Все очень просто — издержки на поддержание
«серых» схем возросли. Возить «вбелую» стало выгоднее.

Из обсуждения в Фейсбуке

3 апреля 2015 г. на прошедшем в Ереване ИТ-Саммите участникам российского ИТ-рынка была представлена «Этическая Хартия бизнеса в сфере дистрибуции и импорта ИКТ-оборудования». Ее полный текст представлен на сайте АПКИТ. Там же каждый желающий может заполнить специальную форму и присоединиться к подписантам.

Ниже мы кратко перечислим те принципы, которых придерживаются компании, поддержавшие этот документ и позиционирующие себя как «цивилизованные и социально ответственные»:

  • Риски незаконной таможенной и налоговой оптимизации являются проявлением нечестной конкуренции и должны быть порицаемы участниками рынка.
  • Порицание может быть публичным и официальным, вынесенным Комиссией АПКИТ по этике в области дистрибуции и импорта ИКТ-оборудования и утвержденным правлением АПКИТ.
  • Проявление порицания должно предваряться уведомлением участника рынка о том, что его действия считаются проявлением нечестной конкуренции.
  • Спорные моменты должны быть урегулированы прежде всего в рамках Комиссии АПКИТ по этике в сфере дистрибуции и импорта ИКТ-оборудования.

Кроме того, подписавшие Хартию компании считают хорошим тоном в бизнес-практике следующее:

  • Не стремиться получить конкурентное преимущество за счет неуплаты налоговых и таможенных платежей.
  • Способствовать переходу рынка на прямой ввоз (базисы поставки DAP/DDP согласно incoterms) с полным декларированием инвойсной стоимости ввозимого товара.
  • Не участвовать в поставках товара на территорию РФ, использующих схемы и технологии занижения таможенной стоимости, в том числе не ввозить товары по схемам и технологиям занижения товарной стоимости самостоятельно, а также избегать участия в цепочках перепродажи подобных товаров.
  • Дистрибьюторам рекомендовать партнерам-вендорам подписание контрактов на условиях DDP или DAP. (Вариант CIP приемлем при условии отсутствия претензий со стороны дистрибьюторов к вендору по организации импорта.)
  • Для вендоров и производителей: следить и отвечать за чистоту таможенного и легального оформления товаров при ввозе в страну. Заключать контракты с российскими юридическими лицами и публиковать юридические данные импортеров.
  • Для дистрибьюторов: следить и отвечать за чистоту таможенного и легального оформления товаров при ввозе в страну, предоставлять партнерам список юридических лиц импортеров товаров.
  • Для компаний, работающих с конечным клиентом: требовать от поставщиков соблюдения чистоты таможенного и легального оформления товаров при ввозе в страну, включать такие положения в договора поставок.
  • Препятствовать распространению товаров на территории РФ, ввезенных с использованием схем и технологий занижения таможенной стоимости.
  • Обо всех случаях выявления товара, ввезенного на территорию РФ с использованием схем и технологий занижения таможенной стоимости, сообщать в АПКИТ.
  • Прилагать усилия к расширению списка участников, подписавших данную Хартию.

Как отмечают представители подписавших документ компаний, работа над ним велась не один месяц. Об этом же свидетельствуют и некоторые публикации на данную тему, появлявшиеся в центральной прессе в начале 2015 г. Но получить комментарии участников процесса стало возможно только после официального представления Хартии, под которой уже поставили подписи представители ключевых дистрибьюторов, ряда вендоров и торговых сетей — всего 23 компании. По данным сайта АПКИТ, именно столько игроков (на момент подготовки материала к печати) поддержали намерение сделать рынок цивилизованным. Этот же источник утверждает, что, по мнению компаний-подписантов, «...ситуация, когда риск отдельных игроков рынка вынуждает рисковать всех остальных игроков, чтобы не быть вытесненными с рынка, становится неприемлемой. Участникам рынка выгодно, чтобы все платили равные налоги, чтобы иностранные компании осуществляли ввоз товара прозрачными методами, чтобы сформировалось нетерпимое отношение к компаниям, получающим конкурентные преимущества за счет уклонения от уплаты пошлин и налогов, использующим „серые“ схемы ввоза».

Вот как прокомментировал принятие Хартии исполнительный директор АПКИТ Николай Комлев.

CRN/RE: Почему возникла необходимость в подобном документе?

