Росту софтверной индустрии страны способствует множество факторов, импортозамещение среди них есть, но не является основным. Подчеркнем, что «Антивирус Касперского», Tetris, «Парус», Prisma, True Image, продукты Acronis, 1С, «Ил-2 Штурмовик» и многие другие софтверные решения появились, развивались и стали успешны задолго до объявления соответствующей политики.

Почти одно за одним состоялись два мероприятия, посвященные возможностям и преимуществам российского ПО, — конференция «Новая цифровая реальность: итоги 2020, прогнозы и тренды 2021», проведенная Ассоциацией «Руссофт», и мультивендорная онлайн-конференция OCS. Если на первой обсуждались общие вопросы, в том числе, и теоретического характера, то на второй рассмотрение велось под крайне практическим углом: как и где российский софт может быть актуален для игроков рынка — интеграторов, cloud-провайдеров, реселлеров и пр.

Общие итоги 2020

Российская индустрия разработки ПО, по предварительным оценкам, по итогам прошедшего года показала рост на 16%, по данным Ассоциации «Руссофт». Заметим, что данные предварительные, полученные по обработанным результатам за первые три квартала, а уточненная информация появится в апреле. Это очень хорошие показатели, как отметил Валентин Макаров, президент Ассоциации «Руссофт», так как по итогам прошлого года ИТ-рынок в целом демонстрировал небольшое общее снижение.

Если учесть девальвацию, то становится видно, что происходит медленное перераспределение рынка софта от глобальных поставщиков в пользу российских производителей. Мы наблюдаем успехи импортозамещения? Да.

«Импортозамещение становится не „рассказом о будущем“, а восходящим трендом, который заставляет нас двигаться вперед», — сказал г-н Макаров.

Только процесс этой идет крайне медленно — учитывая, что соответствующая политика была провозглашена 6 лет назад! — цена вопроса оказывается высока, а необходимые технологические стеки в виде, пригодном для использования, появились относительно недавно.

Однако есть множество других показателей, косвенных, но указывающих на рост и развитие направления российского софта. Одним из них можно считать образовавшийся дефицит разработчиков. Если в мае прошлого года на одну профильную вакансию приходилось 4-4,5 претендента, как отметил г-н Макаров со ссылкой на данные HeadHunter, то в декабре — 2-2,5, причем в данном случае коэффициент 3 уже указывает на дефицит кадров.

Импортозамещение как часть технологической независимости

«Я не люблю слово импортозамещение, оно у меня ассоциируется с суррогатностью. На самом деле речь идет о технологической независимости, — подчеркивает Алексей Смирнов, генеральный директор «Базальт СПО». Для достижения технологической независимости — которая актуальна для ИТ в госуправлении, муниципалитетах, КИИ и в некоторых других областях — нужен полный программно-аппаратный стек, начиная от микроэлементной базы и включающий аппаратные платформы, системное программное обеспечение и прикладные программы. Этим и занимается «Базальт», создав и развивая Alt Linux, которая работает практически на всех актуальных аппаратных платформах — Intel, Power, «Эльбрус» и т. д. — и репозиторий прикладных программ.

«Пользователю важно, чтобы его задачи решали прикладные программы, а то, что внизу — стабильно работало», — говорит г-н Смирнов. Для этой стабильности компанией проверена совместимость Alt Linux на разных аппаратных платформах более чем с тысячью прикладных систем, причем ежемесячно в этот список добавляют новые. Большое внимание, как отметил г-н Смирнов, стали уделять масштабированию систем. Однако объем работ предстоит еще очень большой.

Другие игроки рынка идут более простыми путями, продвигая решения для «лоскутного» импортозамещения, но и это оказывается непросто.

Почему нет ожидаемой динамики импортозамещения?

На практике импортозамещение оказывается очень дорогой историей. Даже если компании практикуют путь, отличный от рассмотренного выше пути технологической независимости, все равно приходится нести огромные затраты, чтобы встраивать импортозамещенные решения в ранее развернутые, отлаженные и исправно работающие инфраструктуры. Соблюдая требования регуляторов, многие компании все же пытаются внедрить новый софт по правилам импортозамещения, но это требует больших объемов НИОКР — создания стендов, тестирования и апробации решений и т. д.

