В последние годы, после проведенной в 2000—2001 гг. реорганизации, в результате которой тайваньская компания Acer Group отказалась от собственного производства компьютерной техники и сосредоточилась на маркетинге и продаже продуктов под маркой Acer, ее бизнес быстро развивается. Особенно больших успехов компания добилась в регионе ЕМЕА, в том числе и в России (см. CRN/RE № 10/2005, с. 28). В мае в Москве побывал Джанфранко Лянчи, с января 2005 г. являющийся президентом Acer Group. В интервью главному редактору CRN/RE Александру Плитману он рассказал о происходящих в Acer изменениях и об амбициозных планах по превращению компании в глобальную, входящую в тройку лидеров мирового рынка ПК.

CRN/RE: Какие из достигнутых Acer успехов вы считаете наиболее важными?

Джанфранко Лянчи: В числе самых значительных достижений я бы назвал то, что нам удалось занять очень сильные позиции на рынке ноутбуков во многих ведущих странах Западной и Восточной Европы. В 13 странах, в частности в Италии, Испании, Польше, Чехии и России, мы занимаем первое место по продажам ноутбуков. У нас также очень сильные позиции в Индии, а это крупнейший в мире рынок настольных ПК. Очень важны, на мой взгляд, и результаты, достигнутые в США. Еще пару лет назад мы были там довольно маленьким игроком, а в этом году планируем достигнуть объема продаж в 1 млрд. долл., то есть более чем удвоить их по сравнению с прошлым годом, когда наши продажи составляли 420 млн. долл.

CRN/RE: Намерена ли Acer Group расширять спектр своей продукции?

Дж. Л.: Уже сейчас наряду с нашими основными продуктами — компьютерами и мониторами — мы поставляем также цифровые камеры и мультимедийные проекторы. Вскоре представим ЖК-телевизоры. Если говорить о перспективах, то мы активно работаем в области цифровой конвергенции между ПК и бытовой электроникой (телевизоры, аудиотехника и т. д.). Сегодня это совсем маленький сегмент рынка, но через два-три года он станет очень крупным. В то же время Acer — это ПК-компания, и мы хотим остаться ПК-компанией.

CRN/RE: Какова сейчас доля России в бизнесе Acer в ЕМЕА, и какой вы ее видите в ближайшие годы?

Дж. Л.: Еще несколько лет назад доля российского рынка была весьма небольшой, но сейчас она растет. Я думаю, к концу текущего года Россия выйдет на шестое или седьмое место по объему продаж Acer в ЕМЕА, и ее доля составит 4—5% продаж в этом регионе. В ближайшие два-три года наши продажи в России также будут быстро расти — во-первых, это очень большая страна, во-вторых, темпы роста рынка здесь значительно выше, чем в странах Западной и Восточной Европы. Мы ожидаем, что в течение четырех-пяти лет Россия войдет в пятерку крупнейших ИТ-рынков Европы.

CRN/RE: Каковы цели вашего нынешнего визита в Москву?

Дж. Л.: Ровно год назад мы проводили в Москве пресс-конференцию, на которой объявили о некоторых наших результатах в регионе ЕМЕА и о планах в России. В частности, мы заявили, что планируем выйти на первое место по продажам ноутбуков. На этот раз мы можем не только рассказать о наших новых планах на мировом рынке и в ЕМЕА, но и сообщить, что свое слово сдержали — Acer теперь № 1 в России по ноутбукам. Кроме того, удалось добиться очень хороших результатов по мониторам, а также по настольным ПК. Как я уже говорил, мы полагаем, что в ближайшие годы Россия станет одним из важнейших рынков в Европе, и это еще одна причина для приезда в вашу страну. А поскольку мы строго придерживаемся непрямой модели продаж, то для нас очень важны контакты с партнерами, важно расширение канала сбыта — увеличение числа реселлеров и розничных магазинов, продающих продукцию Acer.

CRN/RE: В середине 90-х годов компания Acer организовала в Финляндии сборочное производство ПК для России и других стран СНГ. Не планируется ли сейчас какое-либо «спецпредложение» для нашей страны, например в области производства, разработки ПО и так далее?

Дж. Л.: Прежде всего я хочу сказать, что наша компания не занимается производством, поскольку добавленная стоимость в производстве очень мала. Все ноутбуки Acer собираются в Китае, как, впрочем, и ноутбуки многих других ведущих поставщиков. Окончательную досборку наших настольных ПК для всех стран Европы мы производим на заводе в Чехии, но он не принадлежит Acer. И у нас нет планов создавать подобные производства в других странах. Может быть, когда-нибудь в будущем это производство и переместится из Чехии дальше на восток, например на Украину или даже в Россию, но в любом случае это будет решение той компании, которая владеет этим заводом.

