Шестнадцатый павильон Hannover Messe для выставки CeBIT вот уже который год отводят под CODE_n — экспозицию наиболее перспективных и знаковых стартапов. На сей раз самым, наверное, впечатляющим зрелищем было выступление Robochop — квартета промышленных роботов-манипуляторов, которые четырьмя громадными механическими «руками» вырезали раскалёнными проволоками из 40-сантиметровых кубов вспененного пластика всевозможные предметы, от утилитарных табуретов до дизайнерских предметов интерьера.

Суть проекта состоит в том, что создать цифровую модель для физического воплощения заранее может любой желающий, зарегистрировавшись и скачав на сайте Robochop соответствующее мобильное приложение. Каждое изделие (а за время проведения выставки их было изготовлено около двух тысяч) отправляли затем почтой автору его цифрового образа. Очередная инсталляция в духе так называемого актуального искусства?

Отнюдь, скорее это можно назвать живой популяризацией индустрии 4.0 — максимально персонифицированного крупного промышленного производства в эпоху всеобъемлющего Интернета вещей. И это лишь одна из граней оцифрованного грядущего, которые продемонстрировала в марте CeBIT 2015.

Удивительное дело: в наши дни эта крупная ганноверская выставка досужему потребителю ИТ-новостей представляется реликтом прекрасной давней эпохи, пережившим своё время. Такого потребителя парадом ярких новинок во всех разрядах бытовой техники гораздо более привлекает лас-вегасская CES; анонсами самых свежих разработок в области мобильных устройств — барселонская MWC; оптимистичными весточками рынка традиционных ПК и компонентов — тайбэйская Computex.

Между тем свысока относиться к CeBIT может только тот, для кого мерилом высоких технологий до сих пор остаётся количество пикселей в матрице, интегрированной в смартфон цифровой камеры (безотносительно к качеству получаемых снимков) или продолжительность автономной работы планшета (в отрыве от того, какого разрешения и какой яркости дисплей приходится питать аккумулятору, размещённому в новомодном тоненьком корпусе такого устройства). Ганноверская выставка не поражает воображение обывателя обилием громких анонсов гаджетов, зато с полным правом носит гордое звание крупнейшего в мире бизнес-ориентированного ИТ-форума.

Судите сами: с 16-го по 20-е марта 2015 г. через её павильоны прошли примерно 221 тыс. человек, на 6% больше, чем годом ранее. Причём 92% посетителей — это специалисты, 23% общего их числа прибыли из-за границы. Для сравнения, выставочные залы CES 2015 посетили около 170 тыс. человек (проведение этой выставки практически поставило на грань коллапса инфраструктуру Лас-Вегаса, отели которого в общей сложности готовы предоставить гостям лишь 150 тыс. мест для проживания), а MWC 2015 — несколько более 93 тыс. человек. Что касается CeBIT, то в этом году зафиксирован далеко не максимум: в полулегендарную эпоху бума доткомов, в 2001-м, ее павильоны приняли 840 с лишним тыс. посетителей.

Акроним CeBIT образован из слов Centrum fur Buroautomation, Informationstechnologie und Telekommunikation — «Центр офисной автоматизации, информационных технологий и телекоммуникаций» — в 1970-м, когда эта выставка впервые открылась как ИКТ-подраздел значительно более крупной и разнообразной по своему охвату технологической ганноверской ярмарки (она по-прежнему проводится примерно месяц спустя, в апреле, на территории того же обширного комплекса Hannover Messe). И нынешняя ориентированность CeBIT на В2В-взаимодействия и решения, в отличие от привычных для подавляющего большинства других международных выставок В2С-уклона, — её устоявшаяся отличительная черта. Залы Hannover Messe заполнили в этом году 3,3 тыс. экспонентов из 70 стран мира, а страной-партнёром выставки стала КНР.

