сотрудника на эту вакансию был долгим и трудным, поэтому коллега из HR-отдела рад хорошо проделанной работе. Но у этой медали есть и другая сторона. Два менеджера по работе с клиентами подали уведомление о своем уходе из компании через две недели. Директор по управлению продуктами, подавший уведомление за месяц, уходит в конце недели, и замены до сих пор нет. Тут же таск-трекер лаконично напомнит, что вакансия дата саентиста висит уже 3 месяца, а прошла пара недель с тех пор, как вы находили жизнеспособных кандидатов.

Звучит как страшный сон? Сегодня по собственному желанию увольняется больше сотрудников, чем еще год назад. И это происходит даже вопреки сложной ситуации, связанной с COVID-19. Когда уходит ценный сотрудник, менеджеры переживают что-то вроде удара под дых. Это происходит вопреки хорошей оплате, карьерному потенциалу и прочим измеримым показателям. В чем причина?

О синдроме выгорания

В последние годы влияние работы на физическое и психическое здоровье сотрудников рассматривается в качестве одной из важнейших проблем и тем для исследований. Не секрет, что даже высокооплачиваемая работа «по специальности» не всегда является источником профессиональной реализации и часто может порождать проблемы неудовлетворенности и истощения. Расстройство, известное как синдром выгорания, представляет собой группу психологических симптомов, возникающих в результате хронического эмоционального напряжения, которое испытывает работник, и характеризуется истощением, чувством отчуждения и низкой личной самореализованностью.

Синдром признан во всем мире одной из основных психосоциальных проблем, влияющих на качество работы профессионалов в различных областях, в первую очередь тех, профессия которых подвергает их сильному напряжению и стрессу — например, у менеджеров, бухгалтеров, биржевых маклеров, директоров и руководителей компаний, авиадиспетчеров, тренеров и спортсменов.

Этот синдром может иметь негативные финансовые последствия для компаний, такие как досрочный выход на пенсию, прогулы и текучесть кадров. Это повышает стоимость сотрудников: поиск, обучение, интеграция отнимают время и вынуждают повторно инвестировать в человеческий капитал.

Синдром выгорания является предметом внимания различных исследователей, особенно в области менеджмента. Начиная с 1990-х годов постепенно увеличивается число исследований о влиянии рабочих процессов на психическое здоровье специалистов. Пандемия COVID-19 также отрицательно повлияла на психическое здоровье сотрудников по всему миру. Согласно исследованию Workplace Intelligence, повышенный уровень стресса и тревоги негативно отразился на психическом здоровье 78% работников, вызвав: еще больший стресс — 38%, отсутствие баланса между работой и личной жизнью — 35%, выгорание — 25% депрессию из-за отсутствия социализации — 25%, одиночество — 14% (см. рис. 1).

Новые факторы давления, возникшие в результате глобальной пандемии, лежат в основе повседневных стрессовых ситуаций на рабочем месте, включая давление, направленное на соблюдение стандартов производительности (42%), выполнение рутинных и утомительных задач (41%). Глобальная пандемия усугубила проблемы с психическим здоровьем на рабочем месте, и ее последствия не ограничиваются профессиональной деятельностью — люди также ощущают их последствия дома.

Вместе с тем, согласно исследованию Oracle, сотрудники ожидают помощи не от своих коллег. Они хотят, чтобы именно технологии помогали им поддерживать их психическое здоровье.

Только 18% сотрудников предпочли бы, чтобы люди, а не роботы, поддерживали их психическое здоровье, так как они считают, что роботы обеспечивают зону, свободную от суждений (34%), непредвзятый выход для совместного решения проблем (30%) и быстрые ответы на вопросы (29%) (см. рис. 2).

68% респондентов предпочли бы разговаривать с роботом, а не со своим менеджером о стрессе и беспокойстве на работе, а 80% готовы иметь робота в качестве консультанта.

