Компания IBM по праву считается флагманом индустрии ИТ. На протяжении многих лет вендор был и остается «законодателем мод» для всего ИТ-рынка. Сейчас компания переживает этап очередной серьезной трансформации, меняя структуру бизнеса и основные приоритеты. О важнейших тенденциях на ИТ-рынке, о новых приоритетах и перспективах новых технологий рассказывает в интервью CRN/RE генеральный директор IBM в России и СНГ Андрей Филатов.

CRN/RE: Индустрия ИТ быстро меняется. И за последние несколько лет в структуре и бизнесе мировых грандов отрасли также произошли кардинальные преобразования. Что сегодня представляет собой компания IBM? Каковы ваши основные стратегические цели и приоритеты?

Андрей Филатов: Не без гордости напомню, что компания IBM по праву считается одним из основателей ИТ-рынка, а в наших лабораториях было рождено огромное количество технологий, которые по сей день актуальны и являются основой многих продуктов и решений. Как бы не менялись экономическая ситуация и конъюнктура рынка, главным приоритетом для IBM были и остаются поиск новых технологий и новых направлений развития отрасли ИТ.

В этом мы видим свою миссию — быть самым передовым, самым крупным и самым авторитетным научно-исследовательским центром ИТ-индустрии. Именно поэтому мы относимся к информационным технологиям как к науке, вкладывая в ее развитие большие средства. IBM обладает самой крупной в мире негосударственной сетью исследовательских центров, ежегодно компания инвестирует в НИОКР порядка 6 млрд. долл. И мы строим свое развитие на тех инновациях, которые сами же и создаем.

Сегодня на наших глазах происходит, пожалуй, самая серьезная трансформация не только ИТ-рынка, но и всей мировой экономики. Причина тому — урбанизация, развитие Интернета, коммуникаций, мобильной связи, облаков, социальных сетей. В результате меняются как поведение людей, так и задачи, которые стоят перед компаниями из традиционных секторов экономики. Очевидно, что все это немедленно отражается на рынке ИТ, и мы стараемся быстро реагировать на все новые вызовы.

CRN/RE: IBM — не единственный высокотехнологичный игрок рынка ИТ. Но на фоне других компаний вы выглядите безусловным лидером. В этом причины вашего успеха?

А. Ф.: Действительно, за свою многолетнюю историю мы видели много перспективных и успешных компаний, имевших большой научный и технологический потенциал. Но у многих из них коммерческий взлет был недолгим, и они быстро растеряли свою некогда солидную долю на рынке. Ведь финансирование исследований — это дорогое удовольствие, к тому же не обещающее быстрой отдачи. А коммерческий успех важен, он нужен всегда, его никто не отменял. Акционеры хотят получать дивиденды. Любая компания — это коммерческая структура, и ее финансовые показатели должны соответствовать ожиданиям инвесторов.

В этом смысле позиции IBM уникальны. Нам удается охватить много разных рыночных ниш, и в то же время мы осознанно отказываемся от тех направлений, где технологии переходят в разряд «коммодити». В частности, не тратим силы на создание и продвижение продукции для конечных пользователей. Норма прибыли в этом сегменте невысока, и на первый план в нем выходят совершенно другие технологии, например в логистике и оптимизации производства, а доля НИОКР относительно мала.

CRN/RE: Каковы сегодня главные тенденции на ИТ-рынке и как ваш бизнес к ним адаптируется?

А. Ф.: Огромное поле деятельности открывается благодаря развитию средств аналитики. Сейчас уже можно смело говорить о том, что данные — это новый «природный ресурс», и его значимость для отдельных видов бизнеса и для всего человечества стремительно опережает значимость традиционных природных ресурсов — нефти, газа, леса, полезных ископаемых и т. д. В ряде отраслей и компаний данные уже превратились в критически важное средство ведения бизнеса. Компаниям стало не безразлично, кто этими данными владеет и распоряжается и как они используются для анализа деятельности и управления бизнесом. В чем здесь ценность аналитики — она превращает данные в информацию. Грань между этими двумя понятиями тонкая, но, образно говоря, информация — это данные, которыми можно пользоваться. Другими словами, информация — это полезная выборка из большого массива данных, помогающая принимать решения и получать пользу.

Еще одна значимая тенденция наших дней — стремительная «коммодитизация» рынка. До недавнего времени структура производства и спроса была простой и очевидной: с одной стороны — гаджеты и потребительские товары, а с другой — корпоративные продукты, такие как серверы, СХД, телекоммуникационное оборудование. Но сегодня мы видим, что корпоративные продукты все больше и больше превращаются в потребительские товары. При этом традиционные гаджеты сами по себе большой ценности для корпоративного использования не имеют. Нужна платформа и определенные технологии, чтобы они работали и были полезными.