Организаторы ганноверского форума с особой гордостью подчёркивают, что 72% его посетителей в нынешнем году относились к категории лиц, принимающих в своих компаниях решения, а 34% и вовсе были топ-менеджерами. Вот небольшая деталь, весьма отчётливо указывающая на деловую ориентированность CeBIT 2015: в отличие, например, от прошлого года в 2015-м постоянный билет на выставку (для посещения во все дни проведения заранее зарегистрировавшимся специалистом) уже не был одновременно и бесплатным билетом для проезда на общественном транспорте Ганновера на эти же самые дни. Надо полагать, статистика прошлых лет показала, что важные посетители CeBIT по большей части игнорируют удобные и быстрые надземно-подземные трамвайчики, на которых так комфортно перемещаться по Ганноверу, и отдают предпочтение такси и взятым в аренду лимузинам.

Итак, в ходе CeBIT 2015 не было громких анонсов разнокалиберных гаджетов. Однако как площадка для делового общения представителей индустрии высоких технологий выставка, на наш взгляд, полностью себя оправдала. Понятно, что на мероприятиях такого рода самые актуальные и прикладные (в кратко- и среднесрочной перспективе) новости не обнародуются, оставаясь предметом закрытых сделок и коммерческой тайной. И всё же обрисовать контуры совсем не отдалённого ИТ-будущего ганноверская выставка позволяет значительно чётче, чем, скажем, сконцентрированная на бытовой (пусть и электронной) технике CES.

Возвращение буквы «К»

Более полувека назад, с появлением первых коммерческих вычислительных систем и проникновением электрических/электронных коммуникаций во все сферы мирового хозяйства, появилось понятие ИКТ — информационно-коммуникационных технологий. К тому времени, когда компьютеры становятся неотъемлемым элементом человеческого бытия, термин «ИКТ» стали всё чаще сокращать до «ИТ», опуская упоминание о коммуникациях. Действительно, в эпоху аналоговых модемов на 14 400 (в лучшем случае) бод, телетайпов и телексов по-настоящему эффективными межкомпьютерные коммуникации оставались лишь на уровне локальных сетей.

Внезапный расцвет Интернета и постепенное нарастание пропускной способности глобальных сетей только подчеркнули значение заглавной «И» в этой аббревиатуре. С каждым годом, от стремительного взлёта доткомов и до наших дней, становилось всё очевиднее, что первичную ценность имеет информация, а коммуникации — лишь средство её доставки в нужное время и в нужное место. Такое понимание достаточно прочно укоренилось в сознании многих специалистов, которые уже гораздо реже говорили об «ИКТ», чем об «ИТ», — прекрасно отдавая себе при этом отчёт, что без добротно налаженных «К» никакая «И» к нуждающемуся в ней потребителю не доберётся.

Что же изменилось сегодня? Прямо на наших глазах количество переходит в качество. «Умнеют», обзаводясь самыми разнообразными датчиками и приобретая способности к межмашинным взаимодействиям, самые разнообразные предметы обихода, от автомобилей (и отдельных их систем) и домов до наручных часов и автоматизированных кормушек для домашних животных. На пресс-конференции в ходе CeBIT 2015 Райан Дин, исполнительный директор и президент подразделения продуктов и решений компании Huawei, указал, что уже через десять лет на планете будет пройден рубеж в сто миллиардов активных информационных соединений между всевозможными компьютерными системами той или иной степени «интеллектуальности». И к этому моменту необходимо подойти в полной готовности.

Переход от GSM-стандарта сотовой связи (2G) к 3G во всём мире занял больше десятка лет, а кое-где до сих пор ещё не завершился. Ситуация вполне понятная: всё, что нужно было потребителю от сотового телефона в середине 2000-х, — голосовая связь и, время от времени, возможность обмена SMS. Однако в наши дни уже попросту недопустимо затягивать миграцию с нынешних сотовых стандартов (3G, 3.5G, LTE, 4G) на грядущий и пока ещё не получивший финальных спецификаций 5G. Промедление здесь будет подобно если не смерти, то коллапсу межмашинных (М2М) коммуникаций.

Невозможно мириться с нехваткой пропускной способности радиосвязи, где умные светофоры обмениваются данными с умными авто и с городским центром управления движением, умные сельскохозяйственные дроны собирают данные с разбросанных в полях умных датчиков влажности и состояния почвы, а умные счётчики газа и воды сами, напрямую (без посредничества привычного сегодня провайдера проводного Интернета), передают данные о потреблённых ресурсах компании-оператору. Именно поэтому сегодня литера «К» триумфально возвращается на своё место в аббревиатуре «ИКТ».

