На состоявшемся в Москве в апреле весеннем форуме SAP главный управляющий компании Хеннинг Кагерманн представил результаты глобального исследования «Бизнес 2010. Корпоративный взгляд на будущее бизнеса», проведенного агентством Economist Intelligence Unit при спонсорской поддержке SAP.

В ходе исследования было опрошено более 4 тыс. руководителей государственных и частных компаний из 23 стран мира, в том числе 202 российских менеджера. Опросы проводились по телефону и с помощью электронной почты. Исследователи постарались охватить различные аспекты бизнеса. Обсуждаемая проблематика — источники конкурентной угрозы, наиболее выгодные стратегии, возможности роста компаний и др. Кроме того, рассматривались особенности бизнес- и ИТ-архитектур, которые, как ожидается, сформируются к 2010 г., и их влияние на ИТ-индустрию.

Комментируя результаты опроса, Хеннинг Кагерманн отметил, что одна из доминирующих тенденций — стремление компаний к консолидации и специализации. Он подчеркнул, что привычные производственные цепочки со временем будут дробиться на более мелкие фрагменты, а каждая крупная специализированная компания займет свое место в гибком и адаптивном сообществе игроков рынка. Например, в энергетической отрасли уже появились специализированные компании по производству электроэнергии, ее передаче и распределению, а также компании, занимающиеся сбытом и сервисом. При этом следует учесть, что модели их деятельности должны легко изменяться в зависимости от требований клиентов.

Учитывая грядущую консолидацию, 60% опрошенных назвали ее основной конкурентной угрозой, а 40% опасаются появления новых компаний и конкурирующих сегментов рынка. Неудивительно, что 60% респондентов считают специализацию и инновации в области бизнес-процессов наиболее удачной стратегией, помогающей выстоять в подобной ситуации, и лишь 40% выбирают диверсификацию бизнеса.

45% топ-менеджеров намерены внимательно следить за изменением поведения клиентов, приспосабливаясь к их новым требованиям, и 82% руководителей во всех секторах экономики считают, что в 2010 г. движущей силой бизнеса будет именно спрос, а не предложение. Другими словами, залогом успеха станет тщательное изучение всех потребностей клиентов и тесное взаимодействие с ними.

Хеннинг Кагерманн особо отметил пункт опроса, выявляющий источник конкурентного преимущества: судя по мнению большинства респондентов, преимущество определяется возможностью адаптации бизнес-моделей (54%), а не производством новых товаров и услуг (46%).

Но это средняя цифра. В США лишь 47% руководителей отдают предпочтение изменению бизнес-моделей, а 53% ратуют за новые продукты и услуги. Этот момент прокомментировал управляющий директор SAP в СНГ и Балтии Алексей Шлыков, предположив, что американцы уже перепробовали все бизнес-модели и не верят, что здесь можно изобрести что-либо стоящее, а на новые товары и услуги все же надеются.

Тем не менее глава SAP AG полагает, что консолидация и все более жесткая конкуренция вызовут необходимость оперативного реагирования и соответственно изменения бизнес-моделей. Но требуемых гибкости и скорости, с его точки зрения, можно добиться только с помощью совершенной ИС, поэтому «ИТ становятся стратегическим оружием для бизнеса».

Исследования также показали: 83% опрошенных считают, что изменять свой бизнес лучше всего именно с помощью ИТ, а 58% — что ИТ станет к 2010 г. средством конкурентной борьбы.

Анализ возможных бизнес-архитектур позволил предположить, что сети создания добавленной стоимости можно будет рассматривать как «набор относительно автономных организационных единиц, которые функционируют совместно в рамках общих принципов и соглашений на уровне сервисов». Отсюда, как считают в руководстве SAP, вытекает концепция сервисно-ориентированной архитектуры.

Кагерманн подытожил результаты исследования, подчеркнув, что в 2010 г. заказчики будут заинтересованы в партнере, способном предложить им платформу для поддержки постоянно развивающихся бизнес-моделей. Далее он представил вполне вероятную картину рынка корпоративных систем: несколько игроков, предлагающих платформы, и вокруг них — многоуровневые экосистемы различных компаний.

