Тема импортозамещения продуктов, технологий для современной России не нова. По мнению ряда экспертов, этот процесс начался еще после девальвации 1998 года, когда в потребительской корзине отечественная продукция стала постепенно вытеснять импортные товары. В 2013 году об импортозамещении заговорили как о реальном средстве, способном вывести страну из стагнации. Некоторые аналитики уверяли: реализация программы импортозамещения способна обеспечить 10-15% промышленного роста в России.

Начиная с конца февраля 2014 года, разговоры вокруг импортозамещающих технологий вышли на новый этап.

Угроза введения масштабных санкций со стороны стран Запада делает вопросы, связанные с развитием направлений, лежащих в основе обеспечения внутренней безопасности страны, максимально актуальными. К таким направлениям относятся и ИТ. Именно ИТ «пронизывают собой практически все боеспособные элементы оборонного комплекса, а также используются в качестве основных элементов инфраструктуры 100% стратегически важных с точки зрения жизнеобеспечения страны предприятий». Данная характеристика отрасли зафиксирована в решении комиссии по нормативно-правовому обеспечению развития наукоемких технологий стратегических информационных систем при Комитете Государственной Думы по наукоемким технологиям.

Программа импортозамещения в ИТ в сегодняшних условиях становится государственной и признана стать ключевым фактором повышения устойчивости страны к внешнему воздействию и защиты ее безопасности. 12 февраля 2014 года в Новосибирске президент РФ Владимир Путин поручил Минэкономразвития России, Минкомсязи России, Минфину России представить предложения по вопросу поддержки российских программных продуктов в рамках государственных закупок, закупок естественных монополий и государственных компаний. Государственные закупки являются важным инструментов поддержки национальных продуктов. Причем политика протекционизма по отношению к национальным товарам присутствует в таких странах как США, Китай, Бразилия. Теперь президент РФ поставил задачу к 1 октября 2014 года разработать собственную стратегию в области импортозамещения в целом, и в частности в сфере ИТ.

Однако при этом все участники рынка прекрасно понимают: ситуация в отечественной отрасли информационных технологий сложная. Представители российских компаний много раз сетовали на то, что у нас в стране не поддерживают в достаточной мере отечественных разработчиков, национальную ИТ-продукцию не продвигают на иностранных рынках, так, как это делают во многих странах, являющихся сегодня лидерами в ИТ. Сторонники глобализации и международного разделения труда возражали: зачем изобретать велосипед самим, гораздо разумнее использовать передовой опыт. Впрочем, в последнее время во многих странах чаша весов качнулась в другую сторону — правительства стали стремиться к тому, чтобы количество национальных разработок, собственных продуктов стало расти.

Между тем результат дискуссии, продолжавшейся в России больше двадцати лет, очевиден: в российской ИТ-отрасли правят бал западные разработчики. По разным данным, доля используемого в России зарубежного ПО составляет 67%, а в аппаратной части доходит до 90%. Тесное взаимодействие отечественных ИТ-компаний с иностранными вендорами привело к значительному оттоку финансовых средств России за рубеж. По экспертным данным, также приведенным на заседании комиссии, ежегодный объем лицензионных отчислений крупнейших иностранных ИТ-компаний, среди которых Microsoft, SAP, Oracle, Hewlett-Packard, IBM, Cisco (именно в такой последовательности они приводятся в документе — Н.Б.)в России достигает 285 млрд. руб., что составляет более 40% общего объема российского ИТ-рынка(Минэкономразвития оценило в 2013 году российский ИТ-рынок в 762,3 млрд.руб.) Причем более 85 млрд.руб. из этих денег приходится на расходы государственных организаций. Выручка же приведенных выше иностранных компаний за счет закупок в рамках 94-ФЗ и 223-ФЗ в 2013 году составила 219 млрд.руб.

На заседании комиссии говорили и о том, что зачастую инициаторами различных «теневых» схем при формировании государственных и корпоративных заказов на рынке выступали представители крупных западных компаний.

Эксперты сегодня оценивают финансовые потери рынка в 30-40% от суммы сделки.

Однако первой, главной негативной причиной сложившейся ситуации эксперты называют «высокую уязвимость стратегических информационных систем, установленных на отечественных предприятиях, по отношению к внешнему воздействию». Речь идет об использовании механизмов «жучков» и «закладок», в наличии которых большинство экспертов не сомневается. Обнаружить их практически невозможно. Правда, некоторые эксперты сомневаются в том, что эти закладки будут активированы, однако надеяться на это не стоит. Как говорится: сапер ошибается только раз.

Комиссия готовит свои рекомендации Государственной Думе, на основе которых и должны быть созданы новые федеральные законы. А также рекомендации правительству РФ для того, чтобы оно разработало дорожную карту по реализации программы импортозамещения в России и механизмы контроля за эффективностью реализации этой программы.

Прежде всего речь идет о закреплении в российском законодательстве «критериев определения российской компании-разработчика ИТ», а также определение российского ИТ-продукта. Это не такая простая задача, как кажется на первый взгляд. Очень многие иностранные продукты успешно мимикрируют под национальные — для этого существуют различные способы.

