Базовых направлений, балансировать между которыми в этом году будут заказчики при развитии своей ИТ-инфраструктуры, не так много. Первые три мы рассмотрели в первой части статьи, сейчас рассмотрим еще три и акцентируем внимание на возможностях, которые ситуация открывает для заказчиков и для игроков рынка.

4. Инсорс / аутсорс

Тренд на все более активное использование аутсорса продолжается. По сути, это одно из проявлений «экономики 3.0», перехода от «потребления товаров» к «потреблению услуг». Однако в реальных условиях ситуация требует соблюдения баланса, прежде всего, учитывающего стоимость результата и эластичность предоставляемых сервисов. В плане ИТ тут особенно видна аналогия с рассмотренным ранее соотношением "on cloud"/"on premise«, только проблематика расширена и транспонирована на другие товары, доступные на рынке: вместо «железа» и софта в таком качестве выступают услуги и сервисы, обеспечивающие работу ИТ-составляющей.

Очевидно, что в ситуациях, когда сервис заказчику нужен быстро, проще привлечь аутсорс-партнера, чем обеспечивать нужное своими силами с требуемой скоростью, да еще и с должным качеством. Но в ряде случаев аутсорс оказывается актуальным и для привычных задач. Аутсорс-партнеры, владея экспертизой, могут обеспечить стоимость нужных сервисов ниже, чем доступна заказчику на инсорсе. Заказчик стоит перед простым выбором: платить за экспертизу «на стороне» или выращивать ее внутри себя. Однако следует помнить, что процесс выращивания экспертизы стоит денег, а также требует времени — последнее тоже важно, ведь «time is money». Кроме того, на себестоимость влияют и другие факторы, кроме экспириенса: «эффект масштаба», умение повышать степень утилизации ресурсов, качество построения бизнес-процессов, задействованных для обеспечения сервиса и т. д.

Все сказанное актуально как вчера, так и сегодня, только есть особенности момента: во-первых, необходимость понимать преимущества аутсорса возникла у самых широких масс корпоративных заказчиков, во-вторых, в противостоянии инсорс/аутсорс появилась третья сторона. Технические задачи в ряде случаев оказывается проще автоматизировать, чем отдавать на аутсорс. Развитие технического уровня автоматизации-роботизации и зрелость профильных компаний, способных решать соответствующие задачи для заказчиков, позволяет делать это. Количество успешных кейсов «автоматизация вместо аутсорса» быстро растет. Тут мы сталкиваемся с восходящим трендом, который однозначно сформулировала Татьяна Сорокина, генеральный директор IBM в России: «Все что может быть автоматизировано — должно быть автоматизировано».

Итог: классическая задача выбора между инсорсом и аутсорсом превратилась в «задачу трех тел» и теперь заказчикам приходится балансировать инсорсом, аутсорсом и автоматизацией. Общего решения задача по понятным причинам не имеет, ее приходится решать «по месту» и в зависимости от изменений внутри компании, граничных условий и ситуации на рынке.

5. «Удаленка» / офис

Казалось бы, эту коллизию можно просто упомянуть, ее разбирали многократно и довольно подробно. Однако ситуация в процессе внутреннего развития становится более сложной и интересной.

При переходе к гибридной занятости из бывшего недавно традиционным «присутственного» формата в большинстве случаев оптимальным является следующее соотношение: 20% сотрудников работает в офисе, 65% практикуют гибридную занятость, проводя в офисе 2-3 дня из пятидневной рабочей недели, а 15% трудятся удаленно почти всегда. Такое соотношение озвучил Максим Сорокин, председатель директоров OCS Distribution, выступая на форуме «IT Ось 2021».

Но «легализация» удаленных и гибридных форматов получает логическое продолжение, катализируя массовое распространение в корпоративной среде практик gig-экономики. Практики аутсорса, примененные к персоналу, приводят к взлету популярности использования труда gig-работников: фрилансеров, независимых подрядчиков, работников «по вызову» и других исполнителей, которые в одиночку или в составе рабочих групп заключают официальные соглашения с компаниями по запросу на оказание услуг.

Это оказывается выгодным для компаний. Использование gig-формата позволяет оптимизировать ряд затрат на работников — становятся не нужны медицинские страховки и оплаты отпусков, затраты на поиск и адаптацию работников, инвестиции в их обучение, компенсации при увольнении и т. д. Конечно, менеджменту приходится решать дополнительные технические вопросы — от поиска команд исполнителей до точной постановки задач, от контроля работ до обеспечения инфобезопасности — а также учитывать дополнительные риски.

Итог: gig-формат становится популярным даже в российских условиях, где компании предпочитают видеть сотрудников в офисах, а люди традиционно ценят «стабильную работу». Все больше работников не хотят тратить свое время на интеграцию в компании, а желают сосредоточиться на исполнении профессиональных задач, за которые платят, а также хотят гибкости в планировании собственной активности. Последнее, заметим, основная мотивация для российских фрилансеров, 59% которых подтвердили особую важность для них гибкого графика и самостоятельного планирования дней, согласно исследованию Московской школы управления «Сколково», проведенному совместно с платформой «Профессионалы 4.0». Гибкость актуальна не только для корпораций!