Глава SAP оперировал термином «applistructure», в основе которого лежит интеграционная платформа. Для SAP это NetWeaver, для IBM — WebShere, для BEA System — WebLogic. NetWeaver, по словам Кагерманна, призвана обеспечить интеграцию различных систем и приложений, создать единое информационное пространство между головным предприятием, подразделениями, филиалами и компаниями-партнерами. Сотрудники SAP называют NetWeaver «плетельщиком сетей», или «общей шиной», к которой подключаются различные сервисы и приложения.

Алексей Шлыков заметил также, что NetWeaver послужит толчком для создания новой платформы, назначение которой — работа с бизнес-процессами. Эта система должна появиться в конце года.

Ожидается, что новые платформы разительно изменят «лоскутное одеяло» многочисленных приложений, термин ERP исчезнет, а на рынке останется четыре-пять поставщиков (предположительно SAP, IBM, Microsoft и Oracle), предоставив остальным возможность заниматься разработкой специализированных приложений и сервисов.

Таким образом, если мы привыкли к существованию корпорации и некой корпоративной ERP-системы, выполняющей ряд определенных функций, то теперь предполагается, что платформы, сервисы и специализированные приложения максимально гибко охватят все структуры предприятия и все процессы.

При этом разработчики приложений приобретают особое значение для поставщиков платформ. У SAP в мире уже около 100 таких партнеров, есть они и в России, и постепенно их сеть будет расширяться.

Опрашивая российских менеджеров, исследователи выявили ряд расхождений с мировыми тенденциями. Среди 202 российских бизнесменов было 48% представителей высшего звена и 52% старших менеджеров малых, средних и крупных предприятий. Госсектор занимал 16%, ИТ и телекоммуникации — 7%, розничная торговля — 14%, тяжелое машиностроение — 3%, производство потребительских товаров — 6%, финансовые услуги — 13%. Как отметил Алексей Шлыков, в данном перечне отсутствует такая привычная для отечественного рынка позиция, как «нефтегазовая отрасль». Но Шлыков полагает, что она вошла в категорию «прочие».

Оценивая развитие бизнеса, российские руководители отметили те же основные факторы: консолидацию бизнеса, появление крупных конкурентов, необходимость быстрого реагирования и т. д. А вот при анализе стратегических приоритетов наши топ-менеджеры высказали несколько иные, чем во всем мире, взгляды. Во всем мире в перспективу российского рынка верит лишь 3,5% опрошенных, в Европе эта цифра чуть выше — 7%. Но российские респонденты ставят Россию на второе место, поскольку первенство, по мнению всех опрошенных, удерживает Китай.

Еще один аспект, связанный с корпоративным управлением в 2010 г. и вызвавший определенные расхождения, состоял в утверждении, что финансовая эффективность работы руководства будет оказывать влияние на способность компании заработать прибыль для акционеров. В России с этим согласились 78% опрошенных, в Европе — 57%, а в США — лишь 35%. Это, видимо, стало следствием ряда финансовых скандалов в США.

Говоря о роли ИТ, 44% российских руководителей (это на 11% ниже, чем европейский показатель) полагают, что ИТ станут в первую очередь инструментом конкуренции, а 56% — что ИТ по-прежнему останутся способом сокращения издержек. Это говорит о сохраняющемся стремлении наших руководителей выжить и укрепиться на рынке, чему может способствовать правильное распределение ресурсов. Но конкуренция их все же заботит.

Две точки зрения
Опрос Economist Intelligence Unit показал: наши соотечественники считают, что Россия идет следом за Китаем по экономической привлекательности, обновленные модели бизнеса важнее, чем новые продукты и услуги, а финансовая активность руководства поможет всем сотрудникам стать богатыми. В то же время американцы полагают, что все модели бизнеса уже перепробованы, а надеяться на финансовую активность руководителей довольно опасно.

Исследование показало, что:

  • 60% опрошенных называют грядущую консолидацию главной угрозой
  • 60% считают специализацию и инновации в области бизнес-процессов наиболее удачной стратегией, остальные выбирают диверсификацию бизнеса
  • 40% опасаются появления новых компаний и конкурирующих сегментов рынка
  • 82% руководителей утверждают, что в 2010 г. движущей силой бизнеса будет спрос, а не предложение

Версия для печати (без изображений)