Утром 9 февраля компания НР сообщила, что Карли Фиорина ушла с поста председателя совета директоров и главного управляющего НР.

«Я сожалею о том, что у нас с советом директоров возникли разногласия по поводу реализации стратегии развития компании НР, но не могу не подчиниться принятому решению, — заявила Фиорина. — НР — замечательная компания, и я желаю всем ее сотрудникам больших успехов в будущем».

Временным и. о. главного управляющего компании назначен финансовый директор Роберт Уэйман, ветеран НР с 36-летним стажем, а председателем совета директоров без исполнительных полномочий — Патриция Данн, один из директоров HP.

Новые руководители компании заявили, что немедленно приступают к поиску нового главного управляющего и что в ближайшее время никакие другие изменения в верхнем эшелоне и в структуре НР не планируются.

Что сделала Карли Фиорина и чем мог быть недоволен совет директоров НР?

Всего за две недели до отставки Фиорины НР официально опровергла слухи о намерении перераспределить полномочия в руководстве компании, передав часть ее обязанностей трем другим топ-менеджерам, чтобы повысить гибкость и оперативность управления компанией. В то же время отставка главы НР была «немедленной», т. е. состоялась в тот же день. Столь «скорый суд» по отношению к первому лицу крупнейшей корпорации, совершенный в промежутке между собраниями акционеров (ежегодное собрание акционеров НР намечено на 16 марта), совершенно нехарактерен для корпоративной Америки и свидетельствует о том, что конфликт в руководстве весьма серьезный, причем возникший не вчера, и что обе стороны уже исчерпали возможности компромисса.

Даже Уолтер Хьюлетт, сын сооснователя компании и бывший член совета директоров, в свое время решительно выступавший против слияния с Compaq, не ожидал столь быстрой отставки Фиорины. По его мнению, ей нужно было дать больше времени, чтобы доказать правильность своей стратегии.

Инвесторы встретили смещение Фиорины с одобрением: к концу дня 9 февраля курс акций НР на Нью-Йоркской бирже вырос на 6%. Так что можно сказать, что она дорого обходилась компании — снижала ее рыночную стоимость на несколько миллиардов долларов.

До прихода Карли Фиорины в НР в 1999 г. финансовые показатели компании в течение девяти кварталов подряд были ниже прогнозируемых. С помощью жестких мер, включая увольнение нескольких тысяч сотрудников, ей удалось ликвидировать убытки, в том числе в подразделении по выпуску ПК. Объем продаж НР за эти годы увеличился (в том числе благодаря покупке Compaq) примерно вдвое, достигнув 80 млрд. долл. в 2004-м финансовом году (закончился 31 октября).

Пожалуй, главное, чем запомнятся пять с половиной лет пребывания Карли Фиорины во главе компании, — многочисленные реорганизации*.

Самой громкой является, безусловно, состоявшаяся в 2001—2002 гг. покупка компании Compaq Computers за 19 млрд. долл. Собственно сделка, инициатором и главным мотором которой была Карли Фиорина, и последующее слияние двух огромных организаций, несмотря на все трудности, были проведены успешно. Объединенной компании удалось достигнуть запланированного показателя экономии на издержках и значительно увеличить объем продаж, в то же время существенно выросла ее зависимость от малоприбыльного рынка ПК. Сделка с Compaq до сих пор вызывает неоднозначные оценки.

Стоит вспомнить также несостоявшуюся попытку приобретения в 2000 г. — ради расширения высокоприбыльного консалтингового бизнеса и укрепления позиций в конкуренции с IBM — компании PriсewaterhouseCoopers (PwC) за 18 млрд. долл. Впоследствии IBM сама купила PwC за треть этой суммы.

В результате ряда реорганизаций, инициированных и довольно жестко проведенных Фиориной, была значительно упрощена система управления компанией (в частности, вместо существовавших ранее 83 самостоятельных подразделений осталось около 10), введена новая, более детальная система отчетности, изменена система компенсационных выплат и т. д. В ходе всех этих перетрясок многие менеджеры — добровольно или не очень — ушли из HP. Все это не могло не вызывать в компании недовольство.

Вероятно, сказывалось и различие корпоративных культур. Карли Фиорина была первым руководителем НР, пришедшим извне — из компании Lucent, для которой был характерен унаследованный от AT&T формально-иерархический стиль управления. В то время как НР традиционно была весьма демократичной компанией, где во многом доминировали инженеры и дух исследовательской лаборатории, а отцы-основатели компании обедали вместе с другими сотрудниками.

