Практически каждый разговор о состоянии и перспективах электронной торговли в России заканчивается печальной констатацией факта: отсутствует необходимая законодательная база. В феврале в Государственную Думу был внесен очередной, уже четвертый проект федерального закона «Об электронной торговле». Год назад подобный законопроект был отклонен депутатами ввиду его кажущейся бесперспективности — народные избранники, видимо, решили, что поскольку электронной торговли у нас почти нет, то и говорить не о чем.

Действительно, лишь 1% общего розничного товарооборота в России получен за счет операций, осуществляемых через Интернет. В США эта цифра приближается к 15%. Тем не менее объем рынка электронной торговли в нашей стране, по данным Национальной ассоциации участников электронной торговли (НАУЭТ), уже превышает 3 млрд. долл. Несмотря на пробелы в законодательстве, электронная торговля развивается, хотя, возможно, не так динамично, как могла бы. Антон Никольский, исполнительный директор НАУЭТ, уточнил, что в 2004 г. объем электронной торговли в России вырос примерно на 40%, причем в розничном сегменте электронный оборот достиг 662 млн. долл., а в оптовом — 442 млн. долл. Для сравнения: в Европе соотношение розничной и оптовой торговли в Сети составляет примерно 1:4. И если у нас Интернет-магазины, онлайновые продажи компьютерной и офисной техники, ПО, туристических путевок и услуг по оформлению страховок стали привычными, то электронные торговые площадки (ЭТП) крупных предприятий пока остаются экзотикой. Связано это в значительной мере с законодательной базой. В розничной торговле продавцы и покупатели вполне обходятся существующими законами, а вот отношения между предприятиями на этой основе построить не удается. Формально все сделки на ЭТП остаются незаконными и признаются сторонами лишь до первого конфликта. Не решен вопрос о легитимности «электронных документов».

При подготовке последнего законопроекта использовались рекомендации UNCITRAL (Комиссия ООН по законодательству в области международной торговли) и директивы Европейского союза «Об электронной торговле», в соответствии с которыми многие страны уже приняли необходимые нормативные акты. Но предложенный законопроект вряд ли поможет решить российские проблемы. Хотя бы потому, что в нем дается определение только «электронного сообщения», а не «электронного документа». Проекты законов «Об электронном документе» и «Об электронном документообороте» еще ждут своего часа.

Возможно, поэтому руководитель Комитета по информационной политике Государственной Думы Валерий Комиссаров (фракция «Единая Россия») напомнил об очаге и горшке с похлебкой, нарисованных на холсте в каморке папы Карло: «виртуальный очаг» только демонстрирует, как варится похлебка, но на самом деле ее не варит.

Версия для печати (без изображений)