Важность сегмента «Умного города» растет опережающими темпами — особенно на фоне проблем в других секторах ИТ-рынка — но в силу новизны и масштабности проектов тут все совсем непросто. Для продвижения данной тематики Ассоциация «Руссофт» создала Комитет по «Умному городу», как отметил Валентин Макаров, президент Ассоциации. Комитет, появившийся в прошлом году наряду с другими аналогичными структурами в рамках Ассоциации, начал активную работу, привлекая к диалогу разных игроков рынка. Уже на первых этапах такого взаимодействия картина стала вырисовываться странная, но интересная.

«Когда в товарищах согласья нет...»

В развитии сегмента заинтересованы не только ИТ-компании, но и города и целые регионы, отмечает Виктор Субботин, генеральный директор компании «Бета» и глава Комитета по «Умному городу» в Ассоциации «Руссофт». Более того, у многих потенциальных заказчиков есть бюджеты на проектирование, пилотирование и развертывание решений. Существует и немалая активность с разных сторон, но нет слаженности в движениях участников рынка, как в общем продвижении вперед всего сегмента, так и навстречу друг другу.

Проблемы, как оказалось, существуют с пониманием разных аспектов, имеющих непосредственное отношение к «Умному городу». Ответы на вопросы, казалось бы, очевидные, иногда оказываются совсем неожиданными, и эти странности важны настолько, что их надо обязательно учитывать игрокам рынка при работе в этом сегменте. В результате у профильного Комитета кроме прямых задач — систематизация и масштабирование решений, применяемых для «Умного города», участие в разработке отраслевых стандартов, межведомственные консультации, участие в разворачивании пилотных зон и т. д. — оказались и дополнительные, в частности, организация информационного обмена между «действующими лицами».

Что неожиданного показали первые рабочие встречи и выступления на профильных конференциях?

10 важных моментов для понимания особенностей «Умного города»

«Умный город» состоит из множества высокотехнологичных подсистем разных типов для предоставления сервисов жителям и для управления городскими активами, а также инфраструктурой. Среди элементов «Умного города» есть как управление освещением и «умное видеонаблюдение» с видеоаналитикой, так и «умные светофоры» и системы «активный гражданин», обеспечивающие обратную связь для государственных, городских и муниципальных структур.