Что касается ПО, то в настоящее время 100% необходимых нам программных продуктов разрабатывается на Тайване. У Acer есть отдел исследований и разработок, в котором занято около 300 сотрудников и который занимается как аппаратными средствами, так и программными решениями в рамках нашей концепции Empowering Technology. Мы ведем также некоторые разработки в Дубае и присматриваемся к Индии. Пока у нас нет никаких конкретных планов сотрудничества с Россией в этой сфере, хотя я знаю: здесь есть очень сильные и эффективные разработчики ПО. Возможно, в будущем мы рассмотрим этот вопрос.

CRN/RE: С января этого года вы являетесь президентом Acer Group. Какие аспекты бизнеса находятся в сфере вашей ответственности, и как делится ваше время между разными точками мира?

Дж. Л.: В моем ведении находятся практически все аспекты бизнеса Acer Group, но в первую очередь развитие брэнда Асer — выпуск продуктов, финансовые и кадровые вопросы, маркетинговые коммуникации и прочее. Каждый месяц я обязательно приезжаю примерно на неделю на Тайвань, совершаю также поездку в США, но большую часть времени провожу в регионе ЕМЕА.

CRN/RE: Каких изменений в связи с вашим назначением можно ожидать в стратегии Acer?

Дж. Л.: Наша стратегия была сформулирована три-четыре года назад, и мы быстрыми темпами и успешно реализуем ее в регионе ЕМЕА, в США, а также, более постепенно, в других регионах мира. Поэтому никаких стратегических изменений ожидать не стоит. Для Acer важно, оставаясь ПК-компанией, стать еще более международной и глобальной, чем сегодня. Причем глобальной не только с точки зрения продуктов и каналов сбыта, но и с точки зрения распределения наших кадровых ресурсов, функционирования нашей ИС, ведения финансовой деятельности в соответствии с принятыми международными стандартами бухгалтерской отчетности. Мы начали эту трансформацию года два назад, и сейчас она продолжается.

CRN/RE: Меняется ли персональный состав высшего руководства Acer Group, растет ли число топ-менеджеров из других стран?

Дж. Л.: Если говорить о высшем менеджменте компании, то в ее исполнительном комитете уже сейчас примерно половина не являются тайваньцами. В середине июня состоялось очередное собрание акционеров Acer Group, на котором был избран новый совет директоров, состоящий из семи членов и двух наблюдателей. В качестве директоров в него вошли итальянец Пьер Карло Фалотти (независимый иностранный эксперт) и я. А это уже неплохой показатель. Так что и с точки зрения управления компанией процесс глобализации уже идет.

CRN/RE: Можно ли сказать, что предпринимаемые сейчас шаги по превращению Acer Group в глобальную компанию — это уже вторая попытка? Ведь, насколько мне известно, в середине 90-х годов подобные усилия тоже предпринимались, и Acer входила в десятку крупнейших мировых производителей ПК, занимая, кажется, шестое или седьмое место. Но затем вследствие тех или иных причин потеряла эти позиции.

Дж. Л.: Нет, тогда была совершенно иная ситуация, поскольку в 90-е годы Acer была крупным производителем компьютеров, и преобладающая часть нашего бизнеса заключалась в выпуске настольных ПК и ноутбуков под нашей собственной маркой и по ОЕМ-контрактам для других компаний. Но продвижение брэнда Acer не являлось доминирующим направлением. Будучи крупной производственной компанией с хорошими позициями в международных рейтингах, мы имели большое количество персонала, в основном на Тайване. Подобная компания не может стать поистине глобальной, так что мы оставались локальным игроком. В 2000 г. мы полностью отказались от производственной деятельности, и теперь 100% нашего бизнеса — это продвижение брэнда Acer. Именно сейчас Acer превращается в глобальный брэнд, и 99% усилий приходится прилагать на мировом рынке, потому что остров Тайвань — это очень маленький рынок. Поэтому применительно к нашей нынешней стратегии нельзя говорить о второй попытке — это первая попытка превращения Acer в глобальную компанию.

Я уверен, что сейчас этот процесс пойдет еще быстрее, чем в последние годы. Acer Group уже стала очень крупным игроком на мировом рынке ПК, но мы стремимся подняться еще выше и в течение следующих двух лет стать на этом рынке компанией № 3. Наш оборот превысит 10 млрд. долл., а в индустрии ПК большие масштабы — это ключевой фактор успеха.


Версия для печати (без изображений)