Российские разработчики технологий ощущают острый дефицит кадров. И дело совсем не в том, что в нашей стране мало талантливых специалистов — просто они никогда не учились работать с отечественными решениями. Здесь поможет партнёрство с университетами: так вузы получат актуальные учебные программы, а компании — квалифицированных сотрудников. Директор по развитию бизнеса компании «Аэродиск» Олег Изумрудов рассказывает, какую ещё пользу может принести синергия вузов и ИТ-рынка и почему стороны пока не спешат двигаться навстречу друг другу.

Ситуация сегодня

Сегодня в российской ИТ-сфере сложилась уникальная ситуация. С одной стороны, компании не могут найти себе сотрудников и испытывают сильную нехватку трудовых ресурсов: им приходится конкурировать за таланты, предлагая им всё более выгодные условия. Но с другой стороны, иногда даже у очень опытных профессионалов не получается найти себе работу. В итоге на технологическом рынке труда в одном месте и в одно время встречаются два, казалось бы, противоположных явления — кадровый голод и безработица.

Почему так происходит? Первая причина — стремительная цифровизация во всех отраслях. Новые разработки появляются практически каждый день, и это требует огромной гибкости от специалистов. Сегодня на пике популярности одни технологии, а завтра — уже совсем другие. И виной тому — потребности рынка. Так, в 1990-х годах самые востребованные программисты создавали базы данных, а в 2000-х преимущество получили специалисты по созданию веб-интерфейсов. Им на смену пришли разработчики мобильных приложений, а уже сегодня на первый план постепенно выходят эксперты в области искусственного интеллекта и больших данных. При этом для всех специализаций нужно разное образование.

В итоге чтобы соответствовать требованиям, сотруднику приходится постоянно осваивать новые области, применять идеи непрерывного обучения на практике. Но чем старше становится человек, тем сложнее ему выйти из зоны комфорта — даже если вопрос касается совсем небольшой переквалификации: например, когда опытному разработчику нужно обучиться работе с новым языком программирования или просто фреймворком. Получается, что навыки специалиста высокого класса могут оказаться ненужными, и он теряет работу.

Однако это лишь один из частных примеров, который иллюстрирует непростой характер кадровых отношений в целом. Зачастую и молодые специалисты не могут найти работу мечты. Ведь количество программистов, выпускаемых из вузов, огромно — и в борьбе за «место под солнцем» конкуренцию выдерживают не все. Это распространённая проблема, которая активно обсуждается в академической среде.

Получается, фокус обсуждения зависит от конкретной точки зрения. У разных сторон образовательного процесса отличаются мнения по поводу ситуации на кадровом рынке, и к одному знаменателю пока прийти сложно. Игроки ИТ-рынка говорят, что программистов слишком мало; а университеты — что их, наоборот, чрезвычайно много. А ещё свой взгляд на проблему есть и у государства. Для него важно, чтобы в стране готовились высококвалифицированные кадры — а потом оставались здесь работать. Сейчас этого удаётся добиться не всегда: дефицит разработчиков испытывают и зарубежные компании, и часто именно они перетягивают таланты на свою сторону. Иногда для работы на иностранную корпорацию программисту даже не нужно покидать страну: многие остаются на родине и трудятся здесь дистанционно. Так они приносят пользу государству в виде налогов — но не создают добавочный продукт.

Истоки противоречия

Откуда же берутся противоречия? Их корень кроется в самой системе образования. В университетах до сих пор изучают Fortran, Algol или Pascal — языки, почти не применимые на практике сегодня. А специалистов, которые могли бы преподавать Python или HTML5, в российских вузах просто нет — и такие курсы не включаются в учебные программы. Как итог, в стенах родного университета программист получает знания и навыки, но они не пригодны к использованию «здесь и сейчас». И он не может устроиться на работу.

Есть и другой расклад: когда обучившись основам программирования и базовым вещам в работе с «мёртвыми» языками, молодой специалист с лёгкостью осваивает современные технологии уже самостоятельно. То есть современный выпускник обладает инструментарием, с которым ему будет намного проще развиваться самому. А это ключевой навык в условиях постоянно меняющейся среды.

Но это не значит, что специалистов не нужно обучать современным технологиям — наоборот, это крайне важно. Просто здесь есть принципиальный момент. Знания нельзя давать уже в готовом виде. Намного продуктивнее, когда студент добывает их сам, пусть иногда и с большим трудом. Иначе, когда через 10 лет на замену сегодняшним технологиям придут завтрашние, его знания потеряют актуальность. И он не сможет переучиться, оказавшись на периферии рынка труда.

Ещё одна причина противоречий таится на стороне ИТ-компаний. Определить квалификацию специалиста по его резюме, а также при помощи пары собеседований или нескольких тестов очень сложно. И нередко случаются ситуации, когда талантливых программистов с огромным багажом знаний и проектов не берут в компанию просто потому, что их знания оцениваются неверно. Проверить качество работы ИТ-специалиста можно только с течением времени: умение не только писать код, но и документировать свою деятельность, сотрудничать с другими участниками команды, вести переговоры и доказывать свою точку зрения.