Неудивительно, что, как отметил Владимир Комов, генеральный директор компании «Форсайт», есть структуры, которые продолжают находить многочисленные поводы для того, чтобы и дальше использовать «западное ПО». Особого доверия к российским разработчикам многие потенциальные заказчики не испытывают. В ряде случаев компании начинают собственную разработку, отметил г-н Комов, раздувая ИТ-бюджеты и снижая спрос на уже имеющиеся продукты. Последнее крайне неприятно для вендоров, работающий на российском рынке, объемы которого и так невелики.

Как видно, директивными требованиями массовое импортозамещение инициировать сложно, хотя процесс постепенно идет. Но если встать на рыночные рельсы и отталкиваться от предпочтений заказчика, то все волшебным образом меняется.

«Важно иметь продукт, который нужен рынку, который востребован заказчиками», — сказал Сергей Пуцин, руководитель департамента развития продукта Docsvision.

Пусть у госпредприятий есть ряд специфических требований, но, как отметил г-н Комов, их можно учитывать и нужно учитывать в планах разработки. Только так можно создавать и постепенно развивать продукты, востребованные корпоративными заказчиками, в том числе, государственными и муниципальными структурами.

«Развитие российского программного обеспечения увеличило темпы импортозамещения как в региональных органах власти, так и в муниципалитетах, а также в подведомственных учреждениях и на объектах критической инфраструктуры», — отмечает Рустам Рустамов, заместитель генерального директора «Ред Софт».

Директивы по преимущественному использованию российского ПО, например, привели к увеличению поставок в медицинские учреждения. Про растущий интерес рынков, в том числе, региональных, также говорил Максим Болотов, генеральный директор таганрогской компании Inostudio.

Российские разработчики системного программного обеспечения достигли необходимого уровня совместимости системного софта с прикладными пакетами, как отметил г-н Рустамов, со средствами защиты информации и т. д.

Как видно, лишь на шестой год объявления соответствующей политики стек программного обеспечения только начинает свое формирование, то есть полноценное импортозамещение становится технически возможным.

«Создана необходимая экосистема, которую ждали заказчики, и выстроен техностек. — говорит г-н Рустамов, — Теперь можно переходить!» Однако, правительственные планы по переходу на 2020 год оказались не выполнены. Причинами этого г-н Рустамов видит последствия пандемии: значительные средства были оперативно перенаправлены на борьбу с коронавирусом. Но, вполне возможно, важные причины торможения кроются еще и в несколько другом — потенциальные пользователи пока пытаются понять, какую практическую пользу им принесет технически сложный и затратный переход на новый стек. А также заказчики понимают, что завершить комплектование стека недостаточно для перевода на него важных индустриальных решений, требуется еще и его проверка и апробация — а соответствующие процессы длительные, непростые и весьма недешевые.

В 2021 Global Outsourcing 100 — очередной Top-100 лучших аутсорсинговых компаний мира по версии IAOP — попали 6 российских компаний, причем все они являются активными участниками Ассоциации «Руссофт»: Artezio, Auriga, First Line Software, ICL Services, Reksoft и SimbirSoft. Как видно, российские вендоры софта являются многопрофильными компаниями, обладающими экспертизой мирового уровня.

Преимущества импортозамещения: какие из них реальны?

«Игнорировать импортозамещение — недальновидно», — говорит Игорь Калайда, генеральный директор НИИ СОКБ, и он полностью прав. В области разработки программного обеспечения ситуация заметно лучше, чем в российском «харде». Во всяком случае, историй с переклеиванием шильдиков не замечено. На какие особенности импортозамещения делают акценты?

  • Санкционная устойчивость, разумеется, крайне актуальна для объектов КИИ и государственных структур. Но, заметим, что для подлинной санкционной устойчивости в таком концепте нужны не только отдельные софтверные решения, а полный стек программно-аппаратного обеспечения, внедрение которого требует серьезных затрат.
  • Независимость цен от долларового курса теоретически, присутствует, но вызывает определенные вопросы. Крайне сомнительно, что с удешевлением рубля пропорционально будут дешеветь российские программные продукты относительно глобальных решений, особенно в плане сопровождения и поддержки. Однако на защищенности от взлета курса доллара производители софта, пригодного для импортозамещения, делают такой мощный акцент, что начинаешь думать, что адепты концепции искренне желают национальной валюте резкого падения.
  • Более низкая цена продуктов присутствует, однако на более низкой стоимости владения практически не ставят акцент, что настораживает. Кроме того, более низкие стартовые вложения в импортозамещенный софт важны для компаний, внедряющих решение «с нуля», а таковых немного. Для большинства структур это означает переход с ранее реализованных решений на новые, что стоит огромных денег, многократно превышающих затраты на покупку лицензий — потребуются НИОКР, стендовые испытания, внедрение, тестирования и т. д.

Следует помнить, что в ряде случаев российские программы имеют более короткую историю, чем глобальные, поэтому чтобы локальным релизам выйти на тот же уровень функциональности — а также защищенности, гибкости и т. д. — нужны инвестиции в разработку ряда ресурсов, от финансов до времени. Такое вполне возможно.

«Первые несколько лет мы потратили, чтобы выйти на уровень зарубежных конкурентов, но этой цели мы достигли года три назад и теперь развиваемся опережающими темпами», — говорит о своих продуктах Андрей Конусов, генеральный директор компании «Аванпост». Но такая ситуация, разумеется, не у всех российских вендоров.

  • Финансовые льготы, предоставляемые государством при продвижении решений импортозамещения крайне актуальны для всего канала. Ситуация в этой области быстро меняется. «Вступление в силу с 1 января 2021 года поправок в Налоговый кодекс РФ отменило нулевую ставку НДС на продажу прав на программное обеспечение и прав на пользование им по лицензии. Исключение составляет лишь софт, вошедший в реестр отечественного ПО, — отметил Тимофей Матреницкий, руководитель направления Guardant в компании „Актив“. — Данные поправки, безусловно, отразятся на расстановке сил среди российских и зарубежных вендоров». Только пользоваться ими нужно крайне аккуратно, так как они имеют целый ряд ограничений, нарушение которых может привести к неприятным последствиям.
  • Лицензирование на соответствие требованиям локальных регуляторов крайне важно! «МойОфис», по заявлению вендора, — единственное российское офисное ПО, безопасность которого подтверждена сертификатами ФСТЭК России, ФСБ России и МО РФ. Недавно «МойОфис Стандартный» получил сертификат ФСТЭК России, подтверждающий соответствие продукта требованиям к средствам обеспечения безопасности информационных технологий по 4 уровню доверия. Это означает, что продукт может быть применен на объектах критической инфраструктуры и в информационных системах с повышенными требованиями к информбезопасности, например, на АСУ ТП, обладающих 1 классом защищенности. Внедрение в таких условиях софта от конкурентов будет проблематично.

Регуляторы тоже не стоят на месте, идет развитие их требований и протоколов по их соблюдению. Например, как рассказал генеральный директор «Базальт СПО», раньше при обнаружении уязвимости в сертифицированном софте закрытие «дыры» автоматически означало потерю сертификата. «Сиди или с „дырой“, или с бумажкой», — описывал ситуацию г-н Смирнов, но сейчас соответствующие процедуры формализованы и налажены. Регуляторы требования стали предъявлять как к конечному продукту, так и к процессу разработки, что вызвало популяризацию «безопасной разработки».

  • Близость вендора и разработчиков — мощное преимущество российского софта, так как при возникновении проблем можно очень быстро задать вопросы — и получить ответы! — на родном языке, а при необходимости обратиться за «заплатками» или даже за модулями, придающими системе новые функции и возможности.

Вместо промежуточного заключения

Процессы принудительного импортозамещения, как легко предположить, идут крайне туго и потому небыстро. Но если посмотреть на сегмент российского софта за пределами появившейся 6 лет назад концепции, то там все развивается быстро и красиво. Но об этом поговорим в следующей части статьи.

Источник: Александр Маляревский, внештатный обозреватель CRN/RE

Версия для печати (без изображений)   Все новости