Отныне становится предельно очевидно, что ценность информации самой по себе стремится к нулю, если она своевременно не передана туда, где необходима, не обработана там с максимально возможной оперативностью и не породила адекватного информационного (или же вполне материального, в зависимости от ситуации) отклика. Постоянно возрастает важность цифровых коммуникаций для любых отраслей бизнеса, сельского хозяйства и промышленности — и потому экспоненты CeBIT 2015 именно развитию коммуникаций уделяли самое пристальное внимание.

С течением времени зависимость от сети обмена данными между самыми разнообразными компьютеризованными устройствами будет только расти. Та же Huawei потому столько усилий тратит на развитие и скорейшее воплощение «в металле» стандарта 5G, что её домашний, китайский, рынок одним из первых сталкивается с серьёзными вызовами тотальной оцифровки всех сторон человеческой жизни.

Например, в условиях современного города ручное управление транспортными потоками давно уже стало неэффективным, а качество компьютерного напрямую зависит от способности городских коммуникационных сетей своевременно передавать огромные объёмы данных. Причём у таких сетей должен быть ощутимый запас прочности: любая критическая ситуация, ведущая к скачкообразному росту трафика, не может поставить под угрозу их нормальную работу. Если аппаратных мощностей сотового оператора не хватает даже для того, чтобы без проблем справиться со шквалом поздравительных звонков в новогоднюю ночь, то о какой доступности экстренных служб и о каком умном разрешении чрезвычайных ситуаций можно говорить в случае техногенной или природной катастрофы?

Одним из важнейших элементов обновлённой инфраструктуры сотовых сетей, который Huawei демонстрировала в ходе CeBIT 2015, должна стать SDN — software-defined network, программно-определяемая сеть (в собственной терминологии разработчика — Agile Network, что можно перевести как «проворная», или «гибкая» сеть). В концепции SDN, например, базовые станции сотовой связи вовсе лишаются вычислительных мощностей, сохраняя лишь свои радиоантенны и средства коммуникации (по широкому выделенному оптоволоконному каналу) с локальным провайдерским центром обработки данных. В результате сокращаются стоимость и сроки развёртывания новых базовых станций, оптимизируется информационный поток, повышается качество связи благодаря отсутствию перегрузок компьютерного «железа».

Без SDN, видимо, попросту невозможно развитие омнимедиа — расширенных за счёт 4К-вещания, 3D-информации и всевозможных метаданных мультимедийных потоков. Переход от VGA к Full HD в области видео занял весьма продолжительное время — просто потому, что люди не слишком охотно приобретали телевизоры и мониторы высокой чёткости, не слишком ясно представляя себе, зачем им это нужно. Сегодня же Retina-подобные технологии и 4К-дисплеи в смартфонах и планшетах уже не редкость, а внятной услуги по созданию, хранению и трансляции (с гарантированным качеством!) контента ультравысокой чёткости по-прежнему нет. И не будет — до тех пор пока сети 5G (или хотя бы для начала переходные к ним 4.5G) в сочетании с SDN не создадут для этого адекватную базу.

Huawei подаёт достойный пример другим флагманам ИКТ-индустрии в плане развития технологий. Компания за последнее десятилетие инвестировала 30,7 млрд. долл. в НИОКР, причём только за один истекший год — 6,5 млрд. Её развитие носит поистине глобальный характер, что воплощается в разнообразии и многопрофильности её исследовательских центров. Так, во Франции она создала дизайнерскую лабораторию, занятую поиском внешних форм для продуктов; в России — центр разработки математических алгоритмов, в Японии — материаловедческую лабораторию и т. п.

Компаниям всех калибров, вовлечённым в бизнес-процессы в новоявленной среде Agile Network, необходимо будет существенным образом перестроить свою ИТ-инфраструктуру. Причём делать это в условиях достаточно ограниченных оборотных средств (даже на растущих рынках), острой нехватки и дороговизны высококвалифицированного ИКТ-персонала и жёстких ограничений по времени. Не успеют адаптироваться — уступят свои рыночные ниши более проворным конкурентам.

