Цифровая трансформация позиционируется сегодня как чуть ли не единственная панацея «успеха в период неопределенности и постоянных изменений, когда непредвиденные события стали закономерностями нашей новой реальности». При этом адепты цифровизации уверяют: двигателем любых цифровых изменений являются люди, и происходящие сейчас трансформации не столько даже технологические, сколько психологические. Саммит IDC Future of Work в этом году был посвящен проблеме «будущего работы», а главной темой было не использование и применение различных технологий ИИ, роботизации и т. п. технологической эволюции (хотя об этом, конечно, тоже шла речь), а теме фундаментальной, культурной и организационной трансформации, которая является неотъемлемой частью цифровизации и затрагивает прежде всего людей.

Вице-президент IDC в России и СНГ Роберт Фариш подчеркнул, что сегодня мы находимся «в поворотном моменте истории». Все опросы IDC, связанные с обсуждением темы «будущее работы», показывают: статус-кво нарушен. Большинство экспертов склоняются к тому, что традиционная форма работы, при которой основным рабочим местом является офис, окончательно ушла в прошлое. Будущее за гибридными формами, когда офис из единственного превращается в одно из возможных мест работы. И самое интересное, что согласно исследованиям IDC, такой переход произошел бы и без вмешательства пандемии — эволюционным путем. Развитие технологий, с одной стороны, и достижение «рабочего возраста» поколениями миллениумов и Z уже предопредели переход к работе «из любого места, где есть связь с сотрудником». Вице-президент IDC EMEA Мик Хейс считает, что происходящие сегодня изменения являются необратимыми: «В ходе пандемии мы начали работать по-новому и уже никогда не вернемся к прежним моделям».

Конечно, универсальных шаблонов, как надо формировать новые офисы, нет, сегодня все мы являемся «участниками эксперимента». И каждый работодатель, каждая компания выбирает свое. Что переход к гибридному офису означает для руководителей, сотрудников, бизнеса и инвестиций? Мик Хейс уверяет: в работу сотрудников из дома компании уже инвестировали солидные суммы, вложены значительные средства в формирование среды для удаленной работы и покупку необходимого оборудования. И, естественно, они хотят, чтобы инвестиции окупились. С другой стороны, вкладывать нужно и в имеющие офисы — перестраивать их, создавать всю необходимую инфраструктуру для работы сотрудников " в гибридном формате«. При этом исследования показывают: руководителей, которые считают, что сотрудников надо «не мудрствуя лукаво» возвращать в офисы, довольно много. С ними в оппозиции находятся сами сотрудники, которым понравилась работать удаленно, и они стремятся, чтобы в их трудовых договорах был прописан «свободный график» и даже готовы для этого «проиграть в деньгах».

«Мы провели несколько интервью в период до COVID, и стало ясно, что сотрудники в возрасте до 30 лет являются „мобильным“ поколением, которое видит ценность гибкости в работе там, где это наиболее удобно», — рассказывает Роберт Фариш. Различные неофициальные опросы также указывают на то, что при смене работы возможность «удаленки» является одним из вопросов, который потенциальный сотрудник задает работодателю.

Примечательно, что переход на удаленную работу и перевод офисов в «гибридное состояние» привел к бурному росту ИТ-рынка, особенно в России. Эксперты уверены: при любом развитии событий расходы на ИТ будут только увеличиваться, поскольку оборудовать придется как физические офисы, так и домашние. И то, что вложения в «домашнюю» инфраструктуру зачастую ложатся на плечи самих работников, ситуацию не меняет. Работодателям, со своей стороны, приходится обеспечивать возможность коммуникаций и взаимодействия сотрудников, работающих в разных местах. И, конечно, решать проблемы, связанные с организацией техподдержки и безопасной работы для удаленных сотрудников. Причем тема ИБ сегодня приобрела новые и довольно тревожные оттенки.