Поэтому сегодня мы условно делим ИТ-рынок на сегмент «коммодити» и платформ. На потребительском сегменте, как я уже говорил, IBM не фокусируется. Наш приоритет — область платформенных решений. При этом наши специалисты хорошо разбираются в специфике разных индустрий. Например, решения по аналитике для банков и для металлургических корпораций не похожи друг на друга. Используется один и тот же инструмент, но обрабатываются и анализируются разные массивы данных. Следовательно, знания о конкретных отраслях в наше время становятся критически важными. Это важная особенность IBM — мы очень серьезно «вкладываемся» в индустриальную экспертизу. У нас создана специальная команда Industry Solution Sales Team, задача которой — собирать и накапливать экспертизу в различных областях. Используя накопленные знания, IBM уже сейчас разрабатывает готовые предложения для конкретных секторов экономики. А наши специалисты помогут заказчику понять, какую пользу принесет наше решение его бизнесу, и помогут при реализации проектов.

CRN/RE: Так что же такое нынешняя IBM?

А. Ф.: Мы трансформируемся в компанию, которая четко сфокусировалась на разработке и реализации решений в области самых современных технологий — облачные вычисления, аналитика, безопасность, мобильные решения, социальное взаимодействие. Фактически я назвал основные технологические направления деятельности нашей компании.

Если посмотреть на коммерческое применение наших технологий, — это адаптация вышеперечисленных решений для различных секторов экономики с фокусом на решения по повышению эффективности работы и снижения издержек.

Ценность IBM, в том числе и в развитии партнерских отношений, причем как на глобальном уровне (партнерство с Apple, Facebook, Twitter, SAP и т. п.), так и на локальном уровне, что позволяет предлагать заказчикам наиболее оптимальные возможности по реализации решений.

CRN/RE: Какие области имеют для IBM ключевое значение?

А. Ф.: Они традиционны и одинаковы для большинства вендоров. Это финансовый сектор, банки, кредитные организации, страховые компании, компании нефтегазовой отрасли, государственные учреждения и предприятия, наука и образование. В последнее время заметно выросла доля промышленных компаний.

Следующий пласт наших клиентов — жилищно-коммунальное хозяйство, крупная розница, городские коммуникации — водоканал, электрические сети, телекоммуникации.

Самый крупный сектор — финансовый. Второй, не менее важный — государственные организации. Правда, в последнее время его доля сокращается. Причина тому — снижение курса рубля и сокращение бюджетов. Запросы у заказчиков стали намного скромнее. Меньше закупают «железа», ПО, сервисов. В свою очередь, мы тоже вынуждены корректировать и пересматривать сервисные контракты, потому что бюджеты не позволяют сохранить их на прежних уровнях. Наша задача — помочь нашим заказчикам пережить тяжелые времена. Но я уверен, что это временные трудности и уже в следующем году рынок начнет «оживать».

День сегодняшний важен для нас тем, что мы фактически создаем новый рынок. До последнего времени заказчики считали IBM продуктовым вендором. Традиционной продукцией были серверы, СХД, лицензии на ПО. Сейчас меняется вся парадигма нашей работы. Если раньше нашими основными заказчиками и партнерами были директора ИТ-департаментов, то сейчас вопросы внедрения и применения наших решений мы обсуждаем с топ-менеджерами компаний.

Например, решения по аналитике и Big Data мы можем предложить нескольким руководителям компании-заказчика — финансисту, маркетологу, директору по продажам. Всем им необходимо анализировать большие объемы данных, но каждый должен получить свой отчет, свои выводы.

В числе наиболее перспективных направлений работы мы называем платформу Bluemix. Изначально она была разработана в IBM исключительно для внутреннего использования, а сейчас мы предлагаем ее на рынке. Bluemix — это платформа для разработки, позволяющая разрабатывать решения SaaS за считанные дни. Не надо ничего программировать, не нужен большой штат разработчиков. Нужен новый сервис? С платформой Bluemix его можно быстро разработать и применить. Создание нового сервиса или расширение функциональных возможностей ИТ-инфраструктуры становится не программистской задачей, а задачей настройки. Все нужные функции можно собрать как в конструкторе. Система сама доделает все остальное.

Очевидно, что Bluemix открывает новые возможности для сотрудничества с провайдерами облачных услуг. Сейчас эти компании сетуют на то, что у них покупают только базовые сервисы. Конкуренция высокая, предложений много и большой прибыли нет. Все поставщики облачных услуг заинтересованы в том, чтобы предлагать высокоуровневые сервисы. Идеи, заложенные в Bluemix, быстро завоевывают популярность, и данное направление будет одним из главных для нас в течение ближайших нескольких лет. Здесь у нас почти нет конкурентов.