Интересное решение для таких компаний в ходе CeBIT 2015 предложила китайская ZTE. Её новый продукт называется uSmartPOD и представляет собой модульное решение «всё-в-одном» с обособленными, но полностью совместимыми аппаратной и программной частями. Аппаратная, в зависимости от масштабов бизнеса и требований заказчика, может варьировать в пределах от 1U-сервера до локального ЦОДа на несколько стоек, а программная представляет собой систему умного управления услугами на базе ОС собственной разработки. В результате заказчик получает систему с элементарным графическим интерфейсом, которая включает интегрированный репозиторий приложений для различной коммерческой деятельности, от автоматизированного фабричного производства до розничной торговли через Интернет.

ZTE формирует пакет приложений для uSmartPOD, изучая реальный опыт своих партнёров и уделяя особое внимание подтвердившему свою бизнес-актуальность ПО с открытым кодом. Применение SDN для формирования виртуальной закрытой коммерческой сети, а также использование программных средств защиты данных в ходе взаимодействия с BYOD-терминалами обеспечивают такому решению высокий уровень безопасности и управляемости. Решение это при необходимости легко масштабируется, а также интегрируется в уже существующую инфраструктуру. Причём накладные расходы на его развёртывание и обслуживание оказываются в среднем на 70% меньше, чем при использовании традиционных аппаратно-программных средств.

Кстати, о расходах: чем дальше, тем активнее они будут перетекать в исключительно электронную форму — не зря же в некоторых странах вроде Швеции всерьёз ведутся разговоры о полном отказе от физических банкнот и монет, даже для расчётов между отдельными гражданами. В этой связи надёжность и оперативность финансовых транзакций получают первостепенное значение: слишком высока оказывается цена ошибки. Возможно, именно в этой связи Джек Ма, основатель ныне крупнейшей в мире онлайновой площадки Alibaba.com, выбрал для своего ключевого выступления на CeBIT 2015 тему онлайновых платежей.

Он продемонстрировал прямо в ходе открывавшей выставку пресс-конференции, что делать покупки в Интернете в самом ближайшем будущем будет ничуть не сложнее, чем делать селфи. Система распознавания лица по снимку с фронтальной камеры смартфона, а также привязки к этой персональной идентификации самого факта совершения платежа в настоящее время тестируется собственным платёжным сервисом Alipay китайской компании (аналог PayPal) и будет доступна для всех её клиентов уже в 2017 г. Кстати, в ходе этой пресс-конференции Джек Ма упомянул, что впервые посетил CeBIT 14 лет тому назад. Тогда он мог позволить себе арендовать лишь крохотный стандартный стенд, где и разместил привезённые из Китая ИТ-товары, которыми надеялся заинтересовать потенциальных европейских партнёров, но практически ничьего внимания не привлёк. Какой урок для традиционно доминировавших на ИКТ-рынке компаний из США, Европы и Японии!

«Железо» в свете ц!кономики

В залах CeBIT 2015 звучало немало новых терминов, которым уже через несколько месяцев предстоит либо бесследно исчезнуть, либо — если они действительно чётко и ясно обозначают наиболее актуальные аспекты развития технологий в современном мире — войти в глобальный ИКТ-словарь. Одним из таких терминов стал «ц!кономика», d!conomy по-английски (от digital economy с особым ударением на digital), призванный особо подчеркнуть кардинальное отличие наступающей уже в самой ближайшей перспективе оцифрованной экономики от традиционной и даже от той, что существует прямо сегодня.

Дело в том, что мир близок к ситуации, небывалой с точки зрения всех минувших веков развития сельского хозяйства и индустрии. Ситуации, в которой потенциальное предложение многократно превышает имеющийся спрос, и потому выигрывают бизнес-модели, ориентированные на наиболее оперативную и полную оценку потребительских предпочтений (пусть даже пока не осознаваемых самими потребителями), а также на самое эффективное и удачное их воплощение.