75% сотрудников говорят, что роботы и ИИ помогли их психическому здоровью на работе. Главными преимуществами были предоставление информации, необходимой для более эффективного выполнения работы (31%), автоматизация задач и снижение рабочей нагрузки для предотвращения выгорания (27%), а также снижение стресса за счет помощи в расстановке приоритетов (27%). ИИ и роботы также помогли большинству (51%) работников сократить рабочую неделю и позволило им взять более длительный отпуск (51%) (см. рис. 3).

Сотрудники по всему миру ищут в своих организациях больше поддержки в области психического здоровья, и если эта помощь не будет оказана, то это скажется на всей работе компании, вплоть до падения показателей, а также на личной и профессиональной жизни сотрудников по всему миру. 83% работников по всему миру хотели бы, чтобы их компания предоставила технологии, помогающие сохранить их психическое здоровье. 42% опрошенных отметили, что стресс, беспокойство или депрессия на рабочем месте приводят к снижению производительности труда, а 40% сказали, что это приводит к росту некачественного принятия решений. В исследовании приняли участие не только рядовые пользователи, но и менеджмент среднего и высшего звена.

Что делать компаниям, как отвечать на этот запрос?

Роботы в борьбе с выгоранием сотрудников

Плохая новость заключается в том, что профессионального выгорания избежать нельзя. Хорошая новость в том, что его можно отследить, снизить накал, сгладить. Кроме очевидной стратегии по снятию рутины с сотрудников с помощью роботов, есть несколько точек приложения технологии. Например, с началом пандемии сотни компаний стали использовать роботов для того, чтобы отслеживать психологическое состояние сотрудников: проводить ad hoc опросы, агрегировать и передавать информацию в HR-отдел информацию. На основе полученных данных строятся предиктивные модели, которые анализируют и прогнозируют выгорание и депрессию сотрудников, кто наиболее склонен к оппортунизму. Это позволяет понять, с кем стоит поддерживать личный контакт, кому, например, отправить суши на день рождения компании, кому пиццу.

Роботов можно использовать как интерфейс взаимодействия с сотрудниками: вовлекать в корпоративные активности, проводить онбординг и обучение. Здесь важно сделать это не в принудительном и утомительном режиме, а в форме геймификации, когда, например, знакомство со структурой компании проходит в виде квеста с ачивками: поднятся на третий этаж и набрать пароль 4402, составить маршрут в столовую и т. д. В режиме удаленки это может быть, например, поиск по корпоративным платформам.

Использование ИИ и нейросетей в паре с роботами позволяет создать персонального бота-ассистента, который помогает пользователю выбрать трек обучения, советует внутрикорпоративные курсы, делится интересными идеями коллег. Подобный бот позволяет понять, какие задачи сотрудник выполняет с большим интересом, а также как выстроить дальнейшее развитие в компании.

***

Симптоматика профессионального выгорания может стать «инфекционной» и проявиться не только у отдельных работников. Нередко встречается профессиональное выгорание целых отделов и подразделений, которое проявляется в том, что у подавляющего большинства сотрудников присутствует внутреннее физическое или эмоциональное состояние с одними и теми же симптомами, а также одни и те же формы поведения. В таких случаях заметно «стираются» индивидуальные различия между работниками, они становятся неестественно похожими и одинаковыми, как бы «на одно лицо». Люди становятся пессимистами, у которых нет веры в позитивные изменения на работе и возможность что-то изменить собственными усилиями. И здесь на помощь могут прийти роботы. Они помогают снять с себя рутину, избавиться от постоянных переработок, рези в глазах и ощущения бессмысленности совершаемых действий, вовремя отслеживать и купировать психологическую напряженность. Исследование The Economist показывает, что внедрение RPA на рабочем месте помогает повысить у сотрудников чувство удовлетворенности своим трудом в среднем на 17%.

Источник: Карина Далуда, ведущий эксперт роботизации бизнес-процессов ИТ-компании КРОК

Версия для печати (без изображений)   Все новости