Зарубежный опыт свидетельствует: весьма эффективной формой организации индустрии высоких технологий могут стать технопарки. Не одно десятилетие существуют они в Европе. США, Индии, Китае. Более десяти лет назад заговорили о необходимости создания технопарков и у нас в стране. Однако пока на этом пути сделаны лишь первые шаги...

Технопарки могут быть эффективной формой организации индустрии высоких технологий. Это подтверждает многолетний зарубежный опыт. В Индии, Китае, Европе и США технопарки существуют не одно десятилетие. Хотя они отличаются друг от друга, у них есть и общие черты: отдельная территория с хорошей инфраструктурой и особые правила ведения бизнеса. Это касается таможенных пошлин, налоговых сборов, операций с валютой, порядка создания и регистрации фирм. Плюс льготные цены на аренду и покупку офисов и производственных помещений. При удачном стечении обстоятельств такие образования могут дать дополнительный эффект и за счет взаимодействия участников.

О том, что технопарки нужны в России, заговорили давно, более десяти лет назад. Они даже появились, но оказались скорее не технопарками, а «инкубаторами». Характерный пример такого образования — Научный парк МГУ. В целом этот проект стал успешным. Но идея «инкубатора» в том, чтобы создать льготные условия для молодых, только возникших бизнесов, дать им возможность набраться сил для независимого существования. Оперившиеся «птенцы» должны покидать инкубатор и освобождать место для следующего поколения новичков. На самом деле этого не происходит. Многие из числа первых питомцев парка до сих пор там и остаются. Конечно, ротация есть, но освободившиеся места заполняются в основном по знакомству, а не на основе открытого конкурса.

Подобные «инкубаторы» появились и в других городах, обычно тоже по соседству с крупными вузами или институтами, но заметного импульса к развитию высокотехнологичного бизнеса не дали. Скорее, они превратились в офисные центры с умеренной арендной платой и некими обязательствами по отношению к приютившему их вузу. Кроме того, все технопарки имеют естественные ограничения по площади, так как размещены на территории других организаций и не предполагают строительство жилья. Площадь технопарка в Зеленограде составляет 11,5 тыс. кв. м (в том числе 10 тыс. кв. м производственных помещений), Научный парк МГУ — 11 тыс. кв. м, «Курчатовский» — около 20 тыс. кв. м. Если их и можно расширить, то незначительно.

В развитии российской ИТ-индустрии «инкубаторы» не сыграли заметную роль. Они нужны, но этого явно недостаточно. На новом этапе развития отрасли и страны возникла мысль, что хорошо бы вернуться к технопаркам, но уже на другом, более масштабном уровне. К этому подталкивает несколько обстоятельств.

Потребности компаний

Сейчас перед многими ИТ-компаниями Москвы и Петербурга стоят две трудноразрешимые проблемы. Первая — острая нехватка кадров: дефицит достигает 30% и более. Местные кадровые ресурсы практически исчерпаны и только перераспределяются между фирмами, при этом зарплата специалиста при каждом переходе повышается. Источником кадров остаются регионы. В условиях дефицита и дороговизны жилья привлечение специалистов из других городов России и стран СНГ создает дополнительные трудности: зарплата вырастает на цену аренды квартиры, а компания-наниматель должна заниматься решением иммиграционных вопросов.
Вторая проблема — нехватка помещений и высокая стоимость аренды офисов.

Эти факторы отрицательно сказываются, в частности, на позициях наших экспортеров ПО, которые теряют свое преимущество в ценах. При сохранении существующих тенденций ситуация может стать критической, и руководители заинтересованных компаний это понимают. «Зарплаты в Москве растут на 15—20% в год, а то и больше, — говорит Дмитрий Лощинин, генеральный директор Luxoft, — еще на 10% дорожает инфраструктура. Через пять лет мы здесь просто задохнемся».

Что можно сделать? Лощинин считает, что для компании с такой структурой затрат, как у Luxoft, переезд в технопарк в Дубну снизит себестоимость разработки в общей сложности на 20—30%. «А для нас и 8—10% снижения — это очень много», — говорит он. Но так обстоит дело только для бизнесов, особо чувствительных к себестоимости.

Небольшие фирмы предпочитают концентрировать свои ресурсы в одном месте, дабы не терять время и средства на организацию удаленной работы. Андрей Свириденко, президент Spirit, возможность миграции в технопарк пока не рассматривает именно по этой причине. Характерно высказывание Виктора Вайнштейна, генерального директора компании «Аплана»: «Мы заинтересованы в участии в подобных проектах при соблюдении трех условий: среднерыночные или более низкие цены за аренду, хорошая коммуникационная инфраструктура и близость к мегаполису, в нашем случае к Москве».