За примерами дисбаланса предложения и спроса далеко ходить не надо: фабрики одного только китайского Шэньчжэня, если запустить их на полную мощность и в три смены, способны за месяц произвести столько ИТ-продукции (от системных плат и микроконтроллеров до принтеров и умных часов), что рухнут все логистические цепочки — негде будет хранить выпущенный товар и некому сбывать. Пример бизнес-модели, внезапно выхватывающей, кажется, из ниоткуда новый товар и создающей на пустом месте многомиллиардный сегмент ИКТ-рынка, тоже всем до сих пор памятен — именно так пять лет назад Apple открыла эпоху планшетов.

С тех пор, однако, многое изменилось. Сегодня нельзя уже надеяться, нащупав некую новую нишу высокотехнологичного производства, утвердиться в ней и хотя бы на протяжении нескольких лет безмятежно стричь купоны. В залах CeBIT 2015, как и в год первого визита Джека Ма в Ганновер, также теснилось множество крохотных стендов китайских торговых и производственных компаний с ничего не говорящими западному бизнесмену или ИКТ-специалисту названиями. Но на стендах этих, в отличие от прошлых лет, были выставлены уже не одни только «высокотехнологичные» лишь в кавычках продукты — вроде бухт Ethernet-кабеля, простеньких клавиатур с мышами или дешёвых компьютерных колонок.

Совсем небольшие производственные ИКТ-компании (и соответственно связанные с ними дистрибьюторы) сегодня имеют доступ если не к самым передовым технологиям, то к таким, что отстоят от них лишь на поколение-другое, — по времени это буквально год-два; ничтожный разрыв с точки зрения массового потребителя. В любой едва намеченной крупными игроками нише высокотехнологичного рынка уже невозможно ощущать себя в безопасности — эти игроки совершенно точно знают, что стоит новинке «выстрелить», как новоявленный сегмент буквально захлестнёт волна пусть не откровенных копий (с которыми всё-таки помогает бороться патентное право, даже в Китае), но весьма близких по функциональности и куда более привлекательных по цене устройств. Выпущенных теми самыми малыми китайскими предприятиями с незагруженными на 100 процентов производственными линиями и огромной жаждой вырваться на глобальный рынок — неважно, под собственным брендом или в качестве чьих-то ОЕМ/ODМ-партнёров.

К примеру, с той же самой Apple злую шутку сыграл «бумажный» анонс умных наручных часов. Часами и фитнес-браслетами всевозможных уровней «интеллекта» на CeBIT 2015 никого уже не удивить: те самые скромные китайские производители предлагали (под собственными марками и в качестве OEM-товаров) любые варианты, от полностью цифровых гаджетов с цветными дисплеями до традиционных часов с обычным циферблатом и стрелками, но оснащённых различными датчиками и даже радиомодулями. Или взять, к примеру, такой вполне ходовой товар, как мобильный аккумулятор для подзарядки разнообразных гаджетов: на стенде SHENZHEN CERRO POWER COMPANY LTD. (а также многих иных китайских компаний с не менее протяжёнными наименованиями) можно было увидеть полный спектр аккумуляторных решений, от литий-полимерных до никель-кадмиевых и литий-железных, в том числе с возможностью применять их в качестве пускателя для заглохшего автомобильного двигателя.

Разумеется, в залах CeBIT 2015 нашлось место и для продукции традиционных грандов глобального ИКТ-рынка — европейских, американских, японских и тайваньских компаний. Хотя новички из материкового Китая теснят их всё ощутимее, порох в пороховницах у ветеранов еще есть — в частности, потому что долгая история успешной работы и продолжительные инвестиции в НИОКР создали для их развития солидный задел на будущее. Однако почивать на лаврах им ни в коем случае не следует — в условиях ц!кономики это ничем хорошим для бизнеса не кончится.

Лидер сегмента системных плат, компания ASUS, привезла на выставку нового представителя своей наиболее основательной серии TUF — системную плату Sabertooth X99, рассчитанную на работу с процессорами архитектуры Haswell-E и оперативной памятью DDR4. Внешне плата заметно выделяется из общей массы благодаря характерному кожуху Dust Defender, который прикрывает от пыли наиболее уязвимые контакты (обычно остаются открытыми в неиспользуемом состоянии). Так что даже если не размещать на Sabertooth X99 все три дискретных графических адаптера, на работу с которыми она рассчитана, можно не беспокоиться насчет того, что её свободные гнёзда запылятся. Плату также отличают усилительная пластина TUF Fortifier с обратной стороны, которая предотвращает изгиб текстолита даже в случае установки тяжеловесного процессорного охладителя, система эффективного пассивного теплоотвода Thermal Armor и фирменное смартфонное приложение TUF Detective, непрерывно информирующее владельца платы об активности и состоянии собранной на ней системы.