Николай Комлев: АПКИТ уже много лет работает над формированием условий для эффективной, стабильной, безопасной работы ИТ-бизнеса. Составные части этой работы: изменение правового поля (льготы для разработчиков ПО, борьба против введения дополнительных сборов с ИТ-компаний), противодействие негативным явлениям (в частности, товарному рейдерству, грабежам на дорогах), распространение лучшей практики бизнеса среди ИТ-компаний.

В этом же ряду стоит и задача сделать бизнес более прозрачным. Решению этой задачи должна способствовать четкая, объективная работа таможни, исключающая возможность некорректного ввоза, прямые поставки вендорами своей продукции, отсутствие «серых» каналов. В этом году сложились условия для очередного шага в этом направлении. ФТС и ФНС вооружились дополнительными инструментами контроля. ИТ-бизнес в условиях кризиса также получил дополнительную мотивацию к снижению уровня риска.

ИТ-бизнес в лице АПКИТ, представители ФТС и ФНС провели ряд встреч и решили совместными усилиями навести порядок в сфере импорта оборудования. Хартия — лишь внешнее проявление, символ проводимых преобразований.

CRN/RE: Каким компаниям прежде всего адресована Хартия? И что, по вашему мнению, она дает ИТ-рынку?

Н. К.: Этот документ рассчитан на всех импортеров: дистрибьюторов, крупные сети, вендоров.

Принятие этого документа делает ИТ-рынкок более стабильным, выравниваются конкурентные условия.

CRN/RE: Известно, что некоторые игроки не намерены подписывать этот документ...

Н. К.: Кто-то может не подписать Хартию, другие — подписать и не выполнять ее принципы. Хартии вообще может не быть. Принципиально важно желание большинства участников рынка и государства на высоком уровне двигаться в сторону повышения прозрачности бизнеса и его взаимоотношений с госструктурами.

Конечно, если отдельные компании смогут ввозить товар, не уплачивая положенные сборы и налоги, они получат явные ценовые конкурентные преимущества. И тогда пострадают все цивилизованные игроки. Но ведущие дистрибьюторы не намерены отдавать рынок тем его участникам, которые не соблюдают установленные правила, и намерены действовать таким образом, что злостные нарушители точно пострадают.

CRN/RE: Какие преимущества дает этот документ тем, кто его подписал?

Н. К.: В явном виде никаких. Подписание Хартии — это свидетельство желания компании работать в цивилизованном поле, улучшать условия ведения бизнеса и противодействовать нарушителям. Возможно, ФТС и ФНС как-то поощрят поддержавших данную инициативу, например возможностью участия в экспериментах по упрощению процедур. Но явно давать преимущества кому-либо они не имеют права.

CRN/RE: Почему, по вашему мнению, далеко не все компании хотят подписывать документ? С какими негативными последствиями могут столкнуться те, которые его не подписали?

Н. К.: Я не согласен с формулировкой «далеко не все хотят». По состоянию дел на начало мая мне известна лишь одна небольшая компания-дистрибьютор, однозначно отказавшаяся подписать Хартию. Конечно, есть еще те, кто пока не принял решение, но считать их отказавшимися нельзя.

Кроме того, повторюсь: важен не факт подписания, а желание работать по правилам. Явных нарушителей в первую очередь «не поймут» коллеги по рынку. А в случае постоянных нарушений могут не понять и госструктуры.

CRN/RE: Кто и как будет следить за выполнением принципов Хартии?

Н. К.: На сегодня уже созданы рабочие группы по видам товаров и вендорам. Поэтому поведение компаний на рынке уже контролируется. Коллегам хорошо видно, кто и как работает в своем сегменте. Разумеется, не во всех рабочих группах дела идут с одинаковой скоростью. Но важно, что есть положительная динамика.

CRN/RE: Какую силу имеет данный документ? Будет ли «продолжение», например в плане налаживания информационного взаимодействия между АПКИТ и государственными органами?

Н. К.: Хартия, по определению, не юридический документ. Это рекомендация, декларация добрых намерений. Это самоограничение в целях позитивных изменений в масштабах всего рынка.

Вопрос об информационном обмене обсуждается. Но это слишком деликатная тема.

