«Арендная экономика» получает новую грань в развитии: корпорации все чаще начинают передавать внешним структурам функции своих ИТ-отделов, получая «как сервис» нужное для работы инфраструктуры и в этом случае. Что это за тренд, чего от него можно ожидать, чем он отличается от давно всем привычного аутсорсинга, какое влияние окажет на канал? В рассматриваемом нами сегменте есть разнонаправленные тенденции, которые определяют происходящее как в трендах, так и в деталях.

Специфика момента

Корпорации в условиях современной экономики, с одной стороны, все больше превращаются в ИТ-компании. Этот процесс, про который мы неоднократно говорили, начавшись с банков и таксопарков, захватывает все новые сегменты глобальной экономики.

Роль ИТ-отдела кратно возрастает. Это становится все более заметным по мере того как digital-процессы в компании сливаются с операционной деятельностью, что и представляет сущность «цифровой трансформации» (DX). Глобальные расходы на DX растут. Если в 2020 году они составляли 337 млрд долл, то к 2025 достигнут уже 897 млрд, отметил Дмитрий Пенязь, директор департамента инфраструктурных решений HPE, в ходе выступления на MERLION IT Summit 2021 со ссылкой на данные Morgan Stanley, полученные в ходе опроса 7 тыс. крупнейших мировых компаний. По России подобных оценок нет, но, согласно DT Index, национальная экономика в процессах «цифровой трансформации» превосходит ряд развитых европейских стран.

Есть и другая сторона в текущем моменте. Корпорации становятся «ИТ-компаниями», но при этом остро желают фокусироваться на вопросах развития и управления своего профильного бизнеса, а поэтому и все менее хотят заниматься собственно ИТ, создавая и развивая digital-сервисы. «Сервис есть не способ самореализации, а средство достижения стратегических задач», — напоминает Кирилл Владимиров, генеральный директор компании Only.

Что происходит с ИТ-отделами?

Проблемы, стоящие перед ИТ-отделами, множатся, усложняются и становятся все масштабней. Но при этом численность ИТ-отделов стремятся сократить, и для этого тренда тоже есть объективные причины!

Назревают и внутренние проблемы, в том числе, структурные. Многим компаниям среднего и крупного бизнеса (94%, по данным DT Index 2020) необходимо устранить некоторые внутренние функции, которые оказываются помехой на пути к цифровизации, отмечает Борис Щербаков, вице-президент и генеральный директор компании Dell Technologies в России.

«Айтишники» в современных компаниях становятся стратегами, а также брокерами различных цифровых ресурсов, необходимых для обеспечения деятельности компании. Стратегов по понятным причинам не может быть много. ИТ-отдел от технических работ все больше уходит в формат покупки-продажи ресурсов, как неоднократно подчеркивал Дмитрий Пенязь. Для работы в формате «брокер ресурсов» — где и в каком формате покупаем вычислительные ресурсы, от каких подписок отказывается, а какие перепродаем — тоже нужно небольшое количество специалистов.

В результате изменяются задачи, стоящие перед ИТ-отделами внутри компании. Для решения новых задач нужен значительно меньший штат, чем для обслуживания тех ресурсов, уходящих в аутсорс или в «облака», которые в техническом плане оказываются на сегодняшний день высшей стадией развития того самого аутсорса. Но и брокеры не нужны в больших количествах.

Конечно, технические задачи, которые выполняют технические специалисты — ремонтники, «эникейщики», администраторы и т. д. — никак не могут исчезнуть волшебным образом, но и работы по решению этих задач активно стремятся отдать «на сторону», в специализированные технические компании, которые и становятся «внешними ИТ-отделами». Очевидно, что в эти структуры мигрируют технические специалисты, которые становятся «лишними людьми» в ИТ-отделах крупных корпораций.

Когда маленькие опережают больших

Компании из сегмента SMB давно отдали на аутсорс функции ИТ-отделов. Правда, причина была совсем в другом: у маленьких компаний нет возможности содержать выделенный отдел из ИТ-специалистов. Поэтому за решение вопросов, связанных с ИТ, или «по совместительству» отвечает один из основных сотрудников SMB-предприятия, или это отдано на аутсорс какой-либо внешней команде. Второй вариант в большей степени обеспечивает непрерывность бизнес-процессов в компании — если сотрудник-совместитель уйдет в решение важных технических проблем, то его основную работу делать будет некому, что негативно отразится на основной деятельности фирмы.