Мик Хейс считает, что в России руководство компаний больше всего беспокоят вопросы производительности сотрудников в новых условиях работы и их готовность к восприятию новых цифровых технологий. По поводу первого эксперты практически единодушны: работодатели не заметили существенного изменения эффективности сотрудников при переходе от одного режима работы к другому, а в некоторых случаях производительность на удаленке оказалась выше офисной. А вот переход к повальной «цифровизации» ставит перед компаниями много вопросов. Менеджер по развитию корпоративного бизнеса компании Coursera в регионе EMEA Владимир Злотников озвучил результаты исследования McKinsey, согласно которым из 80% компаний, которые инициируют проекты цифровой трансформации, лишь 16% удается реально улучшить показатели своей деятельности. По его словам, размер упущенных доходов всех мировых компаний из-за недостаточных ИТ-навыков их сотрудников к 2025 г. достигнет 800 млрд долл. И наиболее успешные из них инвестируют не только в новые цифровые технологии, но и в новые навыки и компетенции сотрудников. По данным IDC, в прошлом году организации во всем мире потеряли в сумме 29 млрд долл. из-за отсутствия технических специалистов нужной квалификации. Ситуация усугубляется тем, что найти нужных сотрудников на рынке труда не получится. Во-первых, потому что их ищут все, а во-вторых, их вообще пока не очень много. Как быстро удастся обучить персонал? Владимир Злотников считает, что выход только один: учить самим. Руководство компаний должно четко сформулировать свои бизнес-цели, провести оценку уже имеющихся навыков и поставить цели предстоящего обучения. При этом следует развивать кросс-функциональные навыки, позволяющие наладить взаимопонимание между ИТ- и бизнес-подразделениями.

На пути обучения сотрудников «цифровым навыкам» встает еще одно существенное препятствие — их непосредственная работа. Чтобы работники могли нормально обучаться, их нужно освободить от множества рутинных операций, которые им приходится выполнять ежедневно. Эксперты полагают, что в этом могут помочь программные роботы, реализующие технологию роботизации бизнес-процесов (RPA), которая опирается на уже эксплуатируемые в компании бизнес-приложения. По словам генерального директора компании UiPath в России и странах СНГ Светланы Анисимовой, программные роботы реализуют жесткую логику работы человека, обычно выполняющего подобные действия. Она уверяет, что цифровая трансформация создаст больше рабочих мест, чем их уничтожат автоматизация и роботизация. Всегда будут существовать работы, которые роботы выполнить не смогут. Мало того, вполне возможно, что роботизация, напротив, будет способствовать появлению новых рабочих мест (аналогичное произошло с внедрением электронного документооборота — запросы на печать от этого только выросли). Сотрудники смогут сами создавать сценарии действий роботов с помощью инструментов для непрофессиональных «гражданских разработчиков» (citizen developer).

Старший вице-президент банка «Открытие» Оксана Апейкина рассказала, что банк уже несколько лет назад начал использовать цифровых RPA-помощников с целью автоматизации пяти массовых процессов операционного блока и блока СМБ. Сотрудники помощью соответствующей среды разработки программировали действия наиболее простых роботов. Сегодня RPA-проекты банка выполняют 12 созданных в нем центров роботизации, в которых участвуют 58 сотрудников, программирующих действия цифровых помощников (сейчас таких роботов уже около 240) и осуществляющих их поддержку параллельно со своей основной работой в функциональных подразделениях. Кроме того, роботы выполняют работу разового характера, например, переносят исторические данные в целевую систему. По словам Оксаны Апейкиной, использование одного такого робота на протяжении полугода позволило «сэкономить» около 40 дополнительных сотрудников. Однако банк предлагает сотрудникам программы переобучения и переход на другие позиции.

А вот в банке УРАЛСИБ столкнулись с другой проблемой — уходом сотрудников по причине «эмоционального выгорания» при работе из дома. Причем, по словам директора по инновациям банка УРАЛСИБ Дмитрия Гришина, выгорание наблюдается прежде всего среди наиболее ценных и крайне дефицитных специалистов по клиентскому сервису и проектных менеджеров. В какой-то степени это также следствие перехода к всеобщей цифровой трансформации. И эту проблему руководству тоже придется решать, выстраивая концепцию «работы будущего».

Обсуждая будущие гибридные модели работы, эксперты и руководители прежде всего говорят о работе офисной. Однако в результате широкой цифровизации, несомненно, изменится и работа людей на производствах, в так называемом «реальном секторе экономики». Директор по инновациям «Меркатор Холдинг» Павел Теплов рассказал о создании в компании «цифровых двойников» процессов, связанных с эксплуатацией выпускаемой компанией дорожной и коммунальной техники. CIO горнодобывающего холдинга и ведущий преподаватель РАНХиГС Дмитрий Пшиченко полагает, что использование технологий дополненной реальности в бизнес-процессах добывающих компаний может существенно расширить возможности сотрудников, занимающихся техническим обслуживанием и ремонтом оборудования.

Источник: Наталья Басина, crn.ru

Версия для печати (без изображений)   Все новости