Мы попросили ответить на два блока вопросов представителей тех компаний, которые подписали документ:

  1. Почему вы решили подписать «Этическую Хартию бизнеса в сфере дистрибуции и импорта ИКТ-оборудования»? Что этот шаг дает вашей компании?
  2. Какое значение имеет Хартия для ИТ-рынка? Чем грозит ИТ-рынку нежелание некоторых игроков ее подписывать? С какими негативными последствиями эти компании могут столкнуться?

Александр Алексеев, коммерческий директор ELKO Russia:

1. Это знаковое событие, отражающее внимание, которое государство уделяет развитию рынка информационных технологий. ELKO стала одной из первых компаний, подписавших Хартию на апрельском ИТ-Саммите в Ереване, организованном АПКИТ. Мы разделяем ответственность за российский ИТ-рынок и участвуем в его эволюции, стремясь сделать его более профессиональным. Более двух десятилетий ELKO занимается ИТ-дистрибуцией не только в России, но и в странах Восточной Европы и Балтии. Мы видим, что цивилизованный, с понятными правилами игры рынок — благо для всех участников цепочки продаж: от поставщика до конечного потребителя.

2. Мы надеемся, что в конечном счете выиграют все игроки. Наши клиенты обретают уверенность и большую прозрачность отношений с поставщиками, а также гарантии добросовестных приобретателей. Рынок выберет добропорядочных игроков, стремящихся лучшим образом удовлетворить потребности как корпоративных, так и розничных покупателей. И мы будем помогать в этом, чтобы избежать раскола и дестабилизации, к которым могут привести действия непорядочных игроков. Кто не с нами, тот против нас. С такими будем бороться всеми легальными методами с привлечением в случае необходимости заинтересованных органов. С этой целью в рамках АПКИТ создана этическая комиссия, которая уполномочена вести диалог с компаниями, не подписавшими Хартию или нарушающими ее. Эта комиссия наделена полномочиями передавать информацию о нарушителях в компетентные органы, но лишь в тех случаях, когда не удается договориться.

Дмитрий Алексеев, генеральный директор компании ДНС:

1–2. Непосредственной причиной появления Хартии стал переход различных государственных органов на так называемый отраслевой принцип. Идея в том, что органы хотят знать и понимать структуру, участников и потоки рынков. Отслеживать, насколько они «белы». Цифровая и бытовая электроника попали в «пилотный проект». Сейчас первая скрипка — ФНС, потом уже ФТС и Финмониторинг. При всех нюансах, надо признать, что этот подход верен.

Наш рынок, увы, все еще довольно «серый». Я по характеру своей работы не был связан с таможней и не особо разбирался в теме, но пришлось. При этом «серость» никому не нужна, на ней реально никто не зарабатывает, просто кормится много жуликов, далеких от индустрии.

Рынок не может обеляться «частями». Риски одного игрока транслируются на весь рынок.

Надо сказать, что «органы» в целом довольно цивилизованно подходят к проблеме, пытаются договариваться. Пока скорее настоятельно просят, нежели «рубят с плеча».

Хартия — это шаг навстречу, своевременная попытка самоочищения.

Отрасль здорово выиграет от такого «обеления».

Основные игроки это понимают и активно действуют в правильном направлении.

Лейла Гумбатова, заместитель генерального директора «Дистрибьюторской компании MICS»:

1. Наша компания одной из первых подписала и поддержала все инициативы, изложенные в Хартии. Мы всегда выступали за прозрачность в бизнесе и цивилизованную конкуренцию. Мы надеемся, что профессионализм участников рынка будет оцениваться исключительно по их знаниям и ориентированности на партнеров. На первый план еще более отчетливо, чем раньше, выйдут неценовые методы борьбы. Ключевыми компетенциями станут активная маркетинговая политика, правильная корпоративная культура, сервис и кредитные условия. MICS как дистрибьютор придерживается именно такой концепции бизнеса, и подписание Хартии позволит только повысить конкурентные преимущества компании. Недобросовестным же игрокам, которые могли лишь «профессионально» увеличивать свою долю на рынке за счет использования схем и путей «оптимизации», волей-неволей придется следовать установленным правилам.

2. ИТ-рынок вступил в новую и по-настоящему цивилизованную фазу своего развития. Не только государство, но и игроки ИТ-рынка выступают за соблюдение единых этических и правовых норм. Это, наверное, главное достижение Хартии. Все большее количество компаний, и не только большие и известные, начинают поддерживать данные инициативы, так как для многих наших партнеров такие критерии, как прозрачность, ответственность, репутация и долгосрочная работа, являются определяющими в бизнесе.