Генеральный директор ГК «Инфовотч» Наталья Касперская рассказала о том, как успешно это делают в Китае, стране, где официально можно использовать только китайские продукты. Однако де факто там присутствуют решения практически всех мировых лидеров, искусно замаскированные под китайские, продаваемые под китайские именами.

Основой программы импортозамещения в российской ИТ-отрасли должно стать обеспечение преференций отечественным разработчикам. В проекте решения комиссии предложено считать компанию-разработчика отечественной, если доля иностранного капитала в ней не превышает 25% −1 акцию, более 75% ее продаж проходит в России, она является налоговым и юридическим резидентом РФ, и доля иностранных граждан в составе ее персонала не превышает 25%. Впрочем, это не окончательный вариант определения.

Конечно, самая важная проблема состоит в том, чтобы четко определить, что же такое импортозамещение, обозначить строгие критерии. Речь должна идти не о простом копировании, а о создании принципиально новых, национальных систем, о создании технологий, а не отдельных продуктов. Кстати сказать, в таком разрезе вопрос, по словам некоторых членов комиссии, никогда не ставился. У нас больше говорили о том, можно или нельзя за несколько лет создать «русскую Windows», «русский Oracle» и т.п. Несколько лет назад была предложена идея создания национальной операционной системы. Объявление о создании национальной программной платформы было заявлено в госпрограмме «Информационное общество». Однако дальше дискуссий и пилотных разработок дело так и не пошло.

Насколько реально реализовать в России подобную программу? По словам президента НАИРИТ Ольги Усковой, российским разработчикам такие задачи вполне по силам. Уже накоплен опыт разработки и внедрений в таких областях как ERP, электронный документооборот, электронная торговля, информационная безопасность. Ряд российских разработчиков и российских продуктов не только хорошо известны во всем мире, но и являются лидерами в своих отраслях. Впрочем, их пока очень мало. Наиболее проблемные зоны импортозамещения находятся в самых уязвимых местах — операционных системах и элементной базе. Пути решения, по мнению Ольги Усковой, следует искать в таких направлениях как использование систем с открытым кодом на основе Linux, использование наработок и результатов, полученных в военной сфере и развитие отношений с «альтернативными зарубежными центрами», находящимися прежде всего на Востоке — в Индии, Китае.

Китайский опыт сегодня вообще обсуждается очень широко, хотя российские эксперты признают: скопировать его не удастся, Китай — это совершенно отдельный мир. Однако его пример заразителен и сегодня внушает оптимизм. Ольга Ускова полагает, что в России на основе открытого кода существует вполне реальная возможность создать собственную ОС в течение 2-3 лет.

Президент НП РУССОФТ Валентин Макаров считает: единственный способ создать действительно конкурентоспособный российский продукт — ориентироваться не на национальный, а сразу на глобальный рынок. Подобный вывод можно сделать на примере таких стран, как Бразилии и Индия, которые, стараясь создать продукты для замещения на местном рынке, потерпели фиаско. Зато добились успеха там, где ориентировались сразу глобальный рынок (Индия в области ИТ-аутсорсинга, Бразилия — в создании самолетов Embraer).

По мнению большинства экспертов, разрабатывая политику а области импортозамещения, надо быть максимально осторожными и постараться не наступить на уже сейчас понятные грабли. Валентин Макаров отмечает такие риски импортозамещения как: возможность госкорпораций и чиновников лоббировать решения по импортозамещению по своему усмотрению; опасность нарушения равных условий конкуренции в конкурсах; отсутствие объективных критериев для выбора победителей в споре между национальным и иностранным производителем, а также возможность манипулировать результатами конкурсов.

По мнению президента НП РУССОФТ, для снижения рисков стоит ограничить области обязательного импортозамещения сферами информационной безопасности и технологической независимости, ввести механизм саморегулирования, привлекая конкурентов к совместной работе по подготовке тендерной документации и к участию в конкурсных комиссиях. А также сделать одним из критериев при выборе победителя конкурса наличие у компании опыта в экспорте своей продукции. При этом в конкурсе должно быть представлено не менее двух российских конкурирующих предложений. Необходимо также проводить мониторинг закупок национального и импортного ПО, публиковать данные мониторинга.

Заместитель начальника Центра ФСБ Николай Мурашов полагает, что большую роль в вопросах импортозамещения могла бы сыграть саморегулируемая организация разработчиков ПО. По его мнению, наличие саморегулируемой организации позволило бы снять многие проблемы с точки зрения доверия как со стороны отечественного производителя, так и со стороны экспортирующих организаций. Такая организация могла бы также лоббировать интересы российских производителей на международной арене.

Вполне вероятно, что в процессе работы выявятся и другие проблемы, опасности и «узкие места», с которыми придется столкнуться как разработчикам, так и госструктурам. Однако есть и поводы для оптимизма. Представители российских компаний-разработчиков еще несколько лет назад уверяли: если будет создан работающий механизм, действительно заставляющий чиновников интересоваться отечественными инновационными разработками и поддерживать российские компании, создавать собственный рынок, процесс пойдет. А в сегодняшних условиях подобный механизм, скорее всего, создан будет.

Источник: Наталья Басина, CRN/RE (фото Ольги Лысенко)

Версия для печати (без изображений)   Все новости