Для компаний, чей бизнес далек от экспорта, идея участия в технопарках еще менее актуальна. Многие топ-менеджеры фирм, занимающихся системной интеграцией, не слышали о технопарках, хотя от удобных и недорогих офисных площадей, конечно, не отказались бы.

Потребности страны

«На нас обращают внимание пропорционально нашим доходам», — так характеризовал Валентин Макаров, президент некоммерческого партнерства «Руссофт», отношение государства к проблемам экспортеров ПО и ИТ-рынку еще два года назад. Тогда оставалось лишь надеяться на светлое будущее. В этом году ситуация изменилась. О необходимости развития ИТ-отрасли заговорили на государственном уровне, появились грандиозные планы на годы вперед. Отчасти, видимо, принесли плоды многолетние попытки объяснить правительству, что выгодно продавать не только сырье, но и продукцию умственного труда. Но более весомым аргументом послужил рост объемов экспорта ИТ-продуктов и услуг. Когда он превысил полмиллиарда долларов в год, Министерство информационных технологий и связи заметило, что это уже сравнимо с экспортом автомобилестроения и лишь незначительно уступает объему экспорта наиболее развитых машиностроительных отраслей. Появилось желание эту отрасль развить, в том числе и при помощи технопарков.

Есть и другая сторона дела. Все больше отраслей экономики попадает под государственный контроль, и уровень этого контроля растет. Разработку ПО контролировать сложнее, чем другие виды деятельности. У некоторых экспортеров ПО возникает ощущение, что как раз поиском таких возможностей соответствующие государственные службы и заняты.

Проблемы

Все, что делается для создания технопарков, делается в России впервые. Технологию их организации только предстоит создать. Дает о себе знать отсутствие законодательной базы. Закон о технопарках пока не принят, регламенты, касающиеся свободных экономических зон, тоже находятся в стадии обсуждения. В только что принятой Концепции развития ИТ-отрасли в качестве одной из мер по формированию институциональных основ рынка ИТ называется создание технопарков, «обеспечивающих возможность формирования критической массы специалистов и предоставления им телекоммуникационных услуг необходимого качества по доступной цене». Оговорено, что технопарки могут размещаться в технико-внедренческих особых экономических зонах (ОЭЗ) со специальным режимом налогообложения и ведения предпринимательской деятельности. Это важный шаг, поскольку ранее представители Мининформсвязи отрицали саму идею того, что где-либо размещенные фирмы получат какие-то налоговые льготы.

Средства для создания инфраструктуры предполагается получать в основном из федерального бюджета, из уже принятых программ, в том числе из Программы развития наукоградов. Для этого некоторым городам, например Троицку, еще предстоит такой статус получить. По словам Дмитрия Лощинина, средства из Программы развития наукоградов сейчас используются менее чем на 50%. На что именно они будут потрачены, формулируется достаточно расплывчато, и эффект не всегда очевиден. Создание технопарков позволит получить реальный, осязаемый результат. Но уже сейчас на один и тот же источник финансирования претендует несколько проектов. «Нельзя стартовать одновременно во многих местах, нельзя распылять ресурсы, да и нет потребности сразу в нескольких парках», — считает Лощинин. Валентин Макаров, напротив, полагает, что не нужно пытаться создать «российский Бангалор», плодотворней будет развивать небольшие парки во многих городах, чтобы задействовать потенциал различных научных центров. В концепции «Руссофт» предлагается дать возможность фирмам постепенно выкупить здания парка, чтобы наконец получить собственную недвижимость, что позволит привлекать кредиты. Эта идея подходит не всем, поскольку требует слишком больших инвестиций.

Некоторые проекты технопарков инициированы конкретными ИТ-компаниями и связываются общественным мнением именно с ними. Недоверие велико, и сильны подозрения, что фирмы просто попытаются решить свои проблемы за государственный счет.

Очень важна позиция крупных западных вендоров, поскольку именно они сыграли решающую роль в становлении подобных парков в других странах и без них масштабные начинания в России вряд ли могут состояться. Например, Intel и Boeing проявляют интерес к Российскому центру программирования (РЦП) в Дубне, хотя о прямых инвестициях тоже пока речь не идет. Другие западные компании, такие, как EMC, Oracle и Computer Associates, по словам руководителей их российских представительств и топ-менеджеров европейского уровня, пока не собираются инвестировать в развитие своих центров в России. Причины у всех одинаковы: нестабильность экономики, сложность ведения дел. Видимо, это останавливает и грандов мировой индустрии, не связанной непосредственно с ИТ. Авиационные, автомобильные, энергетические корпорации успешно работают в технопарках других стран. В России же компания Boeing уже столкнулась с нехваткой кадров, способных работать с CAD-системами. Нужны масштабные действия по переподготовке инженеров, и здесь тоже требуется государственный подход.