Безусловно, в этот, пока еще переходный, период найдутся и такие, которые будут пытаться работать недобросовестно. Но мы уверены, что долго так продолжаться не будет. Неоправданные риски никому не нужны. Партнеры-дилеры обязательно в скором времени придут к тому, чтобы закупать исключительно «правильный» товар.

Алексей Калинин, президент OCS:

1. Не все еще понимают, что рынок переживает переломный момент, что есть два пути — в никуда или в большую прозрачность бизнеса. И ни один из крупных игроков не хочет оставаться в прошлом. Сером, облачном прошлом. Этот сленг используется абсолютно сознательно, это для тех, кто в теме. Бизнес и государство не так часто «дружат», но это тот случай, когда есть не просто общий вектор, а сильное желание тех, кто определяет погоду на рынке (и со стороны власти, и со стороны бизнеса), сделать качественный скачок в «белизну», и самое главное — обратной дороги нет. ФНС реализует продуманную долгосрочную программу по драматическому изменению прозрачности бизнеса и повышению собираемости налогов. При этом ФНС занимает позицию своеобразного регулятора рынка. Служба в первую очередь нацелена на то, чтобы, грамотно и скрупулезно оперируя подобранными аналитическими материалами, вступить в диалог с крупным бизнесом и направить его в цивилизованное русло, а потом большие игроки поведут за собой остальных. Хартия — это часть процесса самоорганизации. И конечно, OCS ее подписала.

2. Мы все отдаем себе отчет в происходящем сегодня. То, что вчера было нормой рынка и признавалось рынком возможным и легальным — хотели этого конкретные игроки или нет, — сегодня таковым уже не является. И это происходит в мире не в первый раз. Из мирового бизнеса уходят офшоры, например. Банки требуют такой степени прозрачности, которую невозможно было представить еще два-три года назад. С первого января этого года изменилась система сдачи отчетности по НДС, и ФНС получила возможность проследить изменение цены по каждой единице товара от границы до конечного покупателя, увидеть, в каком объеме были заплачены налоги, а также где «потерялась» добавленная стоимость и прибыль. Надо понимать, что налоговые органы получили беспрецедентно мощный инструмент контроля над «налоговыми уклонистами». После того как были введены новые правила предоставления отчета по НДС, предусматривающие сдачу книги продаж, ФНС начала собирать массив данных по всем сделкам между субъектами бизнеса в России. Для того чтобы проанализировать, насколько налогоплательщики добросовестны, больше не нужны запросы, это можно делать автоматически. Бизнес вынужден отреагировать на эти изменения.

Тех, которые осознают это вовремя, государство поддержит. Ну а что касается остальных... Они столкнутся с противодействием в квадрате. Я имею в виду перешедших на новые рельсы и больше не желающих мириться с тем, что от них «откусывают» бизнес за счет «левых» схем, и государство, которое в лице ФНС уже доказало, что умеет делать свое дело.

Мы убеждены, что государство и бизнес, в первую очередь крупный, должны уметь вести диалог. Речь не идет об обмене мнениями между налоговым инспектором и бухгалтером. Чем выше уровень диалога, тем полезнее он даже не для конкретной компании или человека, тем он важнее и для отрасли в целом, и для государства. Именно так создаются концепции, определяющие будущее.

ФНС продемонстрировало ИТ-сообществу достаточно жесткую позицию, основанную на глубоком понимании реалий рынка, с одной стороны, а с другой — открытость и готовность слушать и слышать, когда мы говорим о проблемах бизнеса. Поэтому очевидно, что игра по правилам становится единственной возможностью ведения успешного бизнеса.

Сергей Расколов, генеральный директор компании MERLION:

1. Мы не просто приняли решение подписать Хартию. Можно сказать, компания MERLION стояла у истоков создания документа, была одним из генераторов этой идеи и координатором процесса проработки, в котором участвовали представители как бизнеса, так и регуляторов. Мы очень давно, еще с 2008 г., начали постепенно продвигать идею, что само бизнес-сообщество должно стремиться регулировать правила игры, делая конкуренцию более прозрачной, а правила — общими для всех.

