Линус Торвальдс беседует с корреспондентом CRN/США Паулой Руни о ходе разработок ПО open source, своей новой должности в OSDL и личной жизни.

CRN: Каким вы были в детстве? Чем увлекались?

Линус Торвальдс: У меня были большие зубы, я одевался ужасно, был неуклюж. Кстати, большинство из нас были такими, я понял это уже потом. Я не припомню никаких увлечений, кроме книг и компьютера.

CRN: Каким образом вы подошли к самой идее open source и осознали ключевую роль распределенной разработки?

Л. Т.: Я не «подходил к идее», а занимался делом, которое мне нравилось. Я хотел поделиться с другими тем, что у меня получилось, и узнать их реакцию. Но я не хотел отдавать что-то просто так. Вся соль заключалась в приписке:«Вы можете делать с этим все, что захотите, но свои дополнения и исправления пришлите мне».

CRN: Считаете ли вы себя главным архитектором кода Linux и его ведущим разработчиком? Билл Гейтс, например, называет себя главным архитектором Windows.

Л. Т.: И да, и нет. Я бы сказал, что я «главный технический руководитель» или нечто подобное. Сегодня я меньше занимаюсь написанием кода, чем прежде, или меньше, чем некоторые наиболее активные разработчики. Поэтому я все более становлюсь техническим руководителем. Что касается архитектуры кода, то меня можно считать ее автором — это верно. Но в то же время нужно помнить, что в основу ОС заложены идеи, принадлежащие Брайану Кернигану, Деннису Ричи и Кену Томпсону из Bell Labs. Я построил архитектуру Linux на фундаменте старых идей, проверенных временем, так что правильнее считать меня не архитектором, а инженером Linux...

Не думаю, что звание главного архитектора Windows дает повод для гордости. К тому же я не уверен, что это чистая правда. Но если Биллу Гейтсу нравится такое звание — что ж, вряд ли найдутся желающие с ним спорить на эту тему. И вряд ли он станет называть сам себя ведущим программистом.

CRN: Похоже, что ваш наниматель OSDL установил под вашим руководством более формальный подход к разработке Linux. Насколько это связано с тяжбой, затеянной SCO, и какова ваша роль в реализации этого подхода?

Л. Т.: Я думаю, что если бы не шумиха, затеянная SCO, мы вряд ли сумели бы установить формальный контроль за процессом разработки. Теперь я хочу сделать так, чтобы через 10 лет, если очередная слабеющая компания попытается воспользоваться нашим трудом, мы были к этому гораздо лучше подготовлены.

CRN: Каковы преимущества формальной организации, когда спонсором выступает ведущая компания в сфере open source?

Л. Т.: Я нахожу формальный подход весьма полезным при работе с патчами. Намного легче стало найти их авторов. Это упрощает и поиск ошибок: когда мы знаем, что какой-то патч имеет дефект, можно быстро найти людей для его исправления.

CRN: Вам принадлежит торговая марка Linux. Что вы будете с ней делать?

Л. Т.: Я стремлюсь к тому, чтобы делать как можно меньше бумажной работы. Так что я планирую пригласить кого-нибудь, чтобы самому не решать эти проблемы изо дня в день. У меня есть только несколько пожеланий, а дальше кто-то будет решать все вопросы без меня.

CRN: Ваше любимое карманное устройство?

Л. Т.: Я ими не пользуюсь. Если устройство не влезает в мой карман, то это, возможно, настоящий компьютер. А карманное устройство таковым не назовешь.


Версия для печати (без изображений)