На стенде Acer особое внимание привлекла компактная и лёгкая док-станция ProDock II для мобильных ПК (прежде всего ультрабуков) с четырьмя портами USB 3.0 и четырьмя же видеоинтерфейсами — DisplayPort, DVI, HDMI и D-Sub. Другой интересный экспонат с этого стенда — чрезвычайно привлекательный в эстетическом плане медиацентр Acer Revo One RL85 в молочно-белом вытянутом вверх корпусе, в котором размещены двухъядерный ЦП Intel Celeron 2957U, 4 Гбайт ОЗУ, жёсткий диск на 1 Тбайт и универсальный радиомодуль Wi-Fi/Bluetooth. Среди ноутбуков особенно хочется выделить трансформер (c отделяемым клавиатурным блоком) Aspire Switch 12, работающий, как и Revo One RL85, под управлением Windows 8.1, но оснащённый процессором Intel Core M-5Y10c, SSD на 128 Гбайт, 4 Гбайт ОЗУ и 12,5-дюймовым IPS дисплеем с разрешением Full HD.

Полупроводниковые накопители остаются коньком компании OCZ Storage Solutions (ныне входит в Toshiba Group), которая привезла на CeBIT 2015 чуть ли не весь спектр своих корпоративных и потребительских решений для хранения информации. В частности, вендор продемонстрировал контроллер JetExpress с поддержкой интерфейсов SATA и PCIe/NVMe, под управлением которого новейшие продукты под маркой OCZ будут достигать скоростей, характерных для профессиональных PCIe-накопителей, в форм-факторе 2,5 дюйма. Среди корпоративных накопителей компании особенно выделялся 2,5-дюймовый Z-Drive 6000 с полной поддержкой PCIe 3.0 NVMe 1.1 и коннектором SFF-8639 с возможностью горячего подключения, а среди потребительских — Vector 180 в вариантах ёмкости от 120 до 960 Гбайт.

Широкий ассортимент новых планшетов и мобильных компьютеров традиционных форм-факторов был представлен на стенде Fujitsu. Компания, как и прежде, отдаёт предпочтение моделям на базе архитектуры х86, представляя, например, 12,5-дюймовый планшет Stylistic Q704 с процессором Intel Core i7, 8 Гбайт ОЗУ LPDDR3 и SSD на 256 Гбайт, оснащённый адаптерами беспроводной связи LTE, Wi-Fi и Bluetooth. Деловое предназначение планшета подчёркивает возможность подключения и к мобильному клавиатурному доку, и к стационарной (настольной) док-станции с расширенной функциональностью. Ещё одна технология, которая наверняка окажется востребованной бизнесом, воплощена в 15,6-дюймовой мобильной рабочей станции Celsius H730 с ЦП Intel Core i7 и ГП NVIDIA Quadro. Это Palm Vein — идентификация авторизованного пользователя по рисунку вен на ладони.

Компания Konica Minolta в этом году снова участвовала в ганноверской выставке, впервые развернув на ней собственный стенд, а не только в качестве со-экспонента с одним или несколькими своими партнёрами. Экспозиция, проникнутая духом ц!кономики, прошла под лозунгом Let documents flow — «Пусть документы текут». Основное внимание было уделено не отдельным продуктам, а комплексным решениям, демонстрирующим, насколько эффективно и ценно (в том числе в чисто финансовом смысле) можно и нужно организовывать документооборот в зависимости от конкретно стоящей перед тем или иным подразделением задачи. Решения компании были представлены типовыми сценариями «Корпоративный поиск», «Услуги умного облака», «Управление договорами», «Управление электронной почтой» и «Управление счетами», а нейтральное по отношению к маркам имеющегося у заказчика оборудования фирменное решение «Консалтинг процессов» оптимизировало и координировало все стадии офисного документооборота.

