Веранда кафе у «Англетера», вторник прошлой недели. Вечер, но поздний или ранний, с этими белыми ночами не понять.

В Питере я на финале ACM ICPC, чемпионата мира по программированию среди университетских команд. Четвертый финал, который, спасибо приглашающей журналистов IBM, увижу живьем, и первый в России. А раз уж в России, то, понятно, в Питере. Это знак уважения ACM городу, чьи студенты программируют сильнее всех в мире. Здешний ИТМО — единственный университет, который до этого взял на ICPC абсолютное первенство четырежды.

Сравнить впечатления от финалов ICPC не с чем. Лучше всего подходит, обвините меня в банальности и в чем хотите еще, аналогия с Хогвардсом: то, что делают эти ребята возраста позднего Гарри Поттера, уму непостижимо. Опытный программист за пять отведенных для состязаний часов вряд ли отладит и одну из конкурсных задач («problems»), а юноши из ИТМО завтра успеют справиться с десятью, и станут пентакампионами, как бразильцы в футболе.

– А, вот она, пресса! Сидит и ничего не знает! Мы ассоциацию спортивного программирования создаем, а пресса кофе пьет! Приглашаю! В «Англетере»! Сейчас собираемся!

Еще не успев поднять глаза, узнаю по голосу профессора ИТМО Анатолия Абрамовича Шалыто. Тем, кто с ним знаком, ничего объяснять не надо, а для остальных после паузы сообщу, что по степени ненормальности он сопоставим с доком из «Назад в будущее», только раза в два массивнее и не склонен к апатии. Спокойно говорить не умеет вовсе, и если за ним записывать, придется ставить в каждой фразе вместо точки восклицательный знак. Рядом с профессором чемпион ICPC-2008 Федор Царев, его бывший студент.

Повезло. Не будь этой случайной встречи, не узнал бы о сходке преподавателей и тренеров команд русских университетов – финалистов ICPC.

В России университеты ежегодно выпускают до 500, не более, разработчиков экстра-класса. Это данные декана ИТМО профессора Владимирова Глебовича Парфенова, а он-то знает. Внутренний рынок с радостью взял бы на пару порядков больше, а мировой и полмиллиона проглотит. Но столько в России нету, есть только 500. Вузы могут готовить больше, но мешает нехватка сырья, т.е. качественных абитуриентов.

Выращивают финалистов ICPC в очень немногих наших университетах — в Питере, Москве, Петрозаводске, Саратове, Екатеринбурге, Самаре, Владивостоке, Барнауле, Ижевске, Вологде, Новосибирске, Перми, Уфе. Они и обсуждают ассоциацию.

Идея принадлежит, надо думать, профессору Шалыто. Он давно эту тему развивает, но нужна ему не ассоциация как таковая. Ему хочется торговать выращенными в ИТМО программистами, как торгуют футболистами, и хорошо бы по ценам, которые платит «Зенит» за бразильцев, оцените градус безумства затеи. Ассоциация в этой схеме лишь инструмент. Еще профессора Шалыто привлекают знаки отличия вроде «Заслуженный тренер РФ».

Однако собравшиеся не «за». Прежде всего, они не могут договориться о термине. «Спортивное программирование» не прошло. На замену предлагали разное, в том числе «теологическое», но подходящий вариант так и не нашелся.

Попытка войти в кормящуюся от Минспорта ассоциацию интеллектуальных видов спорта (могу ошибаться в названии, но не в нем суть) у программистов-спортсменов уже была, благодаря чему профессура узнала, какова в этой стране спортивная жизнь: не вполне она, эта жизнь, качественная. В спортивной среде, оказывается, приняты интриги, неизбежны «договорняки» и обретается публика, которой плевать на олимпийские идеалы. «Вы что, хотите, чтобы у нас успехи были как у них в спорте?», - после этого аргумента профессор Шалыто спасовал и о спортивной ассоциации больше не говорил, только наутро в частной беседе с корреспондентом CRN ругал коллег импотентами.

Конечно же, ICPC самый настоящий командный спорт. Это состязания, в них кто-то выигрывает, а кто-то нет. Так думает и чемпион мира по шахматам среди компьютерных программ (1974) чл.-корр. РАН Владимир Львович Арлазаров, который привез в Питер команду МИСИС, где профессорствует. С олимпийским духом, необходимо заметить, в сообществе ICPC дело обстоит до неправдоподобия благополучно. Это очень честные соревнования.