Поэтому для MERLION факт опубликования Хартии и поддержка этого документа другими крупными игроками стали подтверждением того, что российский рынок наконец выходит на новый уровень развития — на тот этап, когда бизнес-сообщество заинтересовано в первую очередь в стабильности и в своей положительной репутации, а не в скорейшем извлечении прибыли всеми возможными путями. В такой ситуации первоочередную ценность для инвесторов и партнеров приобретает открытость компании по отношению к регуляторам, а не взрывной рост отдельных показателей, достигнутый сомнительными способами. Нас как одного из старейших дистрибьюторов, обладающего огромным продуктовым портфелем и одним из самых мощных и стабильных каналов, это в определенной степени защищает от конкуренции со стороны проектов-«пузырей» и непрозрачных структур, которые, появляясь на непродолжительное время, пытаются заработать «легкие» деньги то в одном, то в другом сегменте рынка. Подписание данной Хартии — своего рода залог безопасности ведения бизнеса, нашего и наших партнеров.

2. Хартия дает ИТ-рынку (всем без исключения его участникам — от старейших компаний, история которых насчитывает не одно десятилетие, до стартапов) уверенность в том, что в современном российском «бизнес-клубе» принято играть по-честному, поэтому Хартия и называется этической. При этом важно понимать, как со временем этические нормы в молодом российском бизнесе меняются. В эпоху зарождения капиталистических отношений в стране мало кто из начинающих бизнесменов обращал внимание на полное и безусловное соблюдение законодательства. Оно менялось постоянно, причем не только формулировки, но и само отношение регуляторов к бизнесу. На законодательные нормы «свежеиспеченные» капиталисты смотрели как на что-то временное и неопределенное. Важнее были не отношения с законом, а отношения с властью и понимание того, чего именно она хочет от бизнеса и что ему позволяет. Регуляторы и законотворцы также учились жить и работать в рыночных условиях, пытаясь формализовать, оформить в виде понятных правил красивую идею «свободы предпринимательства». В зарождающейся бизнес-среде каждый действовал в меру своих моральных убеждений — кто-то строил заведомую пирамиду, зная, что рано или поздно обманет и покупателей, и поставщиков, и инвесторов. Другой, не загадывая далеко, пытался заработать как можно больше «здесь и сейчас». Но были и такие, которые стремились создать долговременный бизнес-проект, уделяя внимание репутации. И сегодня пришло то время, когда сложилась некая более или менее стабильная основа бизнес-сообщества, его костяк. Хорошо, что этот костяк составили компании, дорожащие своей репутацией, — старейшие игроки российского ИТ-рынка. Они проработали не один год, создавая не только бизнес-проекты, но и сам рынок, формируя отношение партнеров и заказчиков к качеству товаров, услуг, к исполнению взаимных обязательств.

Что ждет тех, кто не согласен с правилами Хартии? Им будет все менее комфортно находиться в бизнес-среде. Они постепенно станут изгоями. Это логично — если ты хочешь жить по своим, а не по общепринятым правилам, ты не можешь считаться членом не только бизнес-элиты, которая первой подписала Хартию, но и банально называться «бизнесменом». Само существование Хартии подчеркивает, что, только играя по-честному, бизнесмен может пользоваться авторитетом и поддержкой среди коллег. Многие люди, задумываясь о собственном бизнесе, уже не хотят «играть в мафию», как в 90-х. Хартия вселяет в бизнесменов нового поколения надежду на то, что тот самый бизнес-клуб, в который они стремятся войти, — это сообщество цивилизованных людей, готовых работать и на себя, и на свою страну.

Не секрет, что всегда найдутся те, кто попытается схитрить и обогнать коллег по бизнесу, «проехав по обочине», нарушив так или иначе таможенные или налоговые правила. Но сегодня отношение к таким бизнесменам в России поменялось. И будет и дальше меняться в худшую сторону. Это происходит во всем обществе: в метро стали значительно реже прыгать через турникеты, водители не едут по обочинам, объезжая пробки, — потому что так поступать стало неудобно. И в бизнесе уже неудобно нарушать правила, налоговые, таможенные и прочие. Мы все больше начинаем ценить и в себе, и в других не хитрость, а честность.

Самое приятное и, может быть, самое важное — процесс оздоровления общества, в том числе и бизнес-среды, продолжается, несмотря ни на какие кризисы. Хартия — это знак, важное подтверждение того, что формирование цивилизованного рынка в России идет в правильном направлении.