  • «Умный город» многогранен, в наборе его сервисов есть разные решения, ориентированные на различные целевые аудитории, причем не обязательно на горожан. Например, в ряде случаев развернута подсистема «гостеприимный город» с сервисами, предназначенными для туристов и командировочных.
  • Город един — «слои ответственности» разные. Например, разговор об «умном городе» обычно начинают с рассказов о выгодности внедрения в домах приборов учета воды, тепла и электричества. Это актуальная тематика, только оказывается, что она почему-то не сильно интересует мэрии. Решения, направленные на учет потребления ресурсов внутри «умных домов» и снабжающих организаций, конечно, относятся к «Умному городу», только вот за эти вопросы не отвечает сам город, подчеркнул Андрей Лузгин, мэр Пензы. Все это имеет отношение к «Умному городу» как к ИТ-сегменту, но находится в зоне ответственности управляющих компаний, которые независимы и городу не подчиняются. Как видно, точный выбор целевой аудитории для продвижения решений оказывается не столь однозначен!
  • Где физические границы «Умного города»? Этот простой вопрос становится актуальным, как только начинают разворачивать ИТ-решения, затрагивающие не только сам город как территориальную единицу, а городскую агломерацию, объединяющую прилегающие районы. При создании «умной системы» транспорта вопрос об ответственности за нее оказался важным, вспоминает г-н Лузгин: часть, находящаяся в городе, попадала под зону ответственности мэрии, но некоторые территории, относящиеся к агломерации, оказались в подчинении региона. Размывание ответственности приводит к понятным управленческим вопросам, которые в рамках построения «Умного города» приходится решать по цепочке «муниципалитет-город-регион».
  • Уровень цифровизации различен, причем как на территории разных районов, так и в отдельных службах, что создает проблемы при создании единых систем. Когда в Пензе стали делать «умную систему» для транспорта, то выяснили, что в городе есть инфраструктура для этого — от ЦОДа и центра управления до управляемых «умных светофоров» — но ее нет у муниципалитетов четырех районов агломерации, которые тоже должны быть охвачены этой системой исходя из логики решаемых ею задач! Пример с «умным транспортом» показательный, но не единственный — уровень цифровизации может быть разным как по территории, так и по ведомствам. При создании единых систем это надо учитывать. Например, в той же Пензе у казначейства оказывается почти 100% автоматизация, но такой ситуацией могут похвастаться далеко не все структуры.
  • Взаимодействие систем «Умного города» приводит к синергии. При работе над созданием систем «Умного города» — того самого, который подчиняется мэрии — возникает множество вопросов по взаимодействию «умных систем» разных ведомств, говорит г-н Лузгин. Например, какие системы должны быть интегрированы и во что именно. Вопрос, между тем, крайне важен: в системах такого размера крайне важно переиспользование данных, уверен профессор Дмитрий Гоков, член совета директоров ассоциации «Национальная платформа промышленной автоматизации». Это способствует синергии, в частности, формированию среды доверия, как в технологическом плане, так и на юридическом уровне. С технической точки зрения тут не все гладко — значительная часть городских систем оказывается хотя и вполне рабочей, но интеграции с другими может поддаваться очень сложно, будучи наследством «лоскутной автоматизации».
  • Акцент в цепочке муниципалитет-город-регион для российских условий часто следует ставить на регион, как на единицу более крупную и, что важно, располагающую бОльшими бюджетами для цифровизации, считает ш-н Гоков. Такой подход, в частности, позволяет создавать сквозные цифровые сервисы для всего региона, пронизывающие столицу региона с ее агломерацией, другие города, небольшие населенные пункты, сельские районы и т.д. Это логично, так как позволит избежать ряда проблем от «лоскутной автоматизации» и коллизий, аналогичных описанной выше с пензенским «умным транспортом».
  • «Умный город» — вполне стандартный вертикальный рынок с технической точки зрения, несмотря на свои масштабы и многообразие сервисов. «Начинка» у smart-city при этом известная: все те же ЦОДы, «облака», IoT, видеоаналитика и т. д. С точки зрения построения smart-систем «Умный дом», «Умный муниципалитет» и «Умный город» оказываются одинаковы, но масштаб имеет значение. Это вообще характерно для цифрового мира, отмечает Никита Уткин, председатель Технического комитета 194 «Кибер-физические системы», подходы единые, а вот сервисы — разные! При этом требования к сервисам со стороны городов тоже могут разниться, но шеринговый опыт в данном случае очень важен для переноса и масштабирования уже наработанных лучших практик. Однако, как предупреждает г-н Гоков, в ряде случаев прямой перенос лучших практик будет крайне проблематичен, особенно между городами из разных стран. Требуется переосмысление практик и их «приземление» на имеющиеся локальные реалии.
  • Вопросы дефицита компетенций стоят очень остро, причем как со стороны городских, муниципальных и региональных структур, так и у локальных ИТ-компаний, которые в создании и обслуживании «умных городов» принимают непосредственное участие. Мэрии и муниципалитеты погружены в повседневные задачи, стратегические вопросы по развитию «Умного города» требуют компетенций, нарабатывать которые сотрудникам и руководству просто некогда. «Как заказчик мы находимся на очень низком уровне компетенций», — откровенно признается г-н Лузгин. Когда говорят, например, про «цифровой двойник», то заказчик зачастую совершенно не может понять, зачем ему для практических задач нужен «цифровой двойник» города. Мэрам и руководителям муниципалитетов нужно объяснять, какие преимущества дают новые технологии, желательно, на примерах. «Ряд решений, которые решают наши боли, мы нашли случайно, работая по другим проектам», — сказал мэр Пензы. Интересно, что в ходе дискуссии ответ на пример с «цифровым двойником» дал Илья Демко, глава отдела продаж ГК «Геоскан», компании, специализирующейся на создании таких систем: они позволяют отвечать на вопрос «А как сейчас обстоят дела?», чтобы понимать, какие действия предпринимать, как и куда двигаться дальше. При этом города с такими технологиями работают активно и достаточно долго. Например, Томск сделал «цифровой двойник» еще в 2014 году.