Новые руководители НР не говорят о тех претензиях к Фиорине и разногласиях, которые послужили причиной ее отставки. В то же время аналитики, не скованные корпоративным этикетом, не раз критиковали ее, отмечая, что у компании нет собственного лица и четкой стратегии, и НР пытается сражаться на разных фронтах одновременно с Dell и IBM, что по ряду ключевых направлений бизнеса НР не удается стать лидером № 1, что НР не является столь же прибыльной, как ее основные конкуренты, что бизнес развивается рывками и т. д.

Кто возглавит НР?

Поиски нового руководителя займут, скорее всего, несколько месяцев, и пока аналитики и консультанты по корпоративному управлению, не осмеливаясь делать какие-либо прогнозы или давать советы, выдвигают лишь самые общие предположения о том, кто мог бы в будущем встать во главе компании, выделяя три круга претендентов.

Первый круг — это действующие топ-менеджеры НР. Выбор одного из них свидетельствовал бы о преемственности руководства и был бы выигрышным в имиджевом плане. В этой связи первым претендентом называют 50-летнего исполнительного вице-президента Виомеша Джоши, ветерана НР с 24-летним стажем. В течение нескольких лет он возглавлял Imaging and Printing Group (IPG), самое прибыльное подразделение НР, а в середине января стал руководителем нового подразделения Imaging and Personal Systems Group (IPSG), которое объединило IPG и Personal Systems Group (PSG), занимающееся продажами ПК, рабочих станций и персональных устройств хранения. Есть шансы также у Энн Ливермор, другого исполнительного вице-президента НР, возглавляющей подразделение Technology Solutions Group, которое отвечает за предоставление услуг — приоритетное сейчас для компании направление бизнеса, как неоднократно заявляли ее руководители.
Второй круг, самый многочисленный, — топ-менеджеры других ведущих компаний в сфере ИТ и телекоммуникаций.

Среди них называется, в частности, Майкл Капеллас, бывший главный управляющий Compaq. После слияния Compaq—НР он был назначен президентом НР, но в конце 2002 г. покинул этот пост и возглавил телекоммуникационную компанию MCI. На днях стало известно, что ее купила другая телекоммуникационная компания Verizon Communications. Если сделка действительно состоится, то Капеллас, возможно, будет свободен. Эксперты считают его очень эффективным менеджером, который способен адаптироваться к разным корпоративным культурам. Однако, с точки зрения имиджмейкеров, это был бы очень неблагоприятный вариант, учитывая кратковременное — вопреки достигнутым при слиянии договоренностям — пребывание Капелласа в НР. «Да, он эффективный менеджер, — говорит Стефен Мадер из кадрового агентства Christian & Timbers, которое и привело Фиорину в HP, — но именно он продал НР те проблемы, с которыми она сейчас борется».

В этот круг входят и несколько топ-менеджеров IBM, начиная со старшего вице-президента Джона Джойса, возглавляющего сейчас подразделение IBM Global Services. Учитывая стремление НР значительно усилить направление услуг и даже сразиться на этом поле «на равных» с IBM, такой выбор был бы весьма уместен. Как говорит аналитик Meta Group Ник Галл, лучший способ победить IBM — это увести у них ключевого игрока.

В числе потенциально возможных претендентов называются и такие персоны, как Эд Зандер, главный управляющий компании Motorola, а в прошлом президент Sun Microsystems, а также, как это ни неожиданно, президент и главный управляющий Dell Кевин Роллинс. Некоторые консультанты по найму топ-менеджеров считают его даже наилучшей кандидатурой, признавая, правда, что переманить Роллинса было бы очень трудно.

Наконец, третий круг — это топ-менеджеры из компаний других отраслей. Консультанты напоминают пример IBM: в 1993 г., в труднейший для корпорации период, на пост председателя совета директоров и главного управляющего был приглашен Луис Герстнер, возглавлявший в то время RJR Nabisco — гигантскую компанию по производству продуктов питания и табачных изделий. Герстнеру удалось тогда преобразовать неповоротливую, терпящую убытки, теряющую лучших людей корпорацию в гибкую и прибыльную компанию. На перестройку IBM у него ушло пять лет. Тогда, кстати, поиск нового руководителя занял лишь два месяца.

Что может произойти с НР уже в этом году?

Как было объявлено сразу же после отставки Карли Фиорины, никакие структурные изменения в ближайшее время не планируются. Однако на самом деле вопрос о возможной реструктуризации НР обсуждается уже в течение нескольких месяцев и, безусловно, будет стоять на повестке дня после назначения нового руководителя компании.
Главную проблему, которую придется ему решать, можно сформулировать так: смещение фокуса деятельности НР в сторону более прибыльного бизнеса.

«Стратегически НР находится сейчас на интересном перепутье», — считает аналитик Forrester Research Фрэнк Джиллет, отмечая, что в отличие от ее главных конкурентов — Dell и IBM, — у компании пока нет четкой бизнес-стратегии и что новому руководству, скорее всего, придется ее вырабатывать.