Сейчас таким же путем, аналогичным пройденным SMB, идут и корпорации. Хотя причины, побуждающие отдавать «на сторону» решение задач, свойственных ИТ-отделам, будут совершенно иными, но тренд мы наблюдаем ровно такой же. В корпоративном сегменте сейчас происходит переход от виртуализации инфраструктуры и отдельных ИТ-сервисов к полноценному переносу во внешнее пространство ключевых бизнес-функций, в том числе, на уровне целых подразделений, говорит г-н Владимиров.

Но возникает вопрос: чем отличается формат «внешний ИТ-отдел» от привычного аутсорса? Нет ли здесь подмены понятий и других форм маркетингового лукавства?

Внимание — к деталям

Строго говоря, «внешний ИТ-отдел» работает именно в формате аутсорсинга, который определяют как передачу организацией на основании договора определенных видов или функций производственной предпринимательской деятельности другой компании, действующей в нужной области. Но есть некоторые важные детали.

Детали определяют многое в ИТ. Например, мы не можем говорить, что «ИТ-дистрибьютор» лишь другое название «оптовика»! Дистрибуция предусматривает создание и поддержания стабильно работающего канала, который транслирует не только товары и сервисы, но различные формы поддержки вендоров, техническую экспертизу и многое другое. У ИТ-дистрибьютора есть ряд функций, которые для оптовиков, работающих на других рынках, будут совершенно избыточными. Иными оказываются и требования к работе.

В данном случае «внешний ИТ-отдел» оказывается своеобразным «дистрибьютором наоборот»: для решения проблем корпорации-заказчика обрабатывает запросы бизнеса, и для их решения «транслирует» нужные элементы, получая от внешних партнеров по контрактам различные продукты, услуги, сервисы, «облака» и т. д. Иногда «внешний ИТ-отдел» сам выступает исполнителем, иногда привлекает другие компании, но в любом случае выступает «центром ответственности». Для корпорации «внешний ИТ-отдел» крайне актуален, так как позволяет по принципу «одного окна» получать все нужное — или, как минимум, значительную часть этого «нужного».

Очевидно, что «внешний ИТ-отдел» глубоко интегрирован в корпорацию-заказчика, он в курсе не только ее проблем, но планов — от оперативных до стратегических — а также понимает концептуальные взгляды компании на ИТ, на развитие, стратегии, систему ценностей и т. д. Именно степень интеграции с корпорацией-заказчиком отличает «внешний ИТ-отдел» от привычных партнеров-аутсорсеров, поставщиков услуг и прочих партнеров.

В чем преимущества подхода?

Преимущества ровно те же, что и при использовании других форматов XaaS: корпорация упрощает собственную структуру, оптимизирует расходы, попутно переводя значительную их часть в OPEX, заказывает желаемый уровень надежности, а также получает нужный в современных условиях уровень гибкости. Разумеется, ни надежность, ни гибкость не могут появиться ниоткуда, но их техническое обеспечение уже является задачей — и постоянной «головной болью»! — «внешнего ИТ-отдела».

Теоретически, процессы можно рассматривать как дальнейшее развитие концепции виртуализации. «На ИТ-рынке, который является драйвером всей экономики, развитие виртуализации привело к появлению новой услуги „Внешний ИТ-департамент“», — говорит г-н Владимиров. Сторонняя компания берет на себя все функции и обязанности ИТ-отдела конкретной корпорации-заказчика, отмечает он, и за счет выносных технологий обеспечивает гарантированный результат реализации комплексных проектов.

От идеального к реальному

Корпоративный рынок аккуратно и очень осторожно применяет техники использования «внешнего ИТ-отдела». Заметим, что на рынке РФ по этому пути идут как локальные российские корпоративные заказчики, так и представительства глобальных корпораций.

