Прошел год, как мы живем в кризисе. В связи с этим CRN/RE обратился к ведущим игрокам ИТ-рынка с просьбой поделиться своим взглядом на то, каким был для них этот кризисный год. Рассказывает Роксана Янборисова, исполнительный вице-президент компании OCS.

CRN/RE: Что принципиально изменилось в вашей компании в связи с кризисом?

Роксана Янборисова: ПРИНЦИПИАЛЬНО ничего не изменилось. Не изменились ценности и не изменились принципы. Пожалуй, они даже стали очевиднее и ярче, ибо кризис это время, когда постоянно приходится принимать непростые решения, а ведь ценности «играют» именно в эти моменты.

CRN/RE: Какие уроки вы извлекли из кризиса?

Р.Я.: Несколько существенных невозвратов действуют отрезвляюще и приводят к большей осмотрительности в вопросах кредитования. Я думаю, это касается всего рынка. Годы финансовой стабильности и благополучия, в течение которых неплатежи на нашем сегменте рынка случались крайне редко, снизили уровень требовательности. Кризис в этом вопросе сыграл, пожалуй, благоприятствующую, отрезвляющую роль. Мы стали требовательнее к финансовой дисциплине партнеров. С некоторыми партнерами, риски по которым мы не посчитали возможным принять на себя, нам пришлось сократить объемы оборота либо получить то или иное обеспечение под наши товарные кредиты. Был повышен уровень принятия решения по средним и особенно крупным лимитам.

А еще один урок: «Никогда не расслабляйся. Постоянно лови даже слабые сигналы рынка и анализируй, думай, сопоставляй».

CRN/RE: Все говорили, что кризис – это еще и возможности. Какими возможностями, возникшими в связи с кризисом, воспользовалась ваша компания?

Р.Я.: «Цыплят по осени считают». Рано еще говорить о том, что кто-то чем-то ГЛОБАЛЬНО воспользовался. Кризис идет еще слишком мало времени. А если он не затянется, то ничего «ОСОБОГО» и не произойдет.

Если говорить локально, воспользовались возможностью проделать (и продолжаем делать) большую внутреннюю работу по оптимизации бизнес-процессов, автоматизации, ускорению оборачиваемости финансовых средств и товарной массы. Те результаты, о которых можно говорить сейчас, - существенное повышение эффективности в ряде «областей» и  финансовая стабильность. Может прозвучать удивительно, но на данный момент уровень финансовой стабильности компании высок, как никогда. Соотношение собственного капитала к заемному в настоящий момент колеблется от 1/0,8 до 1/1,2. И это вкупе с подтвержденной готовностью ряда крупных банков предоставить расширение кредитных лимитов.

Воспользовались возможностью сдвинуть менталитет в сторону еще большей гибкости по отношению к партнерам. Гибкость в нашем понимании означает поиск инструментов, которые могли бы помочь развитию нашего совместного бизнеса, поиск точки эффективного компромисса.

CRN/RE: Какие из проблем, возникших в связи с кризисом, оказались наиболее сложными для вашей компании? Как вы их решали?

Р.Я.: На разных стадиях были разные «самые сложные проблемы». Но в целом – люди. Как сохранить работоспособную, эффективную, активную и заинтересованную команду и при этом не подкосить компанию расходами, не соответствующими текущему моменту

CRN/RE: Как кризис повлиял на обороты вашей компании во второй половине 2008 г.? В первой половине 2009 г.?

Р.Я.: Если говорить ПРОСТО о цифрах, то картина такая: оборот 3 кв. 2008 «не заметил» того, что начался кризис и рынок изменился.  В 4 кв. 2008 сначала замедлился привычный рост, а потом началось и небольшое падение. Итого 4 кв. 2008 равнялся 4 кв. 2007 г.

Но это лукавые цифры. Реально рынок «заметил» начало кризиса поздним летом 2008 и как следствие структура оборота изменилась кардинально. У широкопрофильного дисти, который работает на обоих сегментах - вольюм и проектная дистрибуция – структура оборота в каких-то пропорциях состоит из «длинного» и «короткого» бизнеса. Так вот «длинный» бизнес начал сокращаться с прошлого лета. Я хочу подчеркнуть – это ни в коем случае не значит, что исчезли проекты. Они не исчезли, изменился их характер. Все что можно было укоротить, рынок старался укоротить: интегратор - пока клиент не передумал и не отказался, пока не скакнул курс; дисти – пока еще можно очистить свой склад.  Скорости подчинялось многое: условия, цены, спецификации. Как следствие часть «длинного» бизнеса перетекла в «короткий» и эта часть оборота росла во второй половине 2008 очень бурно.

В первой половине 2009 г. падение оборотов по сравнению с аналогичным периодом 2008 – 38%.

CRN/RE: От каких планов пришлось оказаться в связи с кризисом?

Р.Я.: Велась подготовительная работа по строительству большого  складского комплекса. Этот проект был в самой начальной стадии и его закрыли. Пожалуй, и все.

CRN/RE: Какие прогнозы вы делали в начале кризиса в отношении российского ИТ-рынка? Оправдались ли они?

Р.Я.: Пожалуй,  рановато использовать прошедшее время. Пока оправдЫВАЮТСЯ. Поздней осенью мы нарисовали три модели: как ни трудно догадаться, пессимистичную, реалистичную и оптимистичную. 2009 начался с пессимистичной модели. К весне ход событий сместился в зону реалистичной модели. По ней и движемся.

Источник: CRN/RE

Версия для печати (без изображений)   Все новости