Задвинув идею спортивной ассоциации, присутствующие оставили в покое Минспорт и вспомнили о профильном программистском ведомстве, Минкомсвязи. Обмен мнениями о похождениях замминистра Марка Шмулевича в финале ICPC прекрасно разрядил обстановку, несколько наэлектризованную спорами на спортивную тему.

Шмулевич, строго говоря, виноват не во всем. Так, его неверно перевели с русского на английский во время церемонии открытия финала ICPC. «Я много раз участвовал в этих соревнованиях», провозгласил переводчик, в то время как замминистра не имел в виду ни «много раз», ни финал ICPC, он сказал лишь, что студентом тоже соревновался с другими студентами в умении программировать.

Однако замминистра просил денег на участие министерства в организации ICPC у... губернатора Полтавченко, и это не единственное основание для заявления «министерство – пустое место». Кто именно такое заявление сделал, сообщать не стану, не на пресс-конференции услышал, но сказано было со знанием дела.

Еще замминистра советовался с профессором Шалыто на предмет подготовки нужного индустрии поголовья программистов, тысяч хотя бы ста, и высказывал (со слов Шалыто) в этой связи идею переподготовки тех наших сограждан, кому базовое образование теоретически позволяет программированием заняться. Если испорченный телефон на линии Шмулевич-Шалыто-корреспондент CRN не сильно исказил сигнал и такие мысли действительно роятся в министерских головах, то я, пожалуй, знаю, кто тут виноват. Это типичная майкрософтщина — думать, будто в России есть 150 тысяч потенциальных разработчиков ПО, которых не поздно пристроить к делу. Цифру эту — 150 тысяч — породил именно Microsoft лет пять назад. Очевидно, посчитали всех кого только смогли.

А что, идея-то носится в воздухе. Хитрый Яндекс, увидев этот текст (я хранил его на Яндекс.Диске, пока писал), подсунул рекламную ссылку: «Стань программистом за 2 недели. Сертификат об окончании! Заходи!». Зашел. Оказалось, недорого, всего 970 рублей.

Теперь о не смешном. Знаете, какая в ИТМО успеваемость? Процентов 75. Нехороший вуз, низкий у него показатель, в приличных местах этих процентов не меньше 95. И, что особо возмутительно, у выходцев из приличных мест, когда они пытаются поступить в магистратуру ИТМО, возникают непредвиденные трудности. Им предлагают написать, например, уравнение прямой на плоскости. Тех, кто изобразить ax+by+c=0 не может, в ИТМО не берут, и таких много. Это не выдумка, это правда, которую иначе как страшной назвать не получается.

Профессор Парфенов попытался развернуть обсуждение ассоциации: не спортом надо заниматься, а защитой высшей школы. Нужна ассоциация, условно говоря, вузов — участников финалов ICPC. Принадлежность к этой ассоциации гарантирует и абитуриенту, и рынку качество подготовки инженера. Новых членов ассоциации кооптировать после объективной проверки знаний и умений студентов: «Захотят вступить — пожалуйста. Пришлем комиссию, дадим задание, справятся, примем, нет — нет».

Такое обнадеживает. Вообще, на самоорганизацию разумных граждан надежды все больше, а на государство все меньше. Девять почти лет прошло после визита Путина в Бангалор. Президент видел, насколько производство софта преображает отсталую, нищую страну, проникся и отчетливо хотел того же в наших широтах,  излучал уверенность в том, что у нас тоже получится. Не получилось, увы. В том же 2004-м министр IT и связи Леонид Рейман предрекал, что экспорт софта из России станет сопоставим с экспортом углеводородов, и тоже — увы.

Теперь индустрия фактически эмигрирует из России, наши компании открывают центры разработки на Украине и во Вьетнаме, Румынии, Белоруссии, даже индусов подряжают. Софтверный бизнес в России устал развиваться вопреки.

И все же — пятая победа ИТМО в финале ICPC, еще три наших университета в призерах, и еще три на местах сразу следом за призовыми. Тем, кто добился такого результата, никакая ассоциация, вообще-то, и не нужна. Они и так ассоциированы, работают сообща и чрезвычайно эффективно. Это они обеспечивают стране будущее. Как именно, нетрудно объяснить на примере: тренер пятикратных чемпионов ICPC доцент ИТМО Андрей Сергеевич Станкевич поздним вечером того же дня, когда его команда выиграла финал, сел в автомобиль и поехал из Питера в Костромскую область преподавать детям в летнем компьютерном лагере.

Когда эти дети вырастут, времена, конечно же, изменятся к лучшему.

Источник: Андрей Анненков, независимый журналист, для CRN/RE

Версия для печати (без изображений)   Все новости