У представительств глобальных корпораций есть как проблемы, единые для всего рынка, так и некоторые специфические. В первую очередь, важна легитимность применяемых ИТ-решений, отметил Антон Хватиков, менеджер по инфраструктуре в российском представительстве ABB, выступая на семинаре «Глобальные и локальные ИТ-решения: в каких случаях что выбрать», проведенном CCI France Russie. А проверка решений на легитимность — то есть на соответствие требованиям российских законов и регуляторов, причем часто изменяющихся — представляет собой сложную задачу, требующую не только технических компетенций. Но могут быть и другие проблемы, потенциально способные привести к серьезным последствиям, например, вызванные централизацией: отсутствие на российском рынке оборудования, которое нужно заменить быстро, или необходимость применять технические решения, которые неактуальны для компактного европейского региона, но при этом оказываются необходимы в условиях российских просторов.

В целом политики глобальных корпораций в российских условиях можно считать эталонными по рассматриваемому нами вопросу. Прежде всего, отметим осторожность: корпорации полностью не переходят на формат «внешнего ИТ-отдела», но активно его используют! Некоторые ИТ-компании этим пользуются. «Orange выступает расширением команды клиента», — характеризует ситуацию Алексей Федоров, директор по оперативному управлению клиентскими и сетевыми решениями в Orange Business Services.

Подобный подход — «расширение команды» за счет ресурсов внешней компании, которая в ряде случаев оказывается ближе, чем традиционный аутсорсер, но при этом все же не является полноценным «внешним ИТ-отделом» — будет оптимальным для большинства корпораций. Для выполнения полного перехода на новый формат нужно время, ряд проверок соответствующего контрагента в реальных условиях, изменения ряда регламентов, политик, бизнес-процессов и т. д. Заметим, что проблемы могут быть самыми разными. Например, налоговые службы РФ очень настороженно относятся к оплатам корпорациями консалтинговых услуг «в чистом виде», отмечает Никита Панкратов, бизнес-партнер по «цифровой трансформации» в Orange Business Services. Чтобы у соответствующих структур не возникали подозрения в «отмывке средств», желательно — после выполнения нужного спектра задач консалтинга! — создать прототип, проект или что-либо иное, что было бы достаточно «весомо, грубо, зримо» для проверяющих. И таких деталей, определяемых локальной спецификой и требующих предварительной проработки, на практике оказывается достаточно много, чтобы разобраться со всеми их тонкостями — нужно время. Но многие глобальные корпорации активно работают в данном направлении, как и российские.

ИТ-отдел — один из ресурсов корпорации, который постоянно нуждается в развитии и оптимизации. Ресурс этот сложный, многофакторный и комплексный, а также важный — при его недостатке возникает угроза непрерывности бизнеса. Но избыток этого ресурса, как и любого другого, по понятным причинам приводит к убыткам корпорации, подчеркнул Дмитрий Шевченко, руководитель ИТ в компании Lesaffre, выступая на мероприятии CCI France Russie. Поэтому вполне разумно выглядит перевод этого ресурса на сервисную модель использования, когда, как подчеркнул г-н Шевченко, «что используем, за то и платим».

Что это значит для канала

На первый взгляд, с появлением «внешних ИТ-отделов» для традиционного канала ничего не меняется, однако ситуация несколько иная, более позитивная. На ИТ-рынке появляются новые сильные игроки, которым для выживания и эффективного бизнеса необходим высокий уровень экспертизы, компетенции в вопросах как традиционного digital, так и в финансово-экономической сфере. Свои бизнес-задачи поставщики услуг «внешних ИТ-отделов» могут решать только в тесном сотрудничестве с интеграторами, поставщиками оборудования, операторами cloud-сервисов, разнообразного телекома, ИБ-услуг (как отдельных, вплоть до SOC, так и комплексных), и т. д. Хотя в ряде случаев, как мы видели на рассмотренных выше примерах, поставщики «внешних ИТ-отделов» являются интеграторами, операторами, etc.

Рынок получает новый класс мощных локальных игроков, способных продвигать новейшие решения, создавая под эти задачи все необходимое — от тестирования инфраструктур и оборудования до популяризации новинок в среде крупных корпоративных заказчиков. В частности, станут более распространенными масштабные проекты, которые раньше могли себе позволить только наиболее продвинутые корпорации, отмечает г-н Владимиров. Очевидно, что все это пойдет на пользу как всему ИТ-рынку, так и каналу.

Источник: Александр Маляревский, внештатный обозреватель CRN/RE

Версия для печати (без изображений)   Все новости