Сейчас же компании просто переманивают друг у друга именитых разработчиков, которые когда-то хорошо себя зарекомендовали. Такие специалисты переходят из компании в компанию, их зарплаты растут и доходят до космических величин. Но это не значит, что их навыки уникальны. Просто пока одни программисты не меняют место работы и трудятся над проектом, стремясь достигнуть результата, другие более выгодно «продают» себя.

Выгодное сотрудничество

Именно поэтому оптимальный вариант для технологических компаний — нанимать вчерашних выпускников и выращивать их во взрослых разработчиков, способных справляться с самыми сложными вызовами. Если компания будет вкладывать свои силы в развитие молодых кадров, ей не придётся переплачивать именитым разработчикам — а потом расставаться с ними, потому что они не оправдали надежд.

Сотрудничество с университетами здесь — наиболее простой путь. Участвуя в образовательном процессе, ИТ-бизнес гарантированно получает кадры. А на старших курсах бакалавриата, в магистратуре или аспирантуре он может даже напрямую влиять на программу обучения, включая в неё больше дисциплин, связанных с отечественными решениями, и профилируя предметы «под себя».

При этом молодые сотрудники будут благодарны за предоставленные возможности и лояльны компании. Начинающие свой карьерный путь специалисты экономят много сил и времени: им не приходится переучиваться сразу после университета, когда на это совсем нет ресурсов — а ещё самим разбираться, что нужно рынку, менять несколько работодателей в поисках условий получше.

Сегодня многие разработчики чувствуют себя неуютно, потому что не могут найти подходящее место, и существуют на рынке труда в формате «перекати-поле». И так они только укрепляют ситуацию, в которой ресурсы между разработчиками распределены так несправедливо.

Получается, синергия университетов и ИТ-бизнеса выгодна для всех сторон. Вузы могут гарантировать своим выпускникам трудоустройство, повышая свою ценность в сфере высшего образования. А ещё они получают возможность гибко менять свои программы, плавно влияя на них в соответствии с запросами индустрии и рынка. Как правило, академическая система не склонна к изменениям, и без влияния бизнеса обучение в её рамках может быстро устаревать.

Подход оказывается выгодным и для государства. Средства, выделенные на обучение, тратятся не зря: компании получают кадры, а граждане — работу. А ещё российские специалисты учатся разрабатывать решения, вместе с тем становясь продвинутыми пользователями локальных технологий. И деньги сохраняются внутри контура отечественной экономики.

Цепочку преимуществ можно продолжать бесконечно долго: когда в экономике есть деньги, они вкладываются в ИТ-сферу, и в российском технологическом бизнесе появляется ещё больше рабочих мест. Тогда востребованность специалистов, способных работать с нашими технологиями, растёт. И цикл развития становится непрерывным.

Подводные камни

Несмотря на то, что сотрудничество вузов с российским бизнесом приносит много пользы, пока стороны не торопятся взаимодействовать друг с другом. Зачастую университеты более охотно взаимодействуют с транснациональными корпорациями, которые обещают более притягательные перспективы и просто имеют дело с более масштабными разработками. Ведь кадровый голод — прерогатива далеко не только российских ИТ-компаний. А найти таланты за рубежом намного проще, чем обучить с нуля. Особенно если учесть, что в мире разработки нет барьеров, а всё общение ведётся на универсальном языке — языке программирования.

Получается, небольшому бизнесу приходится конкурировать не только с российскими, но и зарубежными технологическими гигантами. И пока он проигрывает борьбу за кадры — основной ресурс для своего развития.

Иногда барьером к партнёрству становятся опасения лиц, принимающих решения в университетах. И представителям бизнеса приходится преодолевать множество стереотипов: доказывать, что они не хотят навредить образовательному процессу; их цель, напротив, сделать его только более полезным и ориентированным на практику.

Однако нередко случаются истории, когда и предприятия отказываются от взаимодействия с образовательными организациями. Их мотивация проста: когда студенты проходят практику, с ними приходится действительно возиться — обучать самым простым вещам, вплоть до безопасности на рабочем месте и трудовой дисциплины. Но чтобы получить эффект в долгосрочной перспективе, сначала всегда нужно вложить ресурсы.

В целом академическая среда и бизнес-сообщество часто не понимают друг друга. Но это в корне неверно: они преследуют общие цели и находятся в сильной зависимости, поэтому должны работать сообща. Пока такого понимания нет с обеих сторон — и весьма вероятно, что нас ждёт усиление кадрового голода и снижение актуальности образовательных программ вузов.

Избежать этого поможет только государство: профильные министерства уже сегодня способны предугадать, в каком сегменте ИТ-рынка будет особенно не хватать трудовых ресурсов, и направить усилия университетов именно туда с помощью своих регулятивных мер. А ещё именно государство способно помогать отечественным компаниям формировать спрос на российских специалистов: например, предлагать налоговые льготы на фонд оплаты труда высококвалифицированных сотрудников. И этот процесс уже начался.

Источник: Олег Изумрудов, директор по развитию бизнеса компании «Аэродиск»

Версия для печати (без изображений)   Все новости