Компания Epson продолжала активно продвигать свою стратегию Bye, bye, laser для офисной печатающей техники. Как показали итоги финального квартала минувшего года, при общем росте глобального рынка офисной печати примерно на 6% по сравнению с аналогичным периодом 2013-го сегмент струйных устройств прирос на куда более впечатляющие 62%, что явно демонстрирует повышенный интерес именно корпоративных заказчиков к этим экономичным и эффективным технологиям. Особое внимание в экспозиции было уделено принтерам семейства Epson WorkForce Pro RIPS, на которых можно отпечатать до 75 тыс. стр. до первой замены расходных материалов. Интерес специалистов вызвала также демонстрация Epson Document Capture Pro — универсального ПО для планшетного и протяжного сканирования документов в локальную или облачную рабочую среду и эффективного управления ими вне зависимости от фактического расположения их цифровых образов (с полным соблюдением предварительно настроенных прав доступа и требований безопасности, разумеется).

В экспозиции NEC заметное место заняли передовые системы видеонаблюдения для бизнеса — своего рода «Умный Большой Брат», Smart Big Brother. Под этим термином подразумевается возможность автоматически распознавать лица и идентифицировать искомую персону (или персон) даже в очень плотном людском потоке. Однако в «умной» версии эта идентификация используется в позитивном ключе: не для выявления нежелательных лиц вроде хулиганов или террористов (этим должны заниматься аналогичные специализированные системы на внешнем охраняемом периметре, например, тех же самых крупных ИКТ-выставок), а для того чтобы своевременно выхватывать из толпы специально приглашённых гостей, спешащих на заранее намеченную встречу VIP-клиентов, особенно уважаемых и часто посещающих торговую точку покупателей, и т. п.

На стенде POWERCOM посетителям CeBIT 2015 была впервые представлена бюджетная серия онлайновых ИБП Macan, а также полный спектр обновленных решений Raptor — всё это мощностью до 6 кВА (свои более «тяжелые» решения компания традиционно приберегает для июньской выставки Computex в тайваньском Тайбэе). Серию Smart в ганноверской экспозиции представляли две модели: напольные Smart King Pro с чистой синусоидой на выходе и универсальные Smart RT, в дополнение к идеальному выходному сигналу имеющие увеличенное время автономной работы.

На обширном стенде компании Schneider Electric (которой, в частности, ныне принадлежит знаменитая марка АРС) был развёрнут целый дата-центр будущего под управлением фирменного решения DCIM, StruxureWare для ЦОДа, которое способствует сокращению расходов на энергетическое обеспечение и росту операционной эффективности, в том числе с применением дополненной реальности, на уровне офиса, здания или целого города.

В экспозиции Shuttle, традиционного участника выставок CeBIT, малым и компактным компьютерам отводилась весьма серьёзная роль. Точнее, сразу множество разнообразных ролей, которые они с успехом исполняли. Так, модель SH81R4 (платформа LGA 1150, 325×215×190 мм, 3,4 кг) функционировала как миниатюрный и высокоскоростной сервер данных, будучи оснащённой сразу восемью SSD-накопителями для формирования RAID-массива плюс ещё одним, системным. Модель же SZ87R6 (та же платформа, 332×215×198 мм, 3,5 кг) вместила самый современный графический адаптер с двумя гнездами и мощный ЦП, что позволяет использовать её либо как компактную игровую станцию, либо как рабочую машину 3D-моделлера со склонностью к физическому минимализму.

Разумеется, в эпоху возрождённых ИКТ без коммуникаций никуда, и компания TP-Link представила на своём стенде разработанный специально для европейского рынка двухдиапазонный гигабитный маршрутизатор Archer C2600 (Wi-Fi 802.11ac c портом USB 3.0), двухдиапазонные же усилители беспроводного сигнала RE210, RE350 и RE450, а также множество решений для умного дома. Таких, например, как беспроводная «умная розетка» HS110, своего рода интеллектуальный переходник между вилкой электроприбора и собственно электросетью — с возможностью контролировать состояние любого подключённого устройства и управлять им посредством мобильного приложения.


Версия для печати (без изображений)