Константин Шляхов, генеральный менеджер компании «Марвел-Дистрибуция»:

1—2. Я считаю, что основным двигателем данного процесса стало введение с 1 января 2015 г. обязательного для всех компаний предоставления налоговых деклараций в электронном виде. Это «новшество» существенно облегчило выявление различных вариантов минимизации налоговых выплат. Импортерам пришлось серьезно задуматься о том, чтобы начать ввозить товар правильно, а не искать различные «лазейки». Я надеюсь, что все участники процесса рассматривают сложившуюся ситуацию именно с этой точки зрения. И именно поэтому они и подписали Хартию, договорились жить честно.

Напомню, Хартия не является юридическим документом. Формально ее подписание не влечет для участников никаких юридических последствий. Но мы рассматриваем ее как первый шаг к большей цивилизованности ИТ-рынка и надеемся, что в ближайшем будущем появятся и другие документы, которые окажут более существенное влияние на его игроков.

В связи с вышесказанным возникает вопрос: почему же одни подписывают данный документ, а другие нет? Потому что на ИТ-рынке (в отличие, например, от автомобильного или от рынка бытовой электроники) работает очень много компаний, и как следствие, процессы перехода в новое, цивилизованное состояние идут очень медленно.

Дело в том, что для тех компаний, которые и так исправно платят налоги, подписание Хартии пойдет на пользу, так как позволит очистить наш рынок от еще одного фактора недобросовестной конкуренции. А вот для тех игроков, единственный Value которых заключается в умении не доплачивать налоги, поворот в эту сторону станет болезненным. Поэтому сейчас они пытаются бороться за то, чтобы все осталось как прежде, и всячески противодействуют начавшимся изменениям. При этом ни один руководитель компании никогда не скажет открыто, что он против уплаты налогов, то есть игра идет «втемную»: часть участников рынка просто тихо саботируют процесс, пытаются увести его в сторону и т. д.

Но мне кажется, что подписание Хартии теми компаниями, которые пока этого не сделали, — всего лишь вопрос времени. И все дальнейшие действия — это поле деятельности АПКИТ, которая, как я надеюсь, теперь уже будет разрабатывать практические шаги по взаимодействию с ФНС.

В отличие от многих предыдущих «договоренностей», которые всеми одобрялись, а потом нарушались, Хартия — очень жизнеспособная инициатива. Дело в том, что ситуация кардинально изменилась, и этот документ — не просто договоренность отдельных игроков рынка. Пора отдавать себе отчет, что в нашем государстве существует определенная налоговая политика. Значит, все компании делятся на тех, которые исправно платят налоги, и тех, которые уклоняются. Если ты из последних — будь готов платить штрафы или даже закрывать компанию. И увязывать этот процесс с появлением Хартии, мне кажется, не стоит. Хартия — всего лишь один из инструментов ускорения перехода к цивилизованному рынку.

Если продолжать перечислять отличия нынешней ситуации от того, что было раньше, то самое главное состоит в том, что сейчас участники рынка видят активную позицию ФНС. Пришла новая команда, которая настроена, во-первых, на взаимодействие как с отраслевой ассоциацией, так и с добросовестными налогоплательщиками, и во-вторых, на изменение уже сложившейся практики. Надо сказать, что ИТ-рынок не первый, на который ФНС обратила свое внимание, и далеко не последний.

Сейчас многие считают, что, мол, принятие Хартии и необходимость выполнять ее положения станут причиной нового повышения цен на ИТ-товары. Так вот, я абсолютно уверен, что изменение курса рубля повлияло на рост цен для конечных потребителей гораздо сильнее, чем наведение порядка в налоговой сфере.

Другой вопрос — получение игроками, не соблюдающими положения Хартии, некоего ценового преимущества при работе с партнерами. И это действительно имеет место. Я согласен с тем, что если компания принимает осознанное решение "оптимизировать" какие-то налоги, то изначально она получает определенные ценовые преимущества по сравнению с теми, кто платит все исправно. Но как уже говорилось выше, я надеюсь, что все подписывали Хартию не просто для того, чтобы показать, какие мы хорошие, а для того, чтобы она могла стать «кнутом» для тех, кто не хочет вести себя честно по отношению к государству. Я думаю, такая «удобная» для некоторых практика долго не может существовать. Игроки рынка прекрасно видят, кто и как ввозит товар, а значит, оценить, насколько эта компания является добросовестным налогоплательщиком, не составит никакого труда.


Версия для печати (без изображений)