Не всегда ясно, кто же в данном проекте «заказчик», кто координирует всю работу. Парадоксальная ситуация складывается в Черноголовке. С одной стороны, Cognitive Technologies три года назад вложила 3 млн. долл., создала в городе дочернюю компанию и разрабатывает нишевое ПО для спорта и численного моделирования сложных физических процессов. В этом году оборот составил 12 млн. долл. Непонятно, почему этот проект надо называть технопарком, если никаких конкретных предложений другим участникам рынка нет. С другой стороны, в той же Черноголовке завод ЭЗАН выполняет заказы для NEC и Tellabs, привлек финансирование японских гигантов Mitsui и Sumitomo, контактов с ним ищут московские разработчики, казалось бы — вот он, реальный образец интеграции, использования научного потенциала, опыт привлечения инвестиций. Но такой опыт не изучается, и новые возможности не изыскиваются.

Администрации Троицка и Дубны много делают для реализации проектов технопарков в своих городах, но есть функции, которые они выполнять не могут. Например, массовое привлечение сотрудников в РЦП. В течение нескольких лет в Дубну планируется пригласить тысячи программистов, в основном из крупных сибирских и закрытых городов, в том числе Омска, Томска, Казани, Воронежа, Бишкека. Этим заняты заинтересованные компании, но если есть серьезное намерение сдвинуть с места тысячи людей, нужны государственные гарантии и масштабные усилия.

Нужно отметить, что в крупных региональных центрах далеко не все в восторге от идеи создания многотысячных коллективов программистов в Подмосковье. Это не нравится администрациям, поскольку подрывает основу возможного экономического роста в самих городах (как в Томске, например), да и потенциальные сотрудники (а таких Luxoft насчитал по всей стране 50 тыс. без учета выпускников вузов) хотят большей уверенности в будущем.
Того же желают и строители, которые ищут вне Москвы новые площадки, пригодные для массовой застройки. Но они не уверены, что проектируемые ими дома и офисы будет кому занять.

Смарт Сити

В южноиндийском штате Керала планируется построить Смарт Сити (Smart Sity — «город умных», или «умный город»). На площади 400 га появятся офисы, жилье, школы и развлекательный комплекс. Предполагается, что в этом городе в основном будут сосредоточены фирмы по разработке ПО и операторские центры. Любые иностранные компании смогут открыть в этой зоне свои магазины без каких-либо формальностей, связанных с регистрацией и лицензированием. Начальные инвестиции составят 400 млн. долл. Проект будет вести Dubai Internet City (DIC). Это зона свободной торговли в Дубае и одновременно база для экспансии на Восток крупных ИТ-компаний, в том числе Microsoft, Oracle, HP, IBM, Dell, Siemens, Canon, Sony Ericsson, Cisco.

Технопарк в Обнинске

Общая площадь около 50 га. Отбор фирм-участников произведен администрацией города в ходе тендера. Из нескольких десятков отобрано 10 фирм, которые построят свои производственные помещения. Здесь будут выпускать лекарства (сербская компания «Хемофарм концерн», сумма вложений — 25 млн. долл.), металлоконструкции (российская фирма «Вентал», сумма вложений — 10 млн. долл.), компьютеры и электронное оборудование («Крафтвэй», сумма вложений — 12 млн. долл.). В создание информационно-процессингового центра «Хоум кредит энд финанс банк» будет вложено 10 млн. долл. Общая сумма инвестиций в проект — около 60 млн. долл. Свою долю внес и город. Проектно-изыскательские и строительно-монтажные работы по сооружению инженерных сетей и коммуникаций выполнены за счет целевых средств программы развития Обнинска как наукограда. Строительства жилья не предполагается, расчет делается на кадровый потенциал города и доставку при необходимости людей из Москвы.

Технопарк в Дубне

РЦП в Дубне будет представлять собой промышленную зону, ориентированную на разработку ПО, а также на производство комплектующих. Предполагается построить комплекс на площади около 500 га на берегу Волги примерно на 30 тыс. жителей (сейчас в Дубне проживает около 70 тыс. чел.). Жилье для приглашенных специалистов будет строиться на условиях ипотеки, производственные площади и часть инженерной и социальной инфраструктуры — за счет средств инвесторов, а объекты социальной и транспортной инфраструктуры — за счет бюджетных средств. Общий объем инвестиций в проект оценивается в 470 млн. долл., из которых средств бюджетов всех уровней — 88,5 млн. долл. (примерно 19%), внебюджетных средств — 381,5 млн. долл. (примерно 81%).

Версия для печати (без изображений)