«Продавать через одну дверь МР3-плееры iPod, а через другую помогать корпорации Procter & Gamble управлять ее ИТ-инфраструктурой как-то не очень совмещается в одной компании, если только это не конгломерат наподобие General Electric», — говорит Крис Фостер, аналитик Technology Business Research.

Компания должна либо добиться большей синергии имеющихся у нее бизнесов, либо разделить их, полагает Ник Галл из Meta Group.

Поэтому в долгосрочной перспективе у руководства НР есть три пути: сохранить единую компанию, повысив эффективность существующих бизнесов; разделить компанию на части; приобрести другую компанию (компании), чтобы существенно увеличить масштабы своих наиболее прибыльных бизнесов — в области печати и/или услуг.

В рамках первой стратегии наибольшую озабоченность вызывает подразделение Customer Solutions Group (CSG), отвечающее за производство и продажи серверов и систем хранения данных. В последнем финансовом году (закончился 31 октября) при обороте более 15 млрд. долл. его прибыль составила всего 172 млн. долл., а в III квартале оно и вовсе было убыточным (—208 млн. долл.). По оценкам экспертов, валовая прибыль в этом сегменте рынка ИТ составляет примерно 35—40%, однако огромные и далеко не всегда оправданные расходы съедают прибыль CSG.

По мнению ряда финансовых аналитиков с Уолл Стрит, будучи разделенной, НР стоила бы дороже, чем оставаясь единой. Так, по оценке Эндрю Нэффа из Bear Stearns, в случае разделения на две части (принтерный бизнес и все остальные направления) компания стоила бы 22—25 долл. за акцию, в то время как в нынешнем состоянии лишь 16,5—18 долл. за акцию, что значительно ниже текущих котировок на начало февраля. Лаура Конильяро из Goldman Sachs дает еще более высокую оценку: в случае разделения НР стоила бы 27—28 долл. за акцию, причем стоимость только принтерного бизнеса составила бы более 20 долл. за акцию.

Действительно, подразделение IPG, которое иногда называют «жемчужиной» НР, в прошлом финансовом году принесло компании более 75% всей прибыли, хотя на него приходится лишь около 30% объема продаж.

Как сообщила в декабре 2004 г. Карли Фиорина, в совете директоров НР уже трижды обсуждалась возможность разделения компании, однако каждый раз такое предложение отклонялось. Сама она также высказывалась против него, мотивируя стремление сохранить НР как единую компанию теми значительными преимуществами, которые дает продажа широкого спектра продуктов и услуг из одних рук.

Чаще всего эксперты рассматривают возможность разделения НР на две части, причем упоминается две схемы. Согласно первой схеме, в центре бизнеса одной компании будет находиться самое прибыльное ее принтерное направление, а другая займется серверами, системами хранения данных, а, возможно, и ПК. Другая схема разделения такова: одна вновь образованная компания ориентируется на корпоративный рынок, другая — на потребительский рынок.

По некоторым сведениям, в НР рассматривалась также возможность приобретения компании Eastman Kodak или Xerox. Рыночная стоимость первой из них составляет сейчас около 10 млрд. долл., второй — более 14 млрд. долл., и с чисто финансовой точки зрения такая покупка была бы НР вполне по силам. Однако Роберт Уэйман, временный главный управляющий, опроверг эту информацию.

Первые отзвуки в канале

Как сообщил CRN/США Роберт Уэйман, никаких изменений в политике продаж НР не произойдет и компания по-прежнему привержена сотрудничеству с каналом сбыта.

Тем не менее внезапная отставка главы НР — вслед за чередой недавних реорганизаций и перестановок в руководстве основных подразделений — не может не вызывать озабоченность партнеров в канале сбыта. Прежде всего их волнуют возможные в скором будущем, после назначения нового главы компании, очередные организационные изменения в НР. Отставка Карли Фиорины и возможное влияние этого события на канал сбыта наверняка станут одной из основных тем обсуждения на ежегодной встрече партнеров НР Americas Partner Conference, которая проходит в середине февраля в Лас Вегасе.

Редакция CRN/RE будет возвращаться к событиям в НР в ближайших номерах.

По материалам CRN/США и других зарубежных изданий

* В числе совсем недавних событий отметим слияние подразделений IPG и PSG в январе 2005 г. (см. CRN/RE № 1/2005, с.1), увольнение в августе 2004 г. трех не справившихся с квартальным планом топ-менеджеров подразделения Customer Solutions Group (см. CRN/RE № 16/2004, с. 27), реорганизацию весной 2004 г. с созданием единой структуры по работе с каналом (см. CRN/RE № 9/2004, с.12).


Версия для печати (без изображений)