Лучше Высоцкого суть этой истории не опишешь: «Я вчера закончил ковку \ Я два плана залудил \ И в загранкомандировку \ От завода угодил». Далее помните, конечно же – поэт незло смеется (http://www.kulichki.com/vv/pesni/ya-vchera-zakonchil-kovku.html) над страхом передовика производства перед неведомой заграницей.

Ковку вчера закончил Касперский, если оставаться в рамках аналогии. Он не похож на кузнеца? Еще как похож. «На сцене – краснолицый, небритый мужчина в мятом белом поло...», – Так Wired начинает статью о Касперском (http://www.wired.com/dangerroom/2012/07/ff_kaspersky/all/, осторожно, 33 тысячи символов на английском). Прием высмеян еще Ильфом и Петровым: «…Этот невзрачный строитель нашей мощной трамвайной станции, этот худенький с виду, курносый человек, в затрапезной фуражке с молоточками».

Но не нам учить Wired. Над статьей ее автор Ноа Шахтман (Noah Shachtman) работал семь месяцев, шутка ли. У нас никто так обстоятельно не пишет, в России при таком подходе к делу помрешь с голоду.

Итак, Касперский, а вместе с ним и «Лаборатория», стараниями Wired попали в дурацкое положение. Небритость и красная физиономия – ерунда.

Касперский, оказывается, тесно связан с КГБ и его наследницей ФСБ. Он технологический агент Кремля, пишет Шахтман, а что «Лаборатория» вывела на чистую воду Stuxnet и Flame, так это просто вредительство: если бы не Касперский, спецслужбы США и Израиля не ограничились тысячью разрушенных в Иране центрифуг, а разогнали их все до единой. Вывод – Касперский кибершпион.

И ведь читатель Wired скорее поверит в то, что Касперский сотрудничает со спецслужбами, чем разглядит глупость автора, который не понимает, что исследователь – он и в Иране исследователь, что, как сказал американец Роберт Уоррен, «Удел человека – знание», что «Лаборатория» просто не может не искать вирусы, и ищет их хорошо.

В действительности в дурацком положении оказались не Касперский и «Лаборатория», а Шахтман и Wired. Читателям CRN/RE это специально объяснять не надо. Из Касперского такой же шпион, как из Wired Penthouse. Нашли кибершпиона. Только наивный Евгений Валентинович мог привести иностранного корреспондента в помещение, где тестируются промышленные системы, и сказать: вот, смотри! Познакомить с мамой. Открыть дверцу шкафа в кабинете и показать висящий в шкафу китель. Предложить виски в после беседы, в конце концов.
Если вы лично знаете Касперского, просто взгляните на его фото в Wired, и получите верное впечатление о статье. На фото не Касперский, а Касперский глазами недоброжелателя. И весь текст точно такой же, как фото: факты верны, а сооруженная их них конструкция ни к черту не годится.

Пример: визит президента Медведева в «Лабораторию» летом 2008 года. Для Wired это косвенная улика, изобличающая Касперского как преданного Кремлю отставного офицера КГБ.

Корреспондента Wired в тот день в «Лаборатории» не было, а я был, и кое-что видел, а теперь еще и знаю, как это совещание готовилось. Да Медведеву просто негде было, кроме как в «Лаборатории», провозгласить пять направлений модернизации. Ну, где еще? В ABBYY разве что. Так ведь обыватель ABBYY знать не знает, в программе «Время» такое не покажешь. В Luxoft? Не смешите кремлевских пиарщиков. Кроме «Лаборатории», всем известных транснациональных технологических компаний в Москве просто нет, вот и вся причина.

Если же Евгений Валентинович и впрямь шпион, то неимоверно талантливый – не заподозришь. Не буду извлекать на всеобщее обозрение информацию из нашей состоявшейся в тот день беседы за виски, и не буду писать о том, что у Касперского висит в шкафу. О деталях похищения Ивана Касперского, которое Wired не постеснялся подшить к тексту, тоже не буду. Я не Шахтман, я – московский студент.

Но не удержусь от соблазна вспомнить, как страдающие тяжелой формой шпиономании агенты ФБР ни за что сажали (http://ria.ru/technology/20101011/284321218.html) в американские тюрьмы наших программистов, инкриминируя им, на секундочку, знакомство с Касперским.

Конструктивнее же оставить американцев в покое и попенять выдающемуся соотечественнику. Евгений Валентинович, как можно было не обратить внимания на то, что Шахтман прилетел в Москву, опасаясь киберслежки, не со своим, а со специально арендованным ноутбуком? Почему не возникло предположения о том, что корреспондент Wired либо не вполне нормален, либо сам – агент?

Вы же у них, у американцев, рынок отъедаете. На кой им это надо? Пресса там да, свободная, но что стоит нанять для исполнения работы правильного корреспондента, который хоть за семь, хоть за 77 месяцев ничего другого о вас не напишет?

Абсолютно же нормальный, широко используемый во всем мире, у нас в том числе, прием. Если хотите пример, пожалуйста: комментатор Г. ни за что не будет хорошо говорить о вратаре М., потому что Г. болеет за ЦСКА, а М. играет за «Зенит». Наймите Г., если вам надо отстоять интересы ЦСКА, не прогадаете. И «заносить» ничего не надо, на энтузиазме все сделает.

Почитав Шахтмана, полагаю, что имеет место та же самая история. Если, не приведи господь, марсоход по ошибке задавит израильского космонавта, Шахтман ничего хорошего о NASA не напишет, а если задавит иранского, NASA, наоборот, может рассчитывать на прекрасный текст.

Эх, Евгений Валентинович! Лудить два плана – здорово, кто спорит, однако коварный зарубеж восторгаться вами по этому поводу не обязан. Нет у него для того ни одной объективной причины. Включите подозрительность, как включаете «параноидальные», по вашим же словам, настройки безопасности в браузере.

Источник: Андрей Анненков, независимый журналист, для CRN/RE

Версия для печати (без изображений)   Все новости