6. BYOD / CYOD

Противостояние BYOD/CYOD является подмножеством вопросов с принадлежностью оборудования, часть которых нами рассмотрена ранее Однако рассмотрение ситуации с пользовательским «железом» актуально в условиях распространения «удаленки» и проникновения gig-экономики.

Корпорациям, с одной стороны, заманчиво использовать для решения рабочих задач «железо», которое находится в собственности сотрудника. Это позволяет экономить деньги на приобретение оборудования, но потенциально затрудняет администрирование и повышает стоимость соответствующих процессов, вдобавок создавая новые риски в плане инфобезопасности, а также ставя под вопрос эффективность сотрудника по ряду причин: недостаточная производительность девайса, проблемы организации автоматизированного контроля в EPM-системах и т. д.

Для штатных сотрудников компании вынуждены практиковать формат CYOD, причем все активней. Но в условиях gig-экономики не все сотрудники являются «своими»! Привлекая к решению внутренних бизнес-задач фрилансеров и других временных сотрудников, заказчики по понятным причинам оказываются в формате BYOD, автоматически получая все сопутствующие риски, прежде всего, связанные с инфобезопасностью.

Отметим, что и BYOD-, и CYOD-устройства являются мобильными, а поэтому особо уязвимы для киберпреступников. «Всего за год количество инцидентов информационной безопасности выросло на 13% и продолжает увеличиваться», — отмечает Хьюз Фулон, генеральный директор Orange Cyberdefense. А количество атак, нацеленных на мобильные устройства, согласно отчету Security Navigator за прошлый год, представленного Orange Cyberdefense, будет расти опережающими темпами, поэтому специалистам в области безопасности следует обратить на этот факт особое внимание.

Итог: Большинство руководителей ИТ-подразделений — 83% — ожидают, что по крайней мере половина объема работ в будущем будет выполняться вне офиса, по данным собственного исследования Lenovo, при этом офис рассматривают как место для сотрудничества, где соблюдают личные границы так же, как при работе сотрудников в домашних условиях. Соответственно, оба формата — BYOD и CYOD — находят применение со все возрастающей популярностью. Но их объединяет очень важное обстоятельство: они приводят к размыванию понятия периметра информационной инфраструктуры корпорации. К инфраструктуре подключают компьютерные системы работников, которые путешествуют со своими CYOD-девайсами неизвестно где, так более того: BYOD начинают практиковать как сотрудники заказчиков, так и другие люди, в том числе, не имеющие никакого отношения к компании! Все это несет ряд выраженных потенциальных рисков для ИБ, к чему надо быть готовыми специалистам по кибербезопасности. Конечно, это только одна из составляющей ситуации с кибербезопасностью, но составляющая относительно новая, а потому важная. «Опасность киберугроз растет, и ИТ-гигиена важна как никогда», — говорит Александр Белокрылов, генеральный директор BellSoft.

Вместо заключения

В наступившем году заказчикам придется делать выбор не только для традиционных задач — в пользу того или иного инструмента, поставщика или интегратора — но и постоянно балансировать между разными концепциями для построения системы под бизнес-задачи. Заметим, что все рассмотренные нами концепции не противоречат друг другу, однако выбор в каждом конкретном случае способен оптимизировать затраты на ИТ, причем иногда существенно.

Важно понимать, что бизнес интересуют не столько технологии и концепции, сколько модели потребления ИТ-ресурсов. Например, переход к «pay-as-you-consume» делает ИТ-расходы организаций более предсказуемыми и гибкими, по данным опроса Cisco CIO and IT Decision Makers Trends Pulse 2021, который показал, что 85% директоров по ИТ и ИТ-менеджеров назвали такой формат важным для их бизнеса, причем 43% уверены, что он очень важен. А будет ли он доступен в «облаке», в формате HaaS/DaaS или в рамках комплексного гибридного предложения (например, HPE Greenlake) — в общем случае, не принципиально.

Для игроков рынка ситуация означает необходимость обеспечить доступность сервисов в любых формах: традиционные продажи, формат HaaS/DaaS, поддержка серверных на предприятиях и предоставление возможностей коллокации в партнерском ЦОДе, «облачные» сервисы в приватном и в частном форматах, принятие задач на аутсорс и взаимодействие с отделами, выполняющими работы инсорс, и т. д. Как видно, наступивший год откроет период бурного развития товарных предложений, касающихся как продуктов, так и услуг. Спектр доступного становится шире и затейливее, а ИТ-рынок — интересней.

Источник: Александр Маляревский, внештатный обозреватель CRN/RE

Версия для печати (без изображений)   Все новости