Отдельная тема, привлекающая повышенное внимание, — социальные сети. Данный феномен открыл большой пласт особенностей человеческого взаимодействия, которые обладают потрясающей эффективностью. Если эти технологии перенести в бизнес, мы получим колоссальные возможности. Сразу же повысится эффективность работы географически распределенных команд. Мы видели популярность ICQ — как только появился этот мессенджер, все стали им пользоваться. Но потом возникли проблемы с безопасностью, вирусами и спамом. Позже появился Skype, потом «Одноклассники», ВК, Facebook и т. п., которые завоевали колоссальную популярность. Однако во многих крупных компаниях корпоративные стандарты по безопасности не позволяют пользоваться открытыми социальными сетями. Для бизнеса это может нести серьезные риски. Неизвестно, где хранится информация, кто ею распоряжается, могут ли злоумышленники получить доступ к конфиденциальной информации. Но уже очевидно, что такой способ взаимодействия очень полезен для бизнеса. И мы предлагаем решения, которые позволяют подобные контакты между сотрудниками вывести на новый уровень и дать людям возможности командной работы, которые при традиционных инструментах просто недоступны.

CRN/RE: Что представляет собой ваш канал сбыта? Поставляете ли вы продукты и решения напрямую?

А. Ф.: Все выпускаемое IBM аппаратное и программное обеспечение мы продаем через партнеров. Хотя есть некоторые крупные заказчики, которые согласны работать только напрямую с вендором. Как правило, с нами обсуждают условия сделки и цены. Разумеется, мы идем навстречу крупным клиентам, но даже в этом случае для партнеров есть работа. Они выполняют логистические функции, обеспечивая доставку оборудования и ПО. Кроме этого партнеры могут предлагать свои услуги по внедрению и интеграции решений, что, собственно говоря, и происходит.

Что касается сервисного обслуживания, то здесь несколько иная ситуация. Наши подразделения бизнес-консалтинга и технологических сервисов имеют прямые контракты с заказчиками, и эти контракты могут касаться как технического обслуживания, так и оказания консалтинговых услуг и услуг по внедрению наших решений. Но и в этой сфере есть обширное поле деятельности для партнеров, поскольку при реализации многих проектов мы их привлекаем на условиях субподряда или сами работаем на подряде у партнеров.

Я уверен, что без плотного взаимодействия с партнерами мы не сможем добиться успеха на рынке.

Сейчас мы работаем над непростым процессом «слияния» каналов по продаже ПО и «железа». Исторически эти каналы развивались по отдельности с использованием разных механизмов развития партнерской сети.

Сейчас же очевидна необходимость обеспечить партнерам доступ к комплексным решениям.

Не так давно у нас появился новый класс партнеров — поставщики облачных услуг. Мы считаем их весьма перспективными игроками. Ведь только в Москве на сегодня существует порядка 140 ЦОДов, а по стране их значительно больше. Еще один класс партнеров — разработчики ПО, особенно те, которые фокусируются на работе с банками и финансовыми организациями.

CRN/RE: Какой ущерб вашему бизнесу нанесли кризис, санкции, девальвация рубля? Отразилось ли это на сотрудничестве с российскими партнерами?

А. Ф.: Как международная компания, мы зависим от всех вышеперечисленных факторов. В нынешней ситуации наши продажи в долларовом эквиваленте в России сократились главным образом из-за девальвации рубля. Санкции тоже оказали влияние, но незначительное. Надо отметить, что объявленная государством политика импортозамещения, с одной стороны, осложняет ситуацию на рынке ИТ, а с другой стороны — дает возможность развития ОЕМ производства. Поэтому я с оптимизмом смотрю в будущее, так как убежден, что нашим технологиям найдется место в возрождающейся индустрии российского производства ИТ-систем. У нас очень богатый опыт реализации подобного взаимодействия в других странах, например в Китае. И мы развиваем эти направления и в России.

Ведь глобальная экономика сильно интегрирована и одновременно распределена, поэтому создавать изолированную отрасль в рамках одной страны не только не имеет смысла, но и невозможно. Приведу такой пример. Yotaphone разрабатывается в России, а производится в Китае. И это оправданный подход — не надо строить здесь заводы и конкурировать с китайцами. Правильнее сосредоточиться на разработке технологий, а производство отдать тому, кто лучше это умеет делать.

У IBM крупнейшая в мире сеть научно-исследовательских центров, поэтому мы будем создавать новые технологии быстрее и качественнее. Лучше мы будем развивать партнерство со Сколково и другими российскими научными центрами, чтобы ускорить обмен технологиями и создавать что-то новое. Наша позиция по этому вопросу абсолютно прагматичная. Мы открыты к научному обмену и не боимся, что технологии IBM когда-нибудь потеряют актуальность для российских компаний. Наша готовность сотрудничать с российскими научно-исследовательскими организациями — верный признак того, что мы уверены в перспективности такого партнерства.

Таким образом, наши ключевые заказчики и организации продолжают с нами активно взаимодействовать. Их бюджеты в долларовом исчислении сократились, но мы стараемся минимизировать потенциальные риски для бизнеса наших заказчиков, чтобы не прерывалось сервисное обслуживание и сохранилась живучесть информационных систем.


Версия для печати (без изображений)