Следует помнить, что у «Умного города» есть риски кибератак, информацией о которых тоже надо делиться для эффективного противостояния киберпреступникам. Однако две трети российских ИТ-компаний запрещают аналитикам делиться данными о киберугрозах с профессиональным сообществом, по данным «Лаборатории Касперского». «Мы убеждены, что аналитики должны помогать сообществу и сотрудничать друг с другом, — уверена Мария Наместникова, руководитель российского исследовательского центра „Лаборатории Касперского“. — Когда речь идет о защите от продвинутых киберугроз, ценна любая информация — как о новом вредоносном ПО, так и о техниках злоумышленников».

  • Смысл «Умного города» не всегда очевиден. На первый взгляд, все просто, отмечает Михаил Шехтман, председатель совета директоров НФП «Круг», ведь основная задача любого мэра — повышение качества жизни горожан, развитие городской среды, чему «Умный город» способствует. Но это проблематично включать в KPI мэрии, ведь понятие «качество жизни» нормативно-правовыми актами не зафиксировано! Однако вторая задача, стоящая перед мэрией, работа с бюджетами — оптимизировать расходование и активизировать пополнение — вполне может быть решена развитием систем «Умного города». В дискуссиях был приведен выразительный пример с котельными. Например, как отметил Николай Ковыляев, советник генерального директора «Софт Менеджмент», их «оцифровка» в городе Часовой привела к экономии по газу 5%, по электричеству — 10%. В небольшом городе внедрение систем — правда, в данном случае присутствовал еще и некоторый апгрейд основного оборудования — привел к экономии до 25% как по газу, так и по электричеству, сообщил г-н Ковыляев, что обеспечило пятилетний срок окупаемости проведенных работ. Следует отметить, что в обоих случаях внедрение цифровых систем в городах Пермского края позволило значительно сократить эксплуатационные затраты и обеспечить возможности аналитики, что также важно для «Умного города».

Государство и «Умный город»

Говоря о трех уровнях — «Умный муниципалитет», «Умный город», «Умный регион» — следует помнить о мощном игроке, который также принимает активное участие в развитии данного рынка, находясь при этом на более высокой ступени иерархии — о государстве.

В данном направлении активную работу ведет, например, Минстрой, который реализует собственный масштабный проект «Умный город», предусматривающий широкое внедрение передовых цифровых и инженерных решений в городской и коммунальной инфраструктуре более чем для 200 населенных пунктах России, население каждого превышает 100 тыс. человек. Данный проект создан для повышения конкурентоспособности российских городов, формирование эффективной системы управления городским хозяйством, создание безопасных и комфортных условий для жизни горожан. Минстрой также создал метрику «IQ умных городов», интегральный индекс, который учитывает разные показатели и охватывающий все города страны.

В конце февраля в Санкт-Петербурге прошел очередной — уже VIII — «Федеральный форум «Smart City & Region: Цифровые технологии на пути к „Умной стране“». Выступающие также отметили, что с точки зрения управления «Умный город» и «Цифровой регион» — принципиально разные системы: первая относится к муниципальным полномочиям, которые определены № ФЗ-131, вторая — полномочиям государственным.

В апреле Минстрой проведет Белгороде всероссийский форум «Умный город: Инструкция по применению» — плотность крупных мероприятий указывает на актуальность тематики — где на площадке эксперты обсудят разработку сервисов для «цифровой трансформации» городов, использование Big Data в развитии городских ландшафтов, применение IoT-решений и т. д. Запланирована отраслевая выставка и даже хакатон, на котором будут готовить умные решения для цифровизации городского хозяйства.

Напомним, что развитие цифровых решений для городов и регионов также идет в рамках национального проекта «Цифровая экономика Российской Федерации». Однако большое количество программ и акторов разного уровня может приводить к некоторым проблемам. «Регионам не очень хочется „бежать впереди паровоза“, — отмечает г-н Лузгин. — Что делать с разработанными решениями, когда придут рекомендации переходить на единую систему? А такое было с госуслугами, которые Пенза разработала свои».

Как видно, в развитии «умных городов» есть множество интересных проблем разного плана — технических, экономических, политических, управленческих и т. д. — но интерес к сегменту огромный на всех уровнях, поэтому развитие в этом направлении будет идти опережающими темпами.

Источник: Александр Маляревский, внештатный обозреватель CRN/RE

Версия